Читая между строк Ларри Фельдмана. Гражданский иск к Арвизо?

Мы продолжаем читать речь Ларри Фельдмана и рассказывать историю обвинений 1993 и 2003 годов так, как это было на самом деле, а не так, как Фельдман представил ее на семинаре «Frozen in Time». Поскольку искажение правды Фельдманом происходит всего лишь из простого опущения или умалчивания необходимых фактов, наша история намного длиннее, чем его «укороченная» версия.

Сегодняшняя часть будет особенно длинной, поскольку она хорошо задокументирована, и газеты фактически сами рассказывают всю часть этой истории.

ЕЩЕ ОДИН ГРАЖДАНСКИЙ ИСК В 2003?

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН: «Когда я был нанят, дело 1993 года было главной темой обсуждений в газете Los Angeles Times. Это дело было в каждом местном выпуске теленовостей. Это была главная история. Чтобы освежить ваши воспоминания, я напомню: в этом деле мальчик был направлен в Детскую Службу его психиатром, который доложил о растлении. Детская Служба, как большинство из вас знают, получает конфиденциальный отчет. По закону, если кто-то сообщает о растлении, психиатры обязаны об этом сообщать, и это признание должно было остаться полностью, на 100% конфиденциальным. Но кто-то получил доступ к этому документу, и он просочился в прессу, так что СМИ получили его до того, как делом начали заниматься адвокаты.»

«Кто-то получил доступ к этому документу, и он просочился в прессу»??? Я действительно удивлена, что такой опытный юрист, как Ларри Фельдмандо сих пор не знает, как все эти утечки информации произошли в августе 1993 года. Хотя отчет был сделан DCFS (Департамент по делам детей), он также был доступен и для полиции, так что утечка информации могла произойти и через них тоже:

Лиза Д. Кэмпбелл говорит:

На самом деле Департамент полиции Лос-Анджелеса мог оказаться одним из самых больших источников утечек информации во всем расследовании. Всего за несколько дней в двух таблоидных телепередачах появились копии конфиденциальных документов по этому делу из Департамента по делам детей округа Лос-Анджелес. Каждое шоу заплатило более $ 10,000 за копии этих документов.(«Самый темный час Короля поп музыки», 1994, с.30)

Морин Орт видимо была ближе к источнику информации, так как в январе 1994 года она написала: http://www.vanityfair.com/magazine/archive/1994/01/orth199401?currentPage=8

Пелликано подозревал, что агенство «Сплэш» знало первоначальный источник утечки информации из конфиденциального доклада Департамента по делам детей. Этот доклад заполучила Дайан Даймонд из «Хард Копи», а потом он попал в «Сплэш» так быстро, что ввиду разницы во времени между Англией и Калифорнией, покупатель «Сплэш», лондонский таблоид «The Sun», сообщил о нем первым в мире: «Джексон использовал меня как секс-игрушку». «Сплэш» не раскрывали, сколько они сами заплатили за этот документ — предполагают, что сумма была в районе $ 30 000 — и он сумел продать этот доклад… Доходы от этой продажи составляет чистую часть тех $100 000, которые «Сплэш» заработал на данный момент с истории Майкла Джексона.

LA Times пишет, что Департамент по делам детей и полиция приструнили своих сотрудников из-за утечки:

Несанкционированные утечки информации со стороны следователей, работающих с этим делом, произошли в начале этой недели, и их задача по контролю информации стала еще тяжелее из-за готовности некоторых СМИ платить за информацию.(The Times не платит за информацию.) Сотрудники полиции и Детской службы пресекли деятельность своих сотрудников. http://articles.latimes.com/1993-08-28/news/mn-28760_1_michael-jackson

Позже LA Times также получила копии обоих допросов: допроса Департамента по делам детей, и допрос полиции:

Копии допросов мальчика полицейскими и социальными работниками были получены «The Times», и они включают детальные, подробные описания предполагаемых сексуальных домогательств со стороны Джексона.

Мальчик сказал, что он и его отец встретились с Джексоном и адвокатами Джексона «и предъявили ему обвинения в попытке добиться урегулирования и избежать судебного слушания.»(так как они никогда не хотели никакого судебного разбирательства).

http://articles.latimes.com/1993-08-25/local/me-27679_1_child-abuse-investigations

LA Times получили документы дела, где, помимо всего прочего, рассказано о вражде между полицией Лос-Анджелеса и Департаментом по делам детей — полиция препятствовала Департаменту по делам детей в их расследовании по причинам, не указанным в файле:

Два основных ведомства, участвовавших в этом деле – Окружной Департамент по делам детей и полиция Лос-Анджелеса — враждовали за контроль над этим делом, в то время как Пелликано агрессивно вел расследование от имени певца.

Перепалка между полицейским управлением Лос-Анджелеса и Департаментом по делам детей возникла в первый же день расследования. Департамент по делам детей получил первоначальную жалобу от психотерапевта мальчика и проинформировал бюро полиции Лос-Анджелеса, которое и направило своих сотрудников на беседу с мальчиком.

По причинам, не указанным в материалах дела, сержант полиции Лос-Анджелеса по имени Томас Л. Феликс потребовал, чтобы Департамент по делам детей прекратил свое расследованиеВ результате социальный работник «не смог провести беседу с отцом, матерью, братом или сестрой.»

Тем не менее, несмотря на попытки полиции Лос-Анджелеса заставить Департамент по делам детей прекратить это дело, социальные работники возобновили свое расследование. В настоящее время проводятся совместные опросы возможных жертв. Однако отношения между полицией Лос-Анджелеса и Департаментом по делам детей остаются напряженными, и некоторые полицейские источники обвиняют своих коллег в утечке информации в средства массовой информации.

В штаб-квартире Департамента по делам детей один источник, близкий к этому делу, рассказал, что следователи ходили от стола к столу, ища украденные копии файлов Департамента по делу Джексона. «Все рвут свои копии и спускают их в унитаз, — сказал источник. — Тут как в гестапо. Все напуганы до смерти… Было ясно, что кто-то сливает информацию, и что это должно быть прекращено.»

Остальная часть статьи уводит нас немного в сторону от основного сюжета, но несколько моментов здесь настолько интересны, что я оставлю их здесь:

Это дело также привлекло внимание к отцу 13-летнего мальчика из-за его роли в выдвижении обвинений. Отец — известный стоматолог, среди его пациентов председатель «Paramount Pictures» Шерри Лансинг и актер Кристиан Слейтер. Как сообщается, он стремился работать в кинобизнесе.

В четверг «The Hollywood Reporter» написали, что отец безуспешно пытался получить $ 20 миллионов от суммы, выделенной «Sony Corp.» для производства и финансирования фильмов в рамках их прибыльной сделки с Джексоном. По-видимому, у него ничего не вышло.

http://articles.latimes.com/1993-08-27/news/mn-28516_1_jackson-case

Тот факт, что Эван Чандлер знал о прибыльном $ 40 млн. соглашении Майкла с Sony и хотел $ 20 млн., как «свою половину» для создания фильмов, был подтвержден художником Дэвидом Нордалом, которого был свидетелем происходящего:

Я работал над эскизами для его кинопроизводственной компании, называемой «Lost Boys Productions»… «Sony» дала ему (Майклу) 40 миллионов долларов, чтобы начать эту производственную компанию. И отец этого маленького мальчика (Эвана Чандлера)который ..считал себя голливудским сценаристом и будучи другом Майкла, поскольку его сын был другом Майкла, — этот парень предполагал, что Майкл сделает его партнером в кинопроизводственной компании, вот откуда взялась цифра в 20 миллионов долларов. Он хотел получить половину денег от «Sony!. Это было доказано. Это было вымогательство.….

http://www.reflectionsonthedance.com/interviewwithdavidnordahl.html

Удивительно, но Рэй Чандлер также подтверждает, что его брат ожидал работу в кинопроизводственной компании Майкла. Разговор между Эваном Чандлером и его женой Натали из «Все что блестит» идет именно об этом:

— Он [Джорди] также сказал мне, что Майкл хочет дать мне работу в своей производственной компании.

— Ты думаешь принять его предложение?

— Я не знаю. А ты что думаешь?»

— Ты не будешь счастлив, я знаю тебя. Ты будешь жить под его каблуком.

— Возможно, ты и права, но я не хочу ранить его чувства. (Эван не может отказаться от этой работы, потому что это заденет чувства Майкла? О, Боже!)

— А Джорди, ты собираешься сказать ему, что он тоже не может здесь жить?

— Это самое трудное. Я бы хотел, чтобы он жил с нами. Это он попросил Майкла дать мне работу, чтобы мы все могли быть вместе. Я не знаю, что делать…

Итак, Джордан Чандлер попросил Майкла дать его отцу работу в его кинопроизводственной компании? Давайте, помня об этом, вернемся к вражде между полицией и Департаментом по делам детей.

Реальная причина, по которой полиция препятствовала расследованию Департамента по делам детей, была в том, что они, будучи экспертами в расследовании обвинений в насилии над детьми, не хотели делать поспешных выводов в случае Джордана. Через неделю после заявлений Джордана «The LA Times» сообщила мнение одного из топ-менеджеров Департамента по делам детей (25 августа 1993 года):

Дин Тилтон-Дерфи, исполнительный директор Межведомственного совета округа Лос-Анджелес по вопросам насилия над детьми и безпризорности, предупредила, что многие из следователей могут опережать события.

«Подобные расследования проводятся тысячи раз в год… Пока еще преждевременно придавать этому большое значение, поскольку знаменитости уязвимы для вымогательства», — сказала Тилтон-Дерфи, которая повидала много необоснованных обвинений, выдвинутых против знаменитых артистов.

Из 2,9 миллионов сообщений о насилии над детьми, сделанных в стране в 1992 году, только около 40% были обоснованы, сказала она.

Власти обязаны расследовать все заслуживающие доверия заявления о физическом или сексуальном насилии над детьми, которые они получают, но такие расследования должны оставаться конфиденциальными до предъявления уголовных обвинений.

http://articles.latimes.com/1993-08-25/local/me-27679_1_child-abuse-investigations

Такие расследования должны оставаться конфиденциальными до предъявления уголовных обвинений? То есть, эти люди, которые рассматривали так много ложных сообщений о насилии над детьми ежегодно, конечно должны были знать, как защитить частную жизнь тех, кто был обвинен ложно, пока дело расследуется? Могли ли они действительно быть теми, кто допустил утечку информации в прессу? Я сомневаюсь в этом.

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН: «Юный обвинитель 1993 года невероятно подробно описал свои отношения с Майклом Джексоном, как они начались, как переросли в сексуальные отношения. Он очень подробно описал начало отношений, как они переросли в физические действия со стороны Майкла Джексона, как это стало лаской, как это стало оральным сексом, как это стало мастурбацией. И он рассказал всю эту историю в мельчайших подробностях.»

Вот что я заметила о Ларри Фельдмане — когда речь заходит о существенных вещах, которые нам нужно знать о деле, он не говорит о них; когда речь заходит о какой-то абсолютно ненужной информации, которой СМИ кормили нас десятилетиями, он снова и снова забивает ей наши головы. Для чего повторять все это на семинаре перед полной аудиторией юристов, в том числе перечислять «мельчайшие подробности»? Или он пользуется случаем, чтобы вбить эту «информацию» всем в головы, чтобы никто никогда не усомнится в официальной версии событий?

Я подозреваю, что он хочет начать все сначала….

Ларри Фельдман: «С другим мальчиком было не так. У другого мальчика был рак 4 степени, и он никогда не раскрывал всех подробностей. Он рос в семье, которая распалась, его родители развелись. Когда эта семья пришла ко мне, они до этого не обращалась ни в Детскую Службу, ни к психиатру, ни в полицию, ни к окружному прокурору. Таким образом, в первом случае общественность была в курсе еще до того, как кто-либо из юристов начал заниматься этим делом, а во втором случае подробности дела никому не разглашались. Поэтому можно сказать, что эти два обвинения были полностью противоположны в плане их представления общественности.»

Помимо подтверждения, что именно он был отправной точкой для обвинений Арвизо (спасибо, г-н Фельдман), адвокат стремится объяснить здесьпочему Гэвин Арвизо и не подозревал, что его домогались, пока он не встретил Фельдмана — старого доброго джентльмена.

Маленький застенчивый мальчик играет в футбол
Маленький застенчивый мальчик играет в футбол.

Фельдман намекает на то, что бедная жертва была настолько больна и запугана, что не могла заставить себя раскрыть правду. Этот мальчик был таким застенчивым в общении, что декан его школы рассказывал о нем присяжным следующее:

Джеффри Альперт, бывший декан средней школы Берроуза в Лос-Анджелесе, сказал, что у мальчика регулярно были проблемы с учителями из-за его агрессивного поведения.

На допросе, проводимом Мезеро, обвинитель признал, что у него были дисциплинарные проблемы в средней школе, и что многие учителя делали ему замечания за то, что он разговаривал с на уроках, не делал домашнее задание, ввязывался в драки и вел себя вызывающе.

Он также сказал Джеффри Альперту, что в Неверленде с ним никогда не случалось ничего плохого. «Он сказал мне, что Майкл ничего с ним не делал», свидетельствовал он .

http://articles.latimes.com/2005/mar/15/local/me-jackson15

Стюардесса Синтия Белл также заметила, каким «застенчивым» был Гэвин:

«… Обвинитель был груб и требователен в течение всего полета, в один момент он стал кидаться едой, бросать картофельным пюре во врача Джексона. «Он вел себя так, будто я его горничная», сказала Белл. http://edition.cnn.com/2005/LAW/03/30/jackson/index.html

«Он был необычайно груб, невежлив, — свидетельствовала она. — Я помню, как он хвастался тем, что получил от Майкла в подарок очень дорогие часы… Он был просто невыносим. Когда я подавала ему еду, он говорил: «Это остыло. Это подано не так, как должно быть». Вообще, мне было стыдно, что он оказался на борту.»

Она сказала, что мальчик был постоянно груб, кроме тех случаев, когда слушал музыку. На допросе у Мезеро она рассказала, что мать мальчика знала о его грубом поведении и не останавливала его. У мальчика было очень много необоснованных жалоб.

«Я хочу капустного салата. Подайте его на отдельной тарелке». …Он был очень требователен на протяжении всего полета», — сказала она.

Она сказала, что в какой-то момент обвинитель Джексона бросил картофельное пюре в спящего врача, который летел с Джексоном. «С самого начала бросание пюре не было игрой. Как можно бросать картофельного пюре в спящего человека?» — сказала она. http://www.usatoday.com/life/people/2005-03-30-flight-attendant_x.htm?csp=34

Бретт Ратнер тоже сказал о Гэвине Арвизо несколько слов, когда разговаривал с Роджером Фридманом:

«[Мальчик] сидел в моем режиссерском кресле. Когда я велел ему встать, он послал меня к черту! — Он часто говорил мне: «Брет, мне не нравится последний кадр», — когда смотрел, как мы снимаем фильм. Он говорил мне, как я должен делать мой фильм! Он гораздо более ушлый, чем я был в его возрасте. Если попытаться его приласкать, он ударит кулаком в лицо. Он взрослый человек. Я надеюсь, что присяжные это увидят.»

http://site2.mjeol.com/mjeol-bullet/former-guard-says-jackson-s-innocent-bullet-111.html

Майкл Кардоза, бывший прокурор округа Аламеда, присутствовавший на процессе, подытожил: «Он был дерзким с учителями, и вдруг внезапно с Майклом Джексоном он стал пассивным?»

Вот каким был этот больной и запуганный мальчик, который осознал «правду» только после встречи с великими специалистами по человеческим отношениям -адвокатом Ларри Фельдманом и психологом доктором Кацем! И только благодаря своему чуткому подходу и уникальным методам они дотронулись до души этого испуганного малыша? Что ж, я всегда говорю, что для любой работы нужны настоящие профессионалы…

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН: «В первом случае все было просто, потому что этот мальчик был подвергнут суровой критике, и не мог справиться с существующими обстоятельствами. Во втором случае был мальчик, больной раком, в какой-то момент он почти умирал. Он не мог принимать решения, это делали его родители. У него была четвертая стадия рака, и вот теперь этот ребенок должен был решить, и его родители должны были решить, должны ли они что-то сделать, должны ли они пойти в полицию, должны ли они пойти к окружному прокурору, должны ли они обратиться в службы по делам несовершеннолетних. Таким образом, родители принимают решения, которые влияют на жизнь их детей. Это невероятная ответственность, помочь этим детям.»

Я не знаю, почему Джордан Чандлер не смог «справиться с существующими обстоятельствами», хотя с таким отцом, кто знает, может быть действительно не смог бы… но остальная часть речи Фельдмана направлена на то, чтобы снова вызвать сострадание к бедным Арвизо и объяснить непрекращающиеся несоответствия в их поведении. Поскольку процесс принятия решений у Арвизо действительно шел долгим и извилистым путем, давайте посмотрим на его основные этапы:

14-27 февраля, когда Департамент по делам детей и Департамент полиции Лос-Анджелеса проводили совместное расследованиесемья еще не помнила о домогательствахДепартамент по делам детей пришел к выводу, что эти утверждения были необоснованными, а Департамент полиции Санта-Барбары закрыл свое двухмесячное расследование, длившееся с 18 февраля по 16 апреля 2003 года.

Социальные работники специальной Группы Особых Случаев Департамента по делам детей дали свои показания об их беседах с членами семьи Арвизо в феврале 2003 на суде в 2005 году:

Социальный работник по делу Джексона говорит, что она не обнаружила признаков растления.

Опытный социальный работник показал во вторник, что она исследовала обвинения относительно того, что обвинитель Майкла Джексона претерпел сексуальное насилие, но не видит оснований полагать, что случай имел место быть.

Ирен Петерс, социальный работник с 30-летним опытом работы Департамента ребенка и семьи в округе Лос-Анджелес, рассказала присяжным, что она исследовала случай после жалобы, которая была подана в ее офис после документального фильма, который был показан в феврале 2003 года.

Выступая на стороне защиты, г-жа Питерс говорит, что она и двое ее коллег беседовали с обвинителем, его братом и сестрой и матерью в Лос-Анджелесе в квартире друга матери и им сказали, что дети не были подвергнуты домогательствам или сексуальному насилию.

… Она спрашивала, прикасался ли г-н Джексон к нему сексуально. «Он стал расстроенным, — свидетельствовала г-жа Питерс . — Сказал: « Все думают, что Майкл Джексон приставал ко мне. Он никогда не прикоснулся ко мне». Он был очень расстроен из-за этого».

Она сказала, что поведение подростка было «веселым, он говорил охотно» и что «было очевидно, что он доволен проявленным к нему вниманием». Она добавила, что он не был замкнутым или недоверчивым — поведение, свойственное для жертв сексуального насилия.

Г-жа Питерс и ее руководитель, Карен Уолкер, показали, что мать обвинителя никогда не жаловалась на то, что ее удерживали против ее воли на ранчо, как утверждает обвинение, несмотря на многочисленные возможности для этого.

Наоборот, оба социальных работника сказали, что мать неоднократно выражала свое неудовольствие из-за того, что документальный фильм Башира показал лицо сына без ее разрешения и обратилась за помощью, чтобы убедить мистера Джексона, отправить ее детей в частную школу из-за нежелательного внимания средств массовой информации .

«Ее основная жалоба заключалась в том, что она почувствовала, что дети были сняты без ее согласия, и что ей следовало с этим делать», сказала г-жа Питерс.

Она и г-жа Уокер встретились с матерью и разговаривали с ней несколько раз по телефону в феврале и марте, когда семья говорит, что была в плену. 1 апреля 2003 года социальные работники случайно пересеклись с матерью и ее детьми в ресторане в Лос-Анджелесе, и не было упомянуто о домогательствах или содержании в плену, сказали они.

«Я спросила, как поживают дети , и она сказала, что они поживают хорошо, исключая то, что они пропустили много в школе».

«Я бы позвонила», сказала г-жа Питерс , обращаясь к полиции, «если бы были какие-либо сомнения в том, что злоупотребление происходило. Мы были бы в суде по делам детей «.

Показания, данные во вторник подчеркнули, как трудно будет доказать, что мистер Джексон решил приставать к мальчику в тот самый момент, когда средства массовой информации, полиция и социальные работники тщательно проверяли его на предмет именно этого преступления. (Шарон Ваксман 18 мая 2005)
http://select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=FB081EFB3D5D0C7B8DDDAC0894DD404482&fta=y&incamp=archive:article_related

Согласно архиву новостей Санта-Барбары («The Jackson Trial: двоюродный брат обвинителя опровергает обвинения в отношении алкоголя») Джанет Арвизо позже утверждала, что социальные работники просто не сделали необходимых записей, однако это было опровергнуто Томом Снеддоном, который сказал, что отчет был в его распоряжении:

Социальные работники не делали записей и не подавали отчетов, потому что опасались, что мистер Джексон подаст на них в суд. Тем не менее, и адвокат защиты Роберт Сэнгер, и окружной прокурор округа Санта-Барбара Тома Снеддона — имели на руках копию официального отчета, заполненного социальными работниками. (Естественно, и у полиции была копия этого отчета. На этот раз утечка информации была не в их интересах.)

Уильям Дикерман
Уильям Дикерман

На момент интервью, 21 февраля 2003, Джанет Aрвизо консультировалась у адвоката Уильяма Диккермана, давнего поверенного своего друга Джеми Массада. Она пыталась добиться, чтобы имя мальчика и его фотографию удалили из международной публикации и посещала его несколько раз, но позже она стала утверждать, что в это время вся семья была «заложниками» в Неверленде:

«Мать, ее дети и г-н Масада встречались четыре раза с г-ном Диккерманом — либо в офисе адвоката или в комедийном клубе — в период, в который, как семья утверждала позже, они были в заложниках на ранчо Джексона.»

http://www.ew.com/ew/article/0,,1043690,00.html

Со слов Дикермана, мать хотела, чтобы он написал письма телеканалам, которые транслировали фильм, и потребовал, чтобы они прекратили использовать образ ее сына. В следующем месяце, после того как отношения семьи с Джексоном прекратились и они навсегда покинули его ранчо Неверленд, Дикерман сказал, что он также начал отправлять письма Марку Герагосу, в то время адвокату Джексона.

Дикерман признал, что в письмах, которые он писал Герагосу весной 2003 года, он не упоминал об обвинениях в растлении малолетних или употреблении алкоголя, или о том, что семья утверждала, что ее удерживали против ее воли в Неверленде.

Он сказал, что никогда не звонил в полицию, чтобы сообщить о каких-либо нарушениях со стороны Джексона. Он сказал, что однажды звонил в департамент шерифа Санта-Барбары, чтобы проверить ход расследования, инициированного Кацем и Фельдманом.

http://edition.cnn.com/2005/LAW/03/30/jackson/index.html

Дикерман сказал, что он немедленно начал двойную работу от имени своих новых клиентов: забрать их личную собственность из дома Джексона после того, как их отношения испортились, и помешать людям Башира повторно транслировать программу, потому что мать утверждала, что она никогда не соглашалась на показ лица своего сына.

Далее Дикерман говорит, что позже он начал понимать, что семье нужен более опытный адвокат, представляющий их интересы против Джексона.

http://edition.cnn.com/2005/LAW/03/31/ctv.jackson/index.html

Скорее всего, именно воспоминания о многомиллионном соглашении 1993 года вдохновили Арвизо и их адвоката Дикермана сделать следующий шаг в мае 2003 года — обратиться к Ларри Фельдману:

В мае того же года, — сказал Дикерман, — он передал дела семьи мальчика адвокату Ларри Фельдману, который десять лет назад представлял интересы другого мальчика из Лос-Анджелеса, и после обвинений Джексона в растлении добился выплаты миллионов в качестве судебного урегулирования.

Дикерман сказал, что передал дело Фельдману, потому что «я знал, что он был самым компетентным парнем в делах касаемо Майкла Джексона.»

Дикерман также сказал, что у них с Фельдманом было соглашение о разделе любых доходов от судебного процесса против Джексона, если семья подаст иск. — Мы держались вместе. У меня с мистером Фельдманом была договоренность о разделе гонораров, — сказал Диккерман.

http://articles.latimes.com/2005/mar/31/local/me-jackson31

Обвинитель, который в документальном фильме держался за руки с Джексоном, на суде заявил, что первый случай растления произошел после записи видео-опровержения .

С явным недоверием, Мезеро заявил, что обвинения в растлении возникли только после визита семьи к адвокату Уильяму Дикерману, который передал их адвокату Ларри Фельдману, добившемуся многомиллионного урегулирования для семьи, которая обвиняла Джексона в растлении малолетнего в 1993 году.

«Вы обратились к двум адвокатам и психологу, прежде чем обратиться в полицию, не так ли?» — спросил Мезеро .

http://articles.latimes.com/2005/mar/11/local/me-jackson11

Итак, обвинения были выдвинуты только после того, как семья связалась с Ларри Фельдманом в мае 2003. И между Фельдманом и Кацем возникали некоторые противоречия относительно того, кто «первым услышал рассказ жертвы».

Ларри Фельдман говорил, что все лавры за восстановление памяти Арвизо принадлежат доктору Кацу, и в один момент даже утверждает, что семья встретилась с психологом до того, как обратиться к нему, а психолог утверждал, что все было наоборот – сначала семья пришла к Ларри Фельдману со своим рассказом, а доктору Кацу оставалось только определить, являются ли их обвинения достоверными или нет.

The LA Times рассказывает версию событий, изложенную Фельдманом:

Дела семьи были переданы Фельдману в 2003 году адвокатом из Лос-Анджелеса Уильямом Дикерманом. По свидетельству Фельдмана, речь шла о том, следует ли принимать меры против телеканала ABC, британского тележурналиста Мартина Башира и других возможных обвиняемых.

Разговаривая с мальчиком, его братом, старшей сестрой и их матерью, Фельдман сказал, что он понял, что они уже обсуждали свои переживания в Неверленде с психологом Стенли Кацем. Фельдман консультировался с Кацем по предыдущим делам, включая судебный процесс 1993 года против Джексона.

Когда Кац пришел к выводу, что Джексон совершил сексуальное насилие в Неверленде, психолог и Фельдман сообщили об этом социальным работникам Лос-Анджелеса и прокурорам округа Санта-Барбара, Фельдман также дал показания. Этот доклад и послужил толчком к возбуждению дела.

http://articles.latimes.com/2005/apr/02/local/me-jackson2

А в архиве новостей Санта-Барбары говорится, что Доктор Кац только подтвердил то, что Ларри Фельдман уже услышал от семьи:

Согласно показаниям доктора Каца, обвинения предполагаемой жертвы против мистера Джексона были сначала сделаны адвокату семьи по гражданским делам Ларри Фельдману, который и направил мальчика к доктору Кацу.

— …адвокат семьи мальчика по гражданским делам Ларри Фельдман, возможно, был первым, кто услышал обвинения мальчика. Мистер Фельдман, который был посредником в многомиллионном урегулировании дела о растлении малолетних в 1993 году против артиста, позвонил доктору Кацу, который также участвовал в деле 1993 года, и попросил его поговорить с мальчиком.

«Он попросил меня провести беседу с несовершеннолетним, чтобы убедиться в правдивости этих заявлений», — сказал доктор Кац.

(DAWN HOBBS 18 августа, 2004)

Значит, большая заслуга в восстановлении памяти Арвизо все-таки принадлежит Ларри Фельдману? Интересно, что он никогда в этом не признаётся…

Интересно, сохранились ли где-нибудь записи их показаний? К сожалению, на сайте Smoking Gun их нет, поэтому для получения подробных свидетельств мы должны полагаться в основном на средства массовой информации.

CNN сообщает, что Фельдман платил доктору Кацу 300 долларов в час за его интервью и просил его не делатьуглубленного анализа того, действительно ли имело место насилие.

По какой-то интересной причине сторона обвинения также не спрашивала о каких-либо подробностях в течение судебного процесса 2005 года, и это не позволило Томасу Мезеродолжным образом допросить доктора Каца – он должен был ограничиться только кругом вопросов, задаваемых стороной обвинения:

В среду Кац рассказал присяжным, что Фельдман платил ему 300 долларов в час за оценку заявлений семьи о растлении малолетних.

Доктор подробно свидетельствовал на заседании Большого жюри о проведенных им беседах с Арвизо, но в эту среду прокуроры провели только краткий прямой допрос, не уточняя деталей тех бесед, тем самым всего лишь подтвердив его присутствие в повествовании.

Кац также признал, что его оценка обвинителя Джексона и его семьи была поверхностной, и что его не просили провести углубленное психологическое расследование с тем, чтобы точно определить, имело ли место растление.

http://edition.cnn.com/2005/LAW/03/31/ctv.jackson/index.html

Кац свидетельствовал, что в мае и июне 2003 года он провел восемь бесед с обвинителем, его матерью, братом и сестрой. Он не стал вдаваться в подробности того, что ему рассказали.

Однако после интервью он сказал, что сообщил Ларри Фельдману — адвокату, который нанял его, чтобы «помочь разобраться» в обвинениях семьи — что они должны сообщить властям о предполагаемом растлении.

Краткий допрос Каца стороной обвинения ограничился тем, что адвокат защиты Томас Мезеро-младший мог задать на перекрестном допросе только вопросы в пределах прямого допроса обвинения.

http://edition.cnn.com/2005/LAW/03/30/jackson/index.html

Подробности показаний Стенли Каца разбросаны по разным источникам, и из различных фрагментов я поняла, что все же прежде чем семья обратилась к доктору Кацу, они обратились к Ларри Фельдману с гражданским иском.

Сайт MJEOL говорит:

Если вы помните, прокуратура и сторонники обвинения изо всех сил старались убедить людей, что причина, по которой семья не подала гражданский иск, заключалась в том, что они не хотели денег от Джексона. Что ж, новая информация опровергает эту ложь. И исходит эта информация от психолога, нанятого Фельдманом, чтобы «подтвердить» обвинения в растлении.

Майк Тайбби из NBC раскрыл больше информации, найденной в документах, полученных ими ранее. Психолог Стэн Кац рассказал следователям Санта-Барбары в июне 2003 года об обвинителе и его братьях и сестрах следующее:

«Мистер Фельдман на самом деле направил этих детей ко мне, потому что они пришли к нему чтобы начать судебный процесс, иск должен подать Фельдман… Я не могу сказать,являлись ли деньги мотивом для матери… я имею в виду, определенно, они относились к необеспеченным семьям».

Архив новостей Санта-Барбары подтверждает, что Ларри Фельдман рассматривал еще один гражданский искпротив Майкла Джексона:

Клинический психолог сообщил присяжным в среду, что известный адвокат по гражданским делам, который вел дело по обвинениям Майкла Джексона в растлении в 1993 году, рассматривает возможность повторной подачи иска против него от имени обвинителя в текущем деле.

Психолог Стэн Кац показал, что Ларри Фельдман направил мальчика к нему на собеседование в июне 2003 года. После того как мистер Кац допросил мать мальчика, его братьев и сестру, 12 июня 2003 года психолог сообщил властям Лос-Анджелеса, что мистер Джексон якобы растил мальчика четыре месяца назад на ранчо Неверленд.

На перекрестном допросе ведущий адвокат защиты Томас Мезеро спросил, помнит ли психолог свой разговор с детективом шерифа округа Санта-Барбара на следующий день после составления им доклада.

«Когда вы говорили с ним, Вы были уверены, что мистер Фельдман подаст иск против мистера Джексона, верно?» — спросил Мистер Мезеро.

«Я был уверен, что он собирается подать в суд», — ответил мистер Кац.

Это признание укрепило позицию защиты в том, что мальчик и его семья охотятся за деньгами мистера Джексона. Адвокаты мистера Джексона утверждали, что обвинения в сексуальном домогательстве всплыли только после того, как мать мальчика не смогла получить «отступные» от артиста». (СУД ДЖЕКСОНА : Психолог свидетельствует и ссылается на адвоката по делу 93 года. 31 марта, 2005)

Тем временем выяснилось, что хотя доктор Кац должен был беседовать с Гэвином Арвизо о его «растлении», фактически он обсудил с мальчиком финансовые вопросы и сказал ему, что его семья получит деньги в случае, если они подадут гражданский иск и выиграют. Надо же, какой силой внушения обладают некоторые психологи?!

«The Smoking Gun» цитирует записанное на пленку телефонное интервью доктора Каца, которое он далследователю шерифа Санта-Барбары Полу Зелису в июне 2003 года. На этой записи доктор Кац свободно признает, что в разговоре с мальчиком он поднял денежный вопрос:

Хотя обвинитель и его мать неоднократно отрицали, что рассматривали возможность подать иск против Джексона, 55-летний Кац оставил другое впечатление во время своей беседы с Зелисом.

Детский психолог отметил, что «мистер Фельдман фактически направил этих детей ко мне. Потому что они пришли к нему ради судебного процесса».

Заметив, что у него осталось впечатление, что обвинитель и его брат не фабриковали свои претензии, Кац сказал: «Теперь Фельдман собирается подать иск. И мне не кажется, что они [братья] делают это ради денег. Я не могу сказать, являются ли деньги мотивом для матери. Я имею в виду, что они, конечно, не очень обеспеченная семья.»

«Не думаю, что они видят здесь финансовый мотив, потому что, когда я начал беседовать с обвинителем, — продолжал Кац, — я сказал: «…Послушай, если вы продолжите гражданский иск, ваша семья получит деньги, если вы выиграете.»

Кац сказал Зелису, что он считает обвинителя и его братьев и сестер заслуживающими доверия, хотя «это очень странная история, если честно».

http://www.thesmokinggun.com/documents/crime/jackson-case-psychologist

Существует стенограмма показаний доктора Каца в 2005 году, где психолог объясняет суду, почему он обсуждал гражданский иск с детьми, хотя единственное, что он должен был сделать, — это проверить достоверность их обвинений в растлении.

Он говорит, что поднял эту тему, чтобы узнать, какие ожидания у нихбыли от разговора с ним, что для меня стало очень интересной новостью – раньше я думала, что это он брал у них интервью…

Вопрос: В ходе этих интервью Вы обсуждали с любым из детей возможность гражданского иска?

Ответ: Да.

Вопрос: Какова была цель этого обсуждения?

Ответ: Цель заключалась в том, чтобы выяснить, каковы были ожидания детей от разговора со мной, и что они думали могло бы произойти в результате разговора со мной.
http://www.geniusmichaeljackson.com/court/Transcripts/Court%20Transcript%203%2030%202005.txt

Что же касается Ларри Фельдмана, то он категорически отрицал, что в деле замешаны какие-либо деньги. В своем интервью от 19 марта 2004 года Today show Ларри Фельдман сказал: «Не знаю, откуда они взяли, что дело в деньгах. Это просто неправда.»

В интервью от 16 января 2004 года Ларри Фельдман практически гипнотизировал своих слушателей заверениями, что дело не в деньгах«Речь никогда не шла о деньгах. Есть одна вещь, которую здесь нужно прояснить. Это дело никогда не касалось денег. Речь никогда не шла о деньгах. Речь шла о том, что случилось с маленьким мальчиком…»

Нажмите на ссылку ниже, если вы хотите послушать это выступление Ларри Фельдмана, и обратите внимание, что он говорит, что рассказы о «растлении» пришлось практически вытаскивать из детей:

Интервью Ларри Фельдмана: http://www.bing.com/videos/watch/video/id/67lge6f

Ларри Кинг
Ларри Кинг

\

Это то, что Ларри Фельдман говорил. Однако то, что Ларри Фельдман думал об Арвизо, стало известно нам благодаря ведущему телешоу Ларри Кингу, которому Ларри Фельдман доверился в 2004 году, через год после того, как он отправил семью к доктору Кацу.

Ларри Фельдман сказал ему, что:

1) он им не поверил,

2) он думал, что их мать была «чокнутой»,

3) семья пошла на это «только ради денег»,

4) он «не хотел представлять их интересы».

Ларри Кинг был готов дать показания по этому поводу, но из-за некоторых закулисных маневров ему не позволили этого сделать, поскольку это противоречило бы версии, которую Ларри Фельдман ранее представил в суде. Очевидно, выяснение того, что прославленный юрист говорит явную ложь (причем под присягой), слишком смутило бы Ларри Фельдмана и было слишком пагубно для дела Тома Снеддона, поэтому они оба постарались не позволить Ларри Кингу говорить.

CNN рассказывает нам подробную историю о том, как Ларри Кинг так и не смог дать показания:

Санта-Мария, штат Калифорния — Судья по делу Майкла Джексона о растлении малолетних постановил в четверг не разрешить ведущему канала CNN Ларри Кингу дать показания в пользу защиты, заявив, что его заявления будут неуместны.

Судья Родни С. Мелвилл вынес решение после того, как выслушал рассказ Кинга о разговоре с адвокатом Ларри Фельдманом, который представлял семью обвинителя.

Без присутствия жюри присяжных Кинг заявил, что Фельдман сказал ему, что мать обвинителя была одержима деньгами, и он называл ее «чокнутой» (wacko).

Давая показания ранее со стороны обвинения, Фельдман отрицал, что делал такие заявления о своих клиентах, говоря: «это абсолютно конфиденциальная информация, и если кто-то сказал вам это, значит он лжет.»

После прослушивания рассказа Кинга и другого человека, который слышал разговор, судья постановил, что они не будут оспаривать показания Фельдмана, потому что никто не мог сказать, что адвокат непосредственно цитирует мать обвинителя.

На суде, без присутствия присяжных, Кинг рассказал, что разговаривал с Фельдманом в ресторане Беверли-Хиллз до начала процесса. Он сказал, что вместе с продюсером пытался уговорить Фельдмана сняться в своей программе «Larry King Live».

Он сказал, что Фельдман говорил ему, что он не взял дело матери, потому что посчитал ее не заслуживающей доверия и подумал, что она охотится только за деньгами.

«Мать была чокнутой — вот как он выразился», — сказал Кинг.

«Он сказал, что, по его мнению, ей нужны деньги. — Он пару раз это сказал: чокнутая, она охотится только за деньгами», — сказал Кинг судье.

Адвокат Джексона Томас Мезеро-младший спросил Кинга, просил ли он Фельдмана разъяснить, что он имеет в виду под «чокнутой».

«Нет, я думаю, это и так ясно», — ответил Кинг.

Высказывались предположения, что Кинг может попытаться избежать дачи показаний, сославшись на Закон о государственной защите, который позволяет журналистам не давать показаний во многих обстоятельствах. Но этот вопрос не поднимался до тех пор, пока показания Кинга не были исключены.

Судья также вынес решение против показаний продюссера Майкла Вайнера, который присутствовал на встрече Кинга с Фельдманом.

В отсутствие присяжных присяжных Вайнер сказал судье, что Фельдман говорил, что он «встречался с ними (семьей) и чувствовал, что их заявления не выдерживают никакой критики, и он им не верит.”

http://today.msnbc.msn.com/id/7910923

Под перекрестным допросом Мезеро Фельдман неоднократно отрицал свое присутствие на встрече, на которой он сказал Ларри Кингу, ведущему канала CNN, что мать обвинителя выдумывала обвинения в растлении.

Во время дачи показаний в зале суда была напряженная атмосфера. Фельдман выглядел раздраженным как по отношению к Снеддону, так и по отношению к Мезеро.

http://edition.cnn.com/2005/LAW/04/01/jackson.trial/index.html

Другой причиной, заставлявшей Ларри Фельдмана так яростно лгать даже под присягой, было явное противоречие между его мыслями и поступками.

Если он не верил ни единому слову Арвизотогда почему он сообщил об этом деле в полицию? Если он думал, что они охотятся за деньгами, почему он так настойчиво звонил в департамент окружного прокурора Санта-Барбары даже после того, как в Департаменте по делам детей отказались принять отчет доктора Каца? Почему он взял дело в свои руки и лично поговорил с Томом Снеддоном?

В своих показаниях доктор Кац говорит, что Ларри Фельдман действительно звонил в прокуратуру, чтобы продвинуть рассмотрение этого дела:

Вопрос: Вы когда-нибудь обсуждали с Фельдманом, беседовал ли он с господином Снеддоном после интервью, проведенного Департаментом по делам детей?

Ответ: Я не думаю, что мы когда-нибудь говорили об этом.

Вопрос: Никогда?

Ответ: Я не помню об этом.

Вопрос: Хорошо. Значит, вы никогда не слышали ничего об этом до того, как пришли сюда сегодня?

Ответ: Простите, вы говорите о разговоре г-на Фельдмана с г-ном Снеддоном?

Вопрос: Да.

Ответ: Да, как я сказал прежде, в прежнем разговоре по телефону с детективом Зелисом, я полагаю, что г-н Фельдман звонил в офис окружного прокурора. Я не знаю, говорил ли он лично с г-ном Снеддоном или нет.

Существует полное свидетельство Ларри Фельдмана, где он четко говорит, что он звонил тому Снеддону после того, как Департамент по делам детей отказался принять отчет доктора Каца (в Департаменте по делам детей все еще помнили, что они ранее подробно опрашивали семью, и никаких претензий в растлении никогда не упоминалось).

Том Снеддон допрашивает Ларри Фельдмана:

Вопрос: Они приняли отчет?

Ответ: Они не приняли отчет, и они не направили нас в другое ведомство. Они…

Месеро: Протестую. Информация из вторых рук. Перейдите к прямым вопросам…

Судья: Отклонено.

Вопрос: Итак, после того, как вы покинули Департамент по делам детей, вы решили действовать самостоятельно?

Ответ: Да.

Вопрос: И это было связано с ответственностью доктора Каца в качестве уполномоченного докладчика?

Ответ: Да, потому что он составил отчет, а они не приняли его.

Мезеро: Протест. Не соответствует подлинности.

Судья: После «Да» ответчика — вычеркните показания из протокола.

Вопрос Снеддона: Хорошо. Кому вы звонили?

Ответ: Я звонил Вам.

Позвольте мне еще раз подчеркнуть, что настойчивость Ларри Фельдмана была бы понятна, если бы он верил семье и думал, что над мальчиком действительно надругались.

Но мы знаем от Ларри Кинга, что Ларри Фельдман был уверен, что семья охотится за деньгами и лжет — зачем же тогда столько усилий, чтобы сообщить об этом деле в Департамент окружного прокурора и лично Снеддону?

Может, у них была договоренность? Или у Ларри Фельдмана есть личные причины, когда речь заходит о преследовании Майкла Джексона?

Хотя Ларри Фельдман и сказал, что не хочет представлять семью «чокнутых», он все же выполнял для них некоторые задания даже после того, как отказался от их дела – этот факт он признал под давлением команды защиты:

46-летний артист и члены его семьи, включая его мать и брата Рэнди, выглядели ошеломленными, когда судья поспешно отклонил такие важные показания простыми словами: «Я этого не допущу.»

Адвокаты Джексона хотели, чтобы присяжные выслушали историю Ларри Кинга, чтобы дискредитировать Фельдмана, который отрицал, что когда-либо говорил Кингу или кому-либо еще, что семья Арвизо охотится за деньгами.

Во время своих предыдущих показаний Фельдман отрицал, что в настоящее время представляет семью обвинителя, но записи, представленные стороной защиты, показали, что его фирма выполняла юридическую работу для них в этом году.

http://www.nydailynews.com/archives/news/2005/05/20/2005-05-20_gag_s_on_king_in_jax_trial_j.html

Таким образом, защита доказала, что фирма Фельдмана выполняла юридическую работу для Арвизо в 2005 году – через два года после того, как Ларри Фельдман официально прекратил заниматься их делом. Если бы он представлял Арвизо по вопросам, не связанным с Джексоном, в этом не было бы ничего особенного. Но его работа была связана со срывом действий защиты Майкла, что заставляет меня думать, что Ларри Фельдман считает себя своего рода пожизненным противником Майкла Джексона, который вмешивается в процесс каждый раз, когда враги Майкла оказываются в опасности.

И все эти четыре юридические работы для Арвизо, конечно же, не были связаны с деньгами, поскольку я думаю, что у Арвизо не было денег заплатить Фельдману за его услуги. На самом деле я удивляюсь, как они вообще могли платить за его услуги – ведь Ларри Фельдман один из самых высокооплачиваемых адвокатов США! (смотрите список самых высокооплачиваемых юристов тут: http://www.allbusiness.com/legal/law-firms-attorneys/748906-1.html).

Должно быть, это была либо чистая благотворительность со стороны Ларри Фельдмана, либо у него были личные причины делать работу для Арвизо бесплатно:

Громкий и уверенный в себе свидетель Фельдман не казался таким уверенным, когда отвечал на вопросы Мезеро о причастности его фирмы к нынешнему обвинителю Джексона и его семье.

Фельдман признал, что он и несколько его коллег-адвокатов из юридической фирмы «Century City» выполнили по меньшей мере четыре юридических работы для семьи с тех пор, как он официально отказался от них как от клиентов два года назад.

Эти работы включали в себя срыв попытки адвокатов Джексона разобраться в финансах бабушки и дедушки предполагаемой жертвы. Фельдман сказал, что защита хотела узнать, не скрывает ли испаноязычная пожилая пара деньги, принадлежащие матери предполагаемой жертвы.

На допросе Фельдман также сказал, что его фирма пыталась удержать Департамент полиции от публикации записей об аресте, связанных с иском семьи против JC Penney — пример тактики вымогательства матери.

http://articles.latimes.com/2005/apr/02/local/me-jackson2

Короче говоря, каждый раз, когда враги Майкла попадали в беду, Ларри Фельдман изо всех сил старался им помочь. Когда защита хотела узнать, положила ли Джанет Арвизо какие-нибудь деньги на счет своих родителей, сердце Ларри Фельдмана снова было тронуто несчастной судьбой бедной семьи Арвизо:

Вопрос: Вы подтверждаете, что то, что вы делали для Арвизо после того, как вы перестали официально быть их адвокатом, является безвозмездной работой для семьи?

Ответ: Да. Абсолютно. Я никогда не ожидал получить плату, и я сделал очень ограниченную работу, поскольку я чувствовал, что мне нужно ее сделать. Потому что никто не стал бы делать этого для них, и я должен был сделать эту работу, это было совсем небольшое количество работы.

Вы знаете, я начинаю подозревать, что у Ларри Фельдмана был план, и он действовал как правая рука Тома Снеддона…

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН: «Во втором случае все было наоборот. Окружной прокурор Санта-Барбары, который получил это дело, настаивал на рассмотрении уголовного дела в первую очередь, и гражданский иск оказался на втором плане. Он хотел контролировать это дело, его расследование, как оно будет рассматриваться, и что будет рассматриваться, взаимодействие с прессой, и вообще со всеми. Так что первый и второй процессы полностью отличались, и те решения, которые я принимал в первом деле, я не мог принимать во втором деле, все решения принимал окружной прокурор. Он решал — как должно быть рассмотрено второе дело, в то время как в первом случае у меня был полный контроль над тем, как представить дело

Ну, единственное, что я поняла из этой кучи намеренно бессмысленных слов, это то, что в 1993 году Ларри Фельдман полностью контролировал дело Джордана Чандлера, и именно он, а не представители стороны обвинения (Джил Гарсетти и Том Снеддон) принимали решения по этому делу – что является впечатляющим подтверждением сделанных нами ранее выводов.

За то, что Ларри Фельдман не имел возможности контролировать дело 2005 года так же, как в 1993 году, мы должны быть благодарны только нашему дорогому прокурору Тому Снеддону. Именно он сделал невозможным рассмотрение гражданского иска в 2005 году.

Независимо от того, нравились Ларри Фельдману Арвизо или нет, его работа для них в течение следующих двух лет доказывает, что он бы не упустил шансавыступить против Майкла Джексона в новом гражданском деле, если бы у него появилась такая возможность.

Настоящая причина, по которой гражданский иск так и не был подан, заключалась в том, что он просто не мог быть подан из-за изменений в законодательстве, инициированных Томом Снеддоном.

Эта ситуация объясняется в прекрасном новостном выпуске Марка Виттенберга и Вилли Гийсмана:

На пресс-конференции, проведенной Томом Снеддоном, мы узнали, что закон был изменен из-за провального судебного дела 1993 года против Майкла Джексона. Статья 288 была дополнена статьей 288А, а именно: если вы прикасаетесь к ребенку (например, кладете руку ему на плечо), значит вы совершаете преступное деяние. Этот новый закон также принуждает детей давать показания, даже если они этого не хотят. Том Снеддон постоянно призывал всех «жертв» Майкла Джексона выйти и заговорить.

Кац сообщил о предполагаемом растлении в полицейское управление Санта-Барбары, а затем Том Снеддон лично расследовал эти обвинения. Именно тогда семья узнала, что из-за закона, который изменил Снеддон, их гражданский иск придется отложить до окончания уголовного процесса.

В ноябре Снеддон проинформировал семью о государственном фонде жертв, который предоставит им финансовую компенсацию, если они пройдут через уголовное дело. Он встретился с матерью обвинителя на пустой парковке, давая ей необходимые документы, чтобы подать заявление в этот Фонд. Меньше чем через месяц Майкл Джексон был арестован.

Несмотря на весь свой профессионализм, Ларри Фельдман является юристом по гражданским делам, и он мог узнать об изменениях в Калифорнийском уголовном законодательстве спустя много времени после того, как они были сделаны. Представьте себе его разочарование этими новостями — адвокат и его клиенты следуют своей обычной практике: консультация с психологом, который сообщает властям о «случае растления», и уже начинают готовить гражданское дело, и вдруг они узнают, что закон Калифорнии изменился!Невероятное невезение для Арвизо…

Что ж, несмотря на вендетту Тома Снеддона против Майкла, он, по крайней мере, сделал для него хоть что-то хорошее!

Ларри Фельдман был так раздражен Томом Снеддоном и его желанием «добиться справедливости для жертвы», истинную ценность которой Фельдман отлично понимал, что он даже позволил себе некоторую критику прокурора на семинаре «Frozen in the Time»:

ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН: «Когда вы выносите эти случаи неправомерного лишения свободы, и Джексон виновен в похищении людей и их возвращении в Неверленд, и вы расширяете дело, то вы играете прямо в пользу подсудимого! Если вы подали иск по одному пункту обвинения в сексуальных домогательствах, и это то, что произошло… если бы это произошло, я не знаю, что случилось… но если это произошло, то у вас есть гораздо больше шансов получить осуждение. Меньше вопросов, по которым нужно сражаться. Я думаю, что это значительные вещи».

Я содрогаюсь при мысли о том, чтоесли бы не Том СнеддонАрвизо тоже могли бы подать гражданский иск, и мы могли бы получить повторение дела Чандлеров, которое снова вел бы Ларри Фельдман.

Там не было бы никакого Томаса Мезеро (поскольку он является адвокатом по уголовным делам, и не участвует в гражданских делах), и только Бог знает, чем могло бы закончиться это дело со всеми этими адвокатами, которые работали на Майкла Джексона, пока не появился Том Мезеро…

С другой стороны, судебный процесс 2005 года является зеркальным отражением того, каким мог бы быть исход дела 1993 года, если бы уголовное разбирательство предшествовало гражданскому делу, и если бы Берт Филдс, как убежденный сторонник Майкла, защищал его в уголовном суде.

На мой взгляд, дело Чандлеров вообще не дошло бы до уголовной стадии, так как в отличие от семьи Арвизо, ни у кого из Чандлеров никогда не было даже минимального желания давать показания…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: