Обзор лжесвидетелей

Все они были бывшими работниками Джексонов — нанятыми либо Майклом Джексоном, либо его семьей, и все они пытались отсудить у Майкла денег. Все они дружно и кучно возникли в 1993 году — и никогда больше, ни при жизни Майкла, ни после его смерти, не появилось ни одного нового «свидетеля», который утверждал бы, что видел что-либо нехорошее.

Большинство из этих работников закончили работать на Джексонов задолго до того, как появилось первое обвинение Чандлеров. Например, Куиндои ушли еще в 1990 году, Лемарки — в 1991. Но вплоть до августа 1993 года все они «почему-то» молчали.

Все лжесвидетели были связаны с Виктором Гутьерресом (статья о роли Гутьерреса в этом деле) — абсолютно все обвинители и лжесвидетели попросту цитировали его истории. Виктор Гутьеррес сбежал из США в 1995 году, и именно поэтому после 1993 года больше ни один из сотен работников Майкла Джексона не заявлял, что видел или хотя бы подозревал что-либо непристойное — поставщик их грязных историй исчез.

Мне неприятно пересказывать показания лжесвидетелей, но это необходимо сделать, чтобы вы могли оценить всю их абсурдность. Если верить этим историям, то Майкл Джексон был полным идиотом, творя безобразия прямо у них на глазах, причем, что любопытно, делал он это исключительно в период 1989-1993 гг, и, видимо, нарочно выбирал себе в «свидетели» только самых неблагополучных работников: уволенных за воровство, за скандальность, за неблагонадежность, которые продавали свои истории бульварным СМИ за сотни тысяч долларов и судились с Майклом, вымогая деньги. И если Майкл был столь неосторожным идиотом, то почему он ни разу не попался на глаза ни одному из приличных людей, которые вырвали бы мальчика из его рук, обратились бы в полицию или хотя бы предупредили родителей мальчика?

Лжесвидетели Куиндои — 1993 год

Муж и жена Куиндои работали в «Неверленде» меньше года и уволились в августе 1990 г. Офелия была личным поваром Майкла, а Марк – мажордомом. Сразу после увольнения они подали на Майкла в суд, требуя около 200 тыс. долларов за лишние отработанные часы, и в 1993 году разбирательство по их иску еще не закончилось. В 1992 г они давали ТВ-интервью, в котором с умилением рассказывали, какой Майкл скромный и милый, и как он любит мультики, детей и животных.

Как только появились обвинения Чандлеров, муж и жена Куиндой сообразили, что обвинения станут хорошим рычагом в их судебном деле. Они созвали пресс-конференцию 14 сентября 1993 года, Марк Куиндой рассказал прессе (не полиции!), что видел Джексона в двух компрометирующих ситуациях.

Ситуация первая. Однажды в августе 1989 года Майкл предупредил их, что идёт с Джимми Сейфчаком в джакузи — это небольшой бассейн на улице, в паре метров от Аркады (домик для игровых автоматов в Неверленде). Они ушли, а Марк Куиндой пошел в Аркаду, проверить, закрыты ли там окна. И увидел в окно, как Майкл и Джимми стоят по колено в бассейне, и Майкл запускает руку ребенку в трусы. (Интересно, а Майкл предупредил Куиндоев специально, чтобы они могли за ним понаблюдать? И для этого же Майкл решил домогаться мальчика, стоя по колено в воде в освещенном со всех сторон бассейне, а не зайдя глубоко в воду? И почему Куиндой — по профессии юрист, между прочим! — не заступился за мальчика и не обратился в полицию?)

Ситуация вторая. Однажды в феврале 1990 г он повез Майкла и мальчика по имени Уэйд Робсон из «Неверленда» в соседний городок Солванг в магазины игрушек Circuit City и K-B Toy Store. В зеркало заднего вида он увидел, как Майкл страстно целует лицо и шею мальчика, и что рука Майкла лежит на шортиках мальчика. «А в следующем году, — добавляет Куиндой, — девятилетний Уэйд Робсон провел на ранчо 19 дней подряд и все время ночевал в спальне Майкла». (Все бы ничего, да только в городке Солванг нет и никогда не было этих магазинов. Но самое интересное это то, что Куиндой, уволившись в августе 1990 года, никак не мог знать, что австралийцы Робсоны, которые в 1990 г два раза навестили Майкла, в 1991 г приехали снова. Он узнал об этом от Виктора Гутьерреса.)

После пресс-конференции Куиндоев несколько следователей полетели в Манилу (где тогда жили Куиндои), супругов допросили, но, очевидно, полиция не сочла их росказни хоть сколько-нибудь убедительными — судя по тому, что их не вызвали свидетельствовать перед Большим жюри в 1994 году. Только в 2005 году, в ходе суда с Арвизо, для придания своему дутому делу против Джексона хоть какого-то веса, прокурор Том Снеддон сделал вид, что собирается вызвать в свидетели Марка Куиндоя – хотя Марк Куиндой к тому времени уже месяц, как умер.

Лжесвидетели Лемарки — 1993 год

Филипп Лемарк и его жена Стелла Маркрофт работали в «Неверленде» с конца 1990 года, и ушли примерно в июне 1991 года. Супруги Лемарк, видимо, заняли место супругов Куиндоев — Стелла была личным поваром Майкла, а Филип – мажордомом. После увольнения они подали на Майкла в суд, требуя денег за лишние отработанные часы. Позже они открыли ресторан «Бурбон-стрит» в Энсино, но ресторан прогорел, и они остались с долгами на сумму 455,000 долл, процедура банкротства длилась до ноября 1992 г.

Что интересно, Лемарки были первыми и единственными, кто еще в 1991 г обратился в желтую прессу (опять же, не в полицию!) с историей о домогательствах. Таблоидный брокер Пол Барези поведал в своем интервью в 1994, что поначалу Лемарки рассказывали, как Джексон коснулся рукой области гениталий мальчика через шорты, и просили за свою историю 100 тыс. долларов. Но даже желтой прессе история показалась слишком дикой, поэтому никто ее не купил. История эта, конечно, возникла после знакомства Лемарков с Виктором Гутьерресом.

Едва стало известно про обвинения Чандлеров, Филип Лемарк снова обратился к Полу Барези — теперь в их истории рука Джексона оказалась уже в шортах мальчика, и просили они уже 500 тыс. долларов. Пол Барези поступил хитро: он тайно записал на диктофон свое интервью с Лемарками, отнес запись в полицию и напечатал статью как сведения, полученные от полиции, не заплатив Лемаркам ни цента.

Статья вышла 21 сентября 1993 г в «Глоуб» (Globe) под названием «Мы видели, как Майкл домогался ребенка-звезды» (We Saw Michael Molesting Child Star). В ней Лемарки рассказывают, как однажды Майкл с Макколем Калкиным играли в Аркаде на автоматах, и Майкл заказал принести им жареной картошки. Когда Лемарк пришел, он увидел ту страшную картину с рукой в шортах, и был так шокирован, что чуть не выронил блюдо с картошкой. Он тихо вышел и вернулся позже. (И снова Майкл представляется идиотом, который заказал принести ему картошку как раз тогда, когда решил подомогаться к ребенку… Видимо, шок для Лемарка был так силен, что он молчал целых два года, и только мечта о 500 тыс. долларов заставила его обратиться… конечно же, не в полицию, а в желтую прессу.)

Штрих к портрету: в конце 90-х Лемарки основали хардкорный порносайт под девизом «самый греховный сайт в Интернете».

Лжесвидетели «Хейвенхёрст-5» — 1993 год

Пятеро охранников — Лерой Томас, Моррис Уильямс, Дональд Старкс, Фред Хэммонд и Аарон Уайт — работали в Хейвенхерсте, доме родителей Джексона. В феврале 1993 года их уволили, и они подали в суд на Кэтрин и Джо Джексонов, утверждая, что их уволили незаконно. Иск они проиграли.

Когда в августе 1993 года появились обвинения Чандлеров, охранники решили подать повторный иск о незаконном увольнении, но теперь уже не против семьи Джексонов, а против Майкла, хотя он не был их работодателем. В новом иске они утверждали, что их уволили по причине того, что они «слишком много знали».

23 ноября 1993 г двое из них выступили в передаче «Hard Copy». Им заплатили 150 тыс. долларов. В ходе разбирательства по иску о незаконном увольнении охранники признали, что обратились в передачу «Хард Копи» потому, что им нужны были деньги на юристов. И что продюсеры «Хард Копи» сказали им: «можете придумывать какие хотите истории». Дело длилось 3,5 года, и было закрыто в 1997 году — охранники проиграли и не получили ничего.

Охранники еще не раз продавали свой рассказ в таблоиды и выступали в скандальных телепередачах. В основном их рассказы состояли из туманных намеков. Среди расплывчатых фраз была только одна конкретная история, которую излагал Лерой Томас.

Его история такова: однажды, посреди ночи, Майкл позвонил ему в Хейвенхёрст. Лерой спросил, чем он может Майклу помочь. «Да, ты можешь мне помочь, — якобы сказал Майкл. — поднимись ко мне наверх, и я объясню, что делать дальше». С беспроводным телефоном в руках Лерой поднялся в комнаты Майкла. «На месте», — сказал он. «Хорошо, — сказал Майкл, — теперь открой холодильник. Там на нижней полке лежит ключ, возьми его». Лерой взял ключ. «Теперь иди в ванную, отопри ее этим ключом, найди на полке фотографию голого мальчика и уничтожь ее». Лерой якобы нашел полароидную фотографию, попытался ее порвать, но сумел только оторвать бумагу от пленки, а пленку уничтожил потом.

(То есть, мы должны поверить, что Майкл хранил этот снимок в доме родителей, где он много лет уже не жил, и вместо того, чтобы приехать и уничтожить снимок самому, позвонил охране — просто первому попавшемуся охраннику на воротах дома его родителей — и таким образом создал себе свидетеля?)

В своих показаниях полиции охранники признались, что никогда не были свидетелями ничего неприличного.

Лжесвидетель Бланка Франсия — 1993 год

Бланка Франсия работала личной горничной у Майкла Джексона с 1986 г. Она была единственной, кто убирался в его комнатах сначала в Хейвенхерсте, потом в Неверленде. Бланку Франсия уволили в мае 1991 г, за то, что она лазила по сумочкам других работниц, желая посмотреть их зарплатные чеки.

Хотя она не работала в Неверленде уже два года, в 1993 году она была одной из первых, к кому пришла полиция, чтобы расспросить о том, что она видела, работая с Майклом. Откуда полиция о ней узнала? От Виктора Гутьерреса, с которым Франсия была знакома еще когда работала на ранчо. По наводке того же Гутьерреса с Бланкой Франсия связалась Дайан Даймонд, ведущая передачи «Хард Копи». Бланка согласилась выступить за 20 тыс. долларов — как она призналась на суде в 2005 году, она думала, что речь пойдет просто о том, как она работала в Неверленде, о том, каков Майкл в общении и т. п.

14 декабря 1993 г вышла передача «Хард Копи», в которой Франсия говорила, что видела Майкла с двумя мальчиками в джаккузи, и с одним мальчиком — в душе. На следующий день, 15 декабря 1993 г, она дала письменные показания под присягой в полиции. Содержание показаний не разглашалось, но пресса не сомневалась, что в своих показаниях она сказала то же самое, что и на передаче. Поэтому в газетах писали: «Бланка Франсия дала показания полиции. Она утверждает, что видела Майкла с мальчиком в душе…». По отдельности это было верно: она дала показания, а в телепередаче утверждала про душ. Но публика, читая все это вместе, была уверена, что журналисты излагают содержание ее показаний полиции.

На суде в 2005 году Бланка Франсия признала, что в своих показаниях от 15 декабря 1993 г она заявляла, что никогда не видела Майкла в компрометирующей ситуации с детьми. Дальнейшую историю Франсии см. выше — ее сын Джейсон Франсия в марте 1994 года стал вторым обвинителем.

В 2016 году Бланка Франсия давала показания по делу Уэйда Робсона. Она вновь подтвердила, что НЕ ВИДЕЛА Майкла с мальчиком в душе. Она показала, что видела Майкла в душе ОДНОГО, и что в то время некий мальчик гостил в Неверленде. Только в своих показаниях 2016 года она наконец назвала дату этого случая: декабрь 1989 года. В декабре 1989 года Уэйда Робсона не было в США. А гостил у Майкла в том месяце Райан Уайт, больной гемофилией мальчик, в 1984 году зараженный СПИДом при переливании крови, и умерший в апреле 1990 года.

К январю 1994 г расследование по делу Джорди Чандлера зашло в тупик. Пять месяцев опросов детей и взрослых из круга Джексона не принесли никакого улова — ни жертв, ни свидетелей домогательств. Ларри Фельдман, адвокат Чандлеров, в январе разыскал Виктора Гутьерреса и попросил у него помощи: Фельдману с Чандлерами срочно нужны были свидетели в поддержку слов Джорди. Примерно к апрелю 1994 года Гутьеррес связался с пятью работниками ранчо — Адриан Макманус, Ральф Чакон, Кассим Абдул, Ориетта Мердок и Сэнди Домз — и предложил им идею: подать иск на Майкла за незаконное увольнение, используя как рычаг давления грязные обвинения. На допросе в суде 2005 года Макманус, Чакон и Абдул признали, что Виктор Гутьеррес «помогал им с судебным иском».

Лжесвидетели «Неверленд-5» — 1994 год

В начале декабря 1994 года истории Ральфа Чакона и Адриан Макманус появились в журнале «Стар» (Star Magazine). В суде он признали, что сделали это, чтобы оплатить работу адвоката. Встречу с таблоидным брокером, которому они продали свои истории, устроил их адвокат, он же и получил деньги.

Они подали судебный иск против Майкла Джексона 5 февраля 1995 г, требуя 16 миллионов долларов, утверждая, что были незаконно уволены, т.к. «слишком много знали о нем и мальчиках». В иске были и другие жалобы, например, что они получали угрозы от личной охраны Майкла, и даже обвинение в сексуальном харассменте со стороны одного из новых охранников. Они проиграли дело — суд объявил иск безосновательным. Они подали несколько аппеляций, и тоже проиграли. В ходе судебного разбирательства по иску и апелляциями эти пятеро и их адвокаты были неоднократно уличены во лжи и в откровенном учинение препятствий суду, за что на них наложили судебные санкции: штрафы на общую сумму в 66 тыс. долларов. Суд также постановил, что они должны оплатить Майклу Джексону 1,4 миллиона долларов судебных издержек. Майклу Джексону также причиталась компенсация за моральный ущерб, сумму которой он должен был назначить сам. Пожалев пятерку жуликов, Майкл оценил свой моральный ущерб всего в 1 (один) доллар. Со всеми апелляциями дело группы «Неверленд-5» длилось до 1997 года.

В 2004 году, готовясь к суду по делу Арвизо, прокурор Том Снеддон осознал, что на этот раз у него нет вообще никаких свидетелей, которые говорили бы, что видели что-либо преступное вокруг Джексона. Поэтому Снеддон притащил в суд 2005 года лжесвидетелей из 1993-1994 года. На суде свои страшные истории (вдохновленные Виктором Гутьерресом) рассказали Ральф Чакон и Адриан Макманус. Вот, что они рассказывали в 2005 году:

История Ральфа Чакона: он работал ночным охранником территории Неверленда. В конце 1992 или начале 1993 года, однажды около полуночи, он вывозил из гаража гольф-кар и увидел Майкла и мальчика лет 9-10, идущих к джакузи. Пока они плескались в джакузи, Чакон находился от них в двух шагах. После этого Майкл и Джорди пошли принять душ в Аркаде. Чакон заглянул в окно и увидел дико непристойную сцену. Вскоре Майкл выскочил из Аркады, и неся Джорди на спине (оба — только с полотенцами вокруг бедер), побежал в дом, где заперся изнутри — это удивило Чакона, потому что дом редко запирали изнутри.

(Теперь скажите мне, каким надо быть дебилом, чтобы устраивать непристойные сцены с детьми в помещении с огромными окнами, когда известно, что снаружи ходит охрана? Когда так легко заглянуть в освещенное окно из темноты? На суде в 2005 году Чакон излагал эту историю, уверяя, что мальчиком был Джорди Чандлер. Но Джорди всегда был в Неверленде с матерью и сестрой — то есть, Майкл не боялся, что мать мальчика может их обнаружить? Изначально, в 1994 году «мальчиком» в рассказе Чакона был Бретт Барнс, отсюда «возраст 9-10 лет» (Джорди впервые посетил Неверленд, когда ему было 13 лет), и отсюда «таскание на спине» (Джорди в то время был по плечо Майклу, его не потаскаешь на спине). Чакон один раз даже оговорился, сказав «Бретт» вместо «Джорди».

Адриан Макманус на суде 2005 г поведала три истории: 1. Однажды она видела Майкла и Макколея Калкина в библиотеке, Майкл целовал мальчика в щеку и положил руку ему «примерно в области попы». 2. Однажды Майкл и Бретт Барнс вышли из комнаты Майкла и пошли вниз по лестнице, а она вышла следом за ними и с верхней площадки увидела, как Майкл целовал мальчика в щеку и положил руку ему «примерно в области попы».

Макколей Калкин и Бретт Барнс (к тому времени уже взрослые люди) выступали на том же суде и категорически заявили, что ничего подобного не происходило и не могло произойти. Зная, что Джорди Чандлер на этом суде выступать не будет, Адриан Макманус рассказала про Джордана более смелую историю:

3. Она вытирала пыль на втором этаже спальни Майкла, посмотрела вниз с лестницы и увидела Майкла с Джорди. Они переодевались, поскольку были мокрые — видимо, играли на улице в водяной бой. И она увидела, как Майкл целует Джорди в щеку, потом в губы, положив руку ему на гульфик штанов.

Ее спросили, когда она это видела, и она промямлила: «Ну… я ушла в июле. Я не знаю, за несколько месяцев до этого. Я ушла в июле 1994». Джорди Чандлер в последний раз был в Неверленде в июне 1993 года — это не «несколько месяцев», это больше года.

На перекрестном допросе она призналась, что 7 декабря 1993 года по делу Чандлеров она дала письменные свидетельские показания, и тогда заявила, что «она никогда не видела неподобающего поведения Джексона, и может спокойно оставить с ним собственного сына».

Как видите, лжесвидетели выступали группами, и в каждой группе только один человек или несколько рассказывали истории, а остальные, по сути, просто молча стояли рядом. В случае Куиндоев говорил муж, в случае Лемарков говорил муж, в группе «Хейвенхерст-5» говорил Лерой Томас, в «Неверленд-5» — Ральф Чакон и Адриан Макманус, ну и плюс Бланка Франсия сама по себе.

Так что, если отбросить в сторону молчащих, то «свидетелей, которые утверждали что они что-то видели» всего шестеро: Марк Куиндой, Филипп Лемарк, Лерой Томас, Ральф Чакон, Адриан Макманус и Бланка Франсия.

И все они связаны с Виктором Гутьерресом, и все они работали в период с 1986 по 1994 год.

Источник

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: