История вымогательства Эвана Чандлера, рассказанная им самим.

ВОСКРЕСЕНЬЕ, 23 МАЯ

Следующий день был посвящен серьезному учению. «Мы были командой, — вспоминал Эван, имея в виду Майкла. — Я видел его как ценное добавление в жизнь Джорди».

Вечером, перед тем как Джорди и Майкл уехали к Джун, Эван отвел своего сына в сторонку, чтобы спросить его, серьезно ли Майкл говорил об их совместном писательстве в Неверленде.

— О да, — сказал Джорди. — Я точно знаю, что он серьезно. Я просил его дать тебе работу, чтобы мы все могли быть вместе.

— О… понятно. Ну, спасибо, Джорди. Спасибо что пытаешься включить меня в ваше общение.

Джорди не мог не заметить печальный вид на лице отца.

— Да ладно, пап. Это будет весело.

— Я не уверен, — сказал Эван. — Звучит как будто он хочет держать меня рядом только чтобы сделать тебе одолжение.

— Нет! Ты ему нравишься. Он сам мне сказал.

— Ну, он мне тоже нравится, но я сомневаюсь, что мы так уж много будем работать вместе.

Эван не стал продолжать, но ему нужно было поговорить о кое-чем еще. Ранее днем Джорди упомянул, что он и Майкл больше не хотят жить у Джун, они хотят переехать к нему и Моник. Предложение застало Эвана врасплох, поэтому он решил подождать с обсуждением до того момента, когда он соберется с мыслями.

— Так Джорди говорит, что вы, ребята, хотите жить здесь? — спросил Эван, когда Майкл снова вошел в комнату. Майкл кивнул, что да. — Ну, это отлично, но комната мальчиков слишком мала для троих людей. Нам придется добавить комнату к дому.

— Сделай это! — мгновенно ответил Майкл. — Я плачу за это.

Ой, да не смешите меня. Майкл потратил столько времени, чтобы найти свое идеальное ранчо, столько денег, труда и творчества на то, чтобы сделать это ранчо домом своей мечты (и, что немаловажно — на БЕЗОПАСНОСТЬ свою от безумных фанатов и прессы), и теперь он хочет жить в пристройке к дому Эвана? Если бы он хотел жить с Чандлерами, он мог пригласить их жить к себе на ранчо — уверена, все они, включая «Моник», тут же упаковали бы чемоданы. К тому же в нехилом доме Эвана по адресу 1101 Galaxy Way, Century City с пятью спальнями и площадью более 370 кв.м., нашлось бы место и без пристроек. К тому же Майкл только что обсуждал с Эваном будущую совместную работу… где? В Неверленде. А когда он обсуждал эту будущую работу? Перед тем, как уехать от Эвана к Джун.

На подъездной дорожке у дома, Джорди и Майкл обнялись с Эваном, Моник и Коди, сели в лимузин для двухминутной поездки обратно к Джун. Когда они отъехали, Эван пересказал новый план Моник.

— Абсолютно нет! Я не хочу, чтобы он здесь жил.

Эван не был удивлен.

— Ты должна дать ему шанс. Он хороший парень, когда ты его поближе узнаешь.

— Мне не важно. Я не хочу, чтобы он жил в моем доме. Пусть живет у Джун.

— Они не хотят больше быть у Джун. Они хотят быть здесь.

— Кто тебе это сказал?

— Джорди. Он сказал, что Майклу здесь больше нравится.

Вот и все, на чем Эван построил всю эту фантазию насчет того, что «Майкл хочет жить у него» — видимо, Джорди просто произнес фразу, что «Майклу здесь больше нравится». Возможно, потому что в тот день у Эвана они веселились и играли свободнее, чем неделю назад у Джун. Ведь Джун отругала их за стрельбу помидорами у нее во дворе (судя по тому, что она сказала Мезеро о том событии — что она «была недовольна».).

— Джорди тебе это сказал?

— Ага. Он также сказал мне что Майкл собирается дать мне работу на его кинопроизводственной компании.

— Ты примешь предложение?

— Я не знаю. Что ты думаешь?

— Ты не будешь счастлив. Я знаю тебя. Ты будешь жить под его большим пальцем.

— Ты, наверное, права, но я не хочу ранить его чувства.

— А Джорди, ты скажешь ему, что он не может жить здесь тоже?

— Это трудно. Я хотел бы, чтобы он жил с нами. Это ведь он просил Майкла дать мне работу, чтобы мы были все вместе. Я не уверен, что делать.

— Бессмысленный разговор, — заметила Моник. — Джун никогда не согласится.

— О да, согласится, — спорил Эван. — Она знает, что он в возрасте, когда мальчикам нужно быть с их отцом.

— Ха! Я не это имею в виду. Это Майкла она не отдаст.

Эван «подумает», принять ли ему работу у Майкла Джексона? И если примет, то лишь ради того, чтобы Майкл не обиделся? И Эван хочет, чтобы его сын жил у него не потому, что он хочет видеть сына почаще, а потому, что «это ведь он просил Майкла дать мне работу»? (Бред, бессмысленный и беспощадный.)

— Ну, оказывается, она от тебя тоже не в восторге. Но давай об этом не будем. Все что я хочу, это чтобы дети были вместе. Это самое важное. Разве ты не хочешь, чтобы Коди был близок со своим братом?

— Конечно хочу. Но ни при каких обстоятельствах я не хочу, чтобы Майкл Джексон жил в этом доме. Эти отношения неправильные и я думаю ты должен их прекратить. Если бы у меня было право, это именно то, что я бы сделала.

— Окей, окей. Я понял тебя. Майкл не будет здесь жить. Но я не уверен, что разбивать их дружбу это лучшее дело. Майкл может много сделать для Джорди, и я не собираюсь у него это забрать без веской причины.

— Делай как хочешь, Эван. Но я не стала бы обещать Джорди что он может жить здесь пока не поговоришь с Джун. У нее опека, помнишь?

Вы обратили внимание, что, описывая эти два дня, когда Майкл был в его доме, Эван ни разу не упомянул Моник? Точнее, упомянул один раз — 22 мая, в день рождения Коди, Эван, сам находясь дома, сказал, что ему нужно «ей позвонить». Потом Эван сам готовил еду, сам убирал со стола, сам ездил в ресторан за едой, потом они общались вчетвером — Эван, Майкл, Джорди и Коди. Такое впечатление, что Моник была в отъезде. Но даже если она присутствовала в доме, с какого потолка свалились эти ее заявы: «эти отношения неправильные и я думаю ты должен их прекратить»? Причем Эван ее якобы сразу ее понял. До сих пор Эван не привел еще абсолютно никаких моментов, которые в отношениях Майкл и Джорди ему показались бы странными, и, тем более, показались бы странными его жене.

ВТОРНИК, 25 МАЯ

25 мая журнал «Нэшнл Инквайрер» напечатал статью «Тайная семья Майкла Джексона – жена миллионера и двое ее детей». Эван обсуждает ситуацию вокруг этой статьи, однако он, во-первых, не называет даты, во-вторых, он говорит, что эта статья появилась сразу после возвращения Джун с детьми из Монако (т.е. сразу после 16 мая), в-третьих, он пишет о 22 мая, что тогда пересказал Майклу отрывок из своего разговора с Дэйвом об этой статье (что Дэйв грозился подать в суд).

Возможно, Эван путает эту статью с «НЙ Дэйли Ньюз» от 20 мая. Но он четко называет «Нэшнл Инквайрер». Возможет еще такой вариант, что в «Нэшнл Инквайрер» была более ранняя статья, которая появилась сразу после Монако.

Тем не менее, я пока ставлю этот эпизод на 25 мая, и события, которые были «на следующий день», «через два дня» после статьи, отсчитываю тоже от 25 мая.

«Одновременно с их возвращением из Европы «Нэшнл Инквайрер» выпустил историю, которая очень встревожила Эвана. Хотя он знал, что любой человек, кто общается с Майклом, рано или поздно появится в таблоидах, эта конкретная статья была про новую семью Майкла и описывала Джорди как будто он приемный сын певца.

Статья была чистым хайпом, но Эван боялся, что Джорди может стать мишенью для киднепперов или ревнивых фанов. Майкл говорил о своей любви к многим детям, ко всем детям, но никогда раньше ни про одного ребенка не говорили, что он так близок к суперзвезде.

Зная, что Дэйв поймет его тревоги, Эван предложил ему сказать Джун, чтобы она «перестать трепать длинным языком перед подружками». Эту историю «Инквайреру» продала сестра ближайшей подруги Джун».

ЧЕТВЕРГ, 27 МАЯ

«Через два дня Джун позвонила Эвану, чтобы отругать его за то, что он сказал Дэйву, что у нее длинный язык. Только Эван положил трубку, как позвонил Дэйв. Если Эван был расстроен из-за статьи в «Инквайрере», то Дэйв был в ярости. «Этот поганец (Майкл) разрушает мой бизнес и мою семью!» — орал он в трубку. Дэйв сказал Эвану, что ему звонят друзья и деловые партнеры, соболезнуя, что он потерял семью. Он чувствовал себя униженным.

Дэйв также чувствовал себя обманутым. Перед тем, как Джун уехала в Европу, он дал ей пять тысяч долларов и сказал ей не принимать подарков от Майкла. Дэйв, кажется, не возражал в то время, чтобы Майкл осыпал подарками детей, но его супруга – дело другое. Пять тысяч Джун взяла, но она не стала отказываться и от финансирования Майклом ее покупок лишь ради того чтобы утешить эго ее отчужденного супруга.

Дэйв ревновал, но еще больше его беспокоило, как это окажется на его бизнесе. У него были большие долги, а кредиторы, видя, что его семейная ситуация нестабильна, начали нервничать.

— Успокойся, — сказал Эван Дэйв. — Я поговорю с Джун и попробую все уладить.

Но у Джун были свои интересы:

— Он хочет, чтобы я избавилась от Майкла, —сказала она Эвану. — С какой стати? Майкл так внимателен и к детям, и ко мне. А Дэйв их игнорирует. Он даже Келли почти не звонит. Не-а. Ни за что.

Похоже, Джун была готова скорее избавиться от Дэйва, чем от Майкла. Брак Дэйва и Джун был напряженным уже многие годы, и они неофициально разъехались за несколько месяцев до того, как Майкл вошел в их жизни.

Эван никогда не вмешивался в отношения Джун и Дэйва, и ему было неудобно это делать теперь. Но все быстро выходило из-под контроля, и он чувствовал себя обязанным помочь. Несмотря на позицию Джун, Эван заверил Дэйва, что нет нужды волноваться.

— Майкл не интересуется Джун. Я тоже так думал, но это все чушь собачья.

Эван сказал Дэйву, что когда Джун вернулась из Франции она поведала ему, что Майкл ею не интересуется, он хочет быть с детьми.

— Это лучшее, что когда-либо случилось с Майклом, — объяснил Эван Дэйву. — Все думают, что он асексуал или гей, а теперь все будут думать, что он интересуется Джун. За счет этого он выглядит нормальным.

В конце концов Дэйв остыл, но отношения между ним и Джун остались строго деловыми.

Мы можем быть совершенно уверены, что в тот день Эван НЕ говорил Дэйву о том, что «это лучшее что случилось с Майклом» и что «Майкл не интересуется Джун». Потому что мы точно знаем, что это было сказано только полтора месяца спустя! У нас есть запись их телефонного разговора от 8 ИЮЛЯ, где Дэйв явно слышит об этом впервые — он ревновал жену к Майклу и обрадовался («Ха!»), явно впервые услышав слова Эвана, что Джун Майкла не интересует:

Эван: И вот ещё что скажу, кстати. Это лучшее, что с ним может случиться: что люди думают, его интересует Джун.

Дэйв: Ага.

Эван: На самом деле она совершенно его не интересует. На самом деле она его не волнует. Она ему даже не нравится. Он (помехи)…

Дэйв: Ты не думаешь, что она ему нравится?

Эван: Я знаю, что она ему не нравится. Он сам мне говорил. Он терпеть её не может. Он сказал мне, что когда…

Дэйв: Ха! Он её терпеть не может?

Эван: Да. Он сказал мне это, когда был у меня дома.

Дэйв: Ага.

Этот разговор был 8 июля (когда «план» Эвана уже был в разгаре), а не в мае, как втирает нам Эван.

ПЯТНИЦА, 28 МАЯ

«Джорди вернулся в дом Эвана в следующую пятницу, чтобы продолжить учебу. Как только он приехал, позвонил Майкл, желая поговорить с Эваном.

— Я не хочу ранить твои чувства, — сказал он, — но ты должен кое-что знать.

— Что? — спросил Эван, гадая, что Майкл может такого сказать, что может быть так ужасно.

— Я наверное не должен тебе это говорить, — продолжала звезда, — но Джун сказала, что она тебя ненавидит. Она думает, что ты эгоист, и не очень-то любишь Джорди. И она думает, что Моник стерва. Перед тем, как я к вам пришел, она говорила мне, что Моник как Гитлер, и что я возненавижу ее, когда ее узнаю.

— Что!

— Извини, Эван. Может, я…

— Слушай, Майкл, я не знаю, где ты это услышал, но Джун никогда такого не сказала бы.

Майкл снова извинился, но настаивал, что это правда.

Джорди стоял рядом с отцом, слушая телефонный разговор.

И опять Эван сам же и опровергает эту ложь — в своем телефонном разговоре с Дэйвом 8 июля:

Эван: Потому что Джун её (Моник) ненавидит, так что я не хочу…

Дэйв: Она её не ненавидит.

Эван: Конечно ненавидит.

Дэйв: Она её вполне уважает и не ненавидит.

Эван: Ну, тогда Джорди лгун и Майкл (неразб)…

Дэйв: Погоди, погоди.

Эван: …потому что они сами сказали мне, вместе… …что Джун ненавидит Моник. Более того, они даже пересказали мне несколько фраз, которые Джун сказала про Моник.

Майкл и Джорди сказали это (если вообще они это сказали) не в телефонном разговоре, а когда Майкл и Джорди были ВМЕСТЕ (together) — то есть, в доме Эвана. Скорее всего это произошло тогда, когда Эван накачал Майкла каким-то наркотиком, и Майкл стал выбалтывать все, о чем Эван его спрашивал. Джорди стоял рядом, и, видимо, подтвердил насчет Джун. Как бы он это подтвердил, стоя рядом с телефонной трубкой?

— Это правда? — спросил Эван сына. — Мама говорила гадости о Моник и мне?

Джорди опустил голову.

— Да, пап, она говорила.

— Пожалуйста, не огорчайся! — просил Майкл. — Я тебя люблю. Джорди тебя любит. Прости. Я правда тебя люблю.

— Все нормально, Майк, — сказал Эван. Слезы навернулись на его глаза. — Ты правильно сделал.

Майкл приехал после ужина, когда Эван убирал тарелки, чтобы подготовить стол к занятиям. Эван сел за один конец прямоугольного стола, неохотно заканчивая Джордину работу по истории, которую давно пора сдать, пока мальчики сидели за другим концом, обсуждая «Гекельберри Финна». Вскоре разговор Майкла и Джорди свелся к шуткам и веселью, перебиваемым спонтанными танцами.

— Смотри! — воскликнул Майкл, кружась на месте как танцор на льду.

— Да это фигня, а не танец! — говорил Джорди, — Это постановка! Вот, смотри, я танцую по-уличному, видишь. Мне не надо считать, я чувствую ритм.

Майкл захохотал.

— Где ты учился танцевать, Резиноголовый (Rubbahead), на овощной грядке?

— Не-а. Что ты понимаешь! Сам ты там учился.

И так они продолжали, подшучивая над танцами друг друга, над худобой, чернотой и всем-всем, что приходило в голову, пока их ребра не заболели от смеха.

— Майкл голоден, — объявил Джорди Эвану, после нескольких часов веселья и танцев. И они поехали, Джорди и Майкл хихикали на заднем сиденьи, пока Эван, прилежный шофер, вез их в ресторан, выбирал еду, накрывал на стол и затем убирал, когда два мальчишки побежали играть.

Вы чувствуете здесь прямо-таки детскую ревность Эвана, что его не включили в веселье? Он позже об этом скажет, что, мол, Майкл вел себя иначе, чем в прошлый раз. А в чем иначе? В прошлый раз Майкл беседовал с Эваном о кино и кинобизнесе, и Эван рассчитывал продолжить общение на эту тему. То, что Майкл с Джорди веселились без него, здорово напекло Эвану мозг.

Эван пошел наверх спать рано в ту ночь. Он выдвинул раскладушку для Майкла в комнате мальчиков, и затем пошел поговорить с Моник. Майкл и Джорди весь день пребывали в своем мире, как если бы Эвана не существовало. Это было совсем не похоже на их предыдущий уикэнд, и оставило Эвана раненым и озадаченным.

Уложив их спать, Эван пошел «поговорить с Моник»…

Вот уже во второй раз Эван говорит, что именно от Моник исходила идея, что дружба Майкла с Джорди странна и опасна — хотя Эван не приводит абсолютно никаких ни своих наблюдений на эту тему, ни наблюдений «Моник».

У меня такое чувство (чувство, потому что в данном случае нет четких фактов)… чувство, что Эван познакомился с Гутьерресом именно за пару дней до 28 мая, а может, прямо в этот день с утра. И обменялся с ним номером телефона. И когда Эван говорит, что он пошел «поговорить с Моник», он на самом деле пошел поговорить с Гутьерресом по телефону. Ниже я приведу этот «разговор Эвана с Моник», но удалю имя Моник (вместо имени — Х) и указание на род глаголов (не «сказала», а «говорит») — попробуйте мысленно представить, если бы говорил Гутьеррес, и если бы говорила жена Эвана, кто из них более вероятно такое сказал бы?

(Конечно, даже если этот разговор на самом деле был с Гутьерресом, то Эван пишет его не дословно, а комбинирует, возможно, с какими-то словами Моник, и со своими выдумками)

«… Но после этого странного (weird) уикенда, Эван должен был признать, что Х яснее, чем он, видит мотивы Майкла Джексона.

Х снова озвучивает свое мнение, что Майкл занял слишком много места в жизни Джорди. Но на этот раз Х предлагает дополнительное наблюдение: «Джорди даже не замечает, что ты в комнате, Эван. Разве ты не видишь, что происходит? Они влюблены!».

В ту минуту, когда слово на букву «Л» слетело с языка Х, Эван поверил, что это правда.

«Это должно было их сразу выдать, — вспоминал Эван несколько недель спустя, — когда Джорди вошел в дом в тот вечер, одетый в узкие черные брюки, белые носки, черные лоферы и черную шляпу, и Майкл вошел следом за ним, одетый точно так же. Или когда они выбежали в гостиную вместе после обеда и закрыли дверь, оставив меня работать одного над заданием по истории. Или что Майкл ни разу не назвал его по имени, а только любовными прозвищами вроде «Эпплхэд» и «Дудухэд».

— Ты думаешь, дело дошло до физического контакта? — спросил Эван у Х.

— Не знаю, — отвечает Х. — Возможно, просто влюбленность.

— Верно, — сказал Эван. — Ты видишь, как по-другому Майкл ведет себя сейчас?

— Да, конечно! Он принял прошлый уикенд как типа одобрение. Теперь он показывает свои настоящие цвета.

— Не могу поверить, что я такого не предполагал.

— Ну, Джун его поощряла все время. Теперь он думает, что и ты тоже.

— Что мне делать?

Х задумывается.

— Может, тебе их прямо спросить?

— Спросить их? Ты шутишь? Они ни за что этого не признают. Кроме того, это может причинить сейчас больше вреда, чем пользы. Майкл думает, что он меня одурачил, поэтому опустил защиту. Я думаю, мы должны дать этому разыграться за уикенд, и посмотрим, что будет.

— Окей, — соглашается Х. — Он не попытается ничего делать здесь, когда Коди в комнате. Но обязательно скажи ему, что он не может оставаться здесь больше.

Учитывая, что большинство информации Х о Джорди и Майкле шло через вторые руки через Эвана, взгляд Х на вещи был довольно точный. Но нужен профессионал, чтобы понять ум педофила. Ну и что, что Коди в комнате? Еще лучше. Особенно если он оказался таким же симпатичным как его брат.

Нуууу… здесь богатое поле для разбора!

Прежде всего: «я такого не предполагал»? Эван пишет: «I can’t believe, I didn’t see it coming», т.е. «Поверить не могу, что я такого не ожидал/никак не думал/даже не предполагал». А как же твои, Эван, «беспокойства» от 13 мая? Что насчет твоих идей о пластиковых солдатиках от 21 мая? Что насчет вопроса от 22 мая «Ты трахаешь моего сына в зад?». Упс! Спалился. Ничего из этого не было!

Далее: «Джорди вошел в дом в тот вечер в черных узких брюках… а Майкл вошел следом за ним»? А разве это ты не говорил нам минуту назад, что в тот день сначала приехал Джорди (один? как? на такси?), потом Майкл позвонил по телефону и наябедничал на Джун, и только потом Майкл приехал? Упс! Спалился. Если Майкл и ябедничал на Джун, то это было 29 мая под наркотиком!

«большинство информации Х о Джорди и Майкле шло через вторые руки через Эвана»? Упс. Спалился. Это не про Моник! С какой стати информация о Джорди и Майкле шла к Моник через вторые руки, если по словам Эвана, Моник в оба эти уикенда присутствовала в доме и могла сама видеть все своими глазами?

«нужен профессионал, чтобы понять ум педофила»? Моник — юрист по контрактам в шоу-бизнесе. А вот Гутьерреса, конечно, Эван принял за какого-то профессионала… он и был профессионалом… профи-педофилом.

И вот вам, пожалуйста, «свидетельства» преступлений Майкла Джексона, по мнению Эвана: Джорди и Майкл оделись одинаково, оставили Эвана одного работать над заданием по истории, и Майкл называл Джорди «любовными» прозвищами — Эпплхэд (Яблокоголовый) и Дудухэд (Какаголовый, от детского словечка «кака»). Что самое интересное, так это то, что Эван ожидает он нас с вами, читатели, что и мы примем вот эту белиберду за «свидетельства» преступлений! Он даже не попытался придумать какое-нибудь «странное прикосновение», ну там типа «отпрянули друг от друга», «все время дотрагивался…» — что-нибудь эдакое.

Почему Эвану не пришло в голову придумать какой-нибудь подозрительный момент, чтобы оправдать свои странные, совершенно пустые «подозрения»? Я думаю потому, что он целиком сосредоточился на том, как ему скрыть настоящий источник «подозрений» — Гутьерреса, и настоящий источник проблемы Эвана — его желание поиметь что-то с Майкла. И скрыть что-то еще. В картине явно не хватает огромного куска: в какой момент и почему Эван понял, что у него не получится ничего поиметь с Майкла без угроз и вымогательства?

Кстати, о школьном задании по истории. Эван не так уж и перетрудился, ибо Майкл уже выполнил свою часть работы. Шофер Майкла, Гэри Хирн рассказал об этом адвокату Финалди:

Хирн: «И я помню случай, когда мистер Джексон был в доме отца Джордана, и Джордан был там. … Джордану нужно было сделать школьный доклад …это был доклад о приматах. Майкл собирался помочь ему в этом, потому что у Майкла был определенный опыт. Вы знаете, он владел … у него была куча обезьян» … «Майкл собирался помочь Джордану с этим отчетом, и я приехал туда, либо для того, чтобы что-то передать, либо они просили меня приехать. В результате меня послали купить несколько книг в книжных магазинах о приматах, чтобы они могли указать источники в своем докладе»… «И, помню, когда я уезжал … отец, Эван Чандлер, кажется, так его звали …он был там. И он, помню, сказал мне, чтобы я не покупал книги. Ему нужен баскетбольный мяч из спортивного магазина в Санта-Монике. Он сказал, чтобы я поехал и купил этот мяч. Казалось, его совершенно не интересуют дела сына; что он ставит свое желание играть в баскетбол выше доклада сына. И отчасти причина, по которой меня не удивили его обвинения, это из-за моего впечатления об отце… он казался ребенком в теле мужчины» Чуть позже Хирн поясняет свою фразу о ребенке в теле мужчины, говоря, что Эван был «нарциссом (самовлюбленным)» и «это был взрослый человек, но я бы сказал эмоционально не полностью развитый».

СУББОТА, 29 МАЯ

Майкл проснулся около восьми утра с ужасной головной болью и послал Джорди за помощью Эвана. Эван был в ванной, когда его сын попросил о помощи.

— Я буду через минуту, — сказал Эван и когда Джорди повернулся уходить, добавил: — Эй, Джорди, ты и Майкл делаете это?

— Это отвратительно! — отреагировал Джорди. — С этим не ко мне.

— Просто шучу.

(В беседе с Гарднером, однако, Джорди говорит, что отец спрашивал его об этом только один раз, в июле, после анестезии, когда вырывал ему зуб.)

Эван объяснил это таким образом: «Это было грубо, но я мне не терпелось спросить. Я решил сказать это потому, что я подумал, что это вызовет незапланированный ответ.» Отвращение Джорди принесло Эвану большое облегчение. Настолько, что он почувствовал себя веселее, когда прошел по коридору, чтобы проверить Майкла.

Певец ходил по комнате кругами, держась за голову.

— Я не спал всю ночь, — пожаловался он. — У меня ужасная головная боль. У меня часто такое.

— Ты знаешь, из-за чего это? — спросил Эван.

— Да, у меня головные боли с тех пор, как у меня загорелись волосы. Мне сказали, это из-за операции.

В тот момент в макушку Майкла был вшит баллон с физраствором, и, конечно же, Майкл об этом Эвану сказал. Но Эван нам об этом не расскажет.

Эван предложил стандартные лекарства, аспирин и тайленол, но Майкл настаивал, что они ему не помогают, и что его доктор обычно делает ему укол, он не знал какого лекарства. Эван предложил вызвать своего доктора, но Майкл отказался. Он не хотел беспокоить человека в праздничный уикенд. Он попросил Эвана, не мог бы он дать ему что-нибудь посильнее.

Эван перечислил список лекарств, чтобы посмотреть, не вспомнит ли Майкл, что колол ему его врач. Когда он назвал «Демерол», Майкл сказал, что это звучит знакомо. Эван не использовал «Демерол» в своей практике, поэтому он позвонил Марку Торбинеру за советом. Анестезиолог предложил сделать укол «Торадола», не-наркотического эквивалента «Деморола», и предложил, что он может взять лекарство в кабинете Эвана и привезти ему домой.

Эван ввел 30 мг, половину максимальной дозы, в ягодицу Майкла. Но час спустя звезда все еще жаловалась на сильную боль, поэтому Эван ввел вторую половину и велел ему прилечь и постараться расслабиться.

— Последи за ним, — сказал Эван Джорди. — Через несколько минут подействует. Я сейчас вернусь.

«Когда я вернулся, чтобы его проверить, может, минут через десять, — вспоминал Эван. — он вел себя странно, бессвязно болтал и язык у него заплетался. «Торадол» довольно безопасное лекарство, и я подумал, что либо у него редкая реакция, либо он принял другое лекарство, что дало комбинированный эффект.»

Майкл вел себя как пьяный, но его пульс и дыхание были в норме, и опасности, казалось, никакой не было. Поэтому Эван не предпринял никаких других действий.

Но Джорди был напуган. Он уже видел раньше, как его друг «ведет себя странно», но никогда вот так.

— Не волнуйся, — заверил его Эван. — Сейчас Майкл самый счастливый человек в мире. Все что нам надо, это следить, чтобы он не спал и разговаривал, пока лекарство не утратит действия.

Упс! А откуда Эван знает, что Майкл «сейчас самый счастливый»? Если а) Торадол не дает такого эффекта, б) Торадол — не наркотик, в) Эван думает, что Майкл принял что-то еще, но не знает что, г) Эван не понимает, почему такая реакция. Или Эван ЗНАЕТ, что за препарат сейчас действует на Майкла и это не Торадол?

Четыре часа спустя, после сильной сухости во рту, Майкл начал приходить в себя. Когда Джорди пошел вниз за водой, Эван решил воспользоваться его незаторможенным, но уже довольно внятным состоянием.

— Слушай, Майк. Мне интересно… то есть, мне в любом случае не важно, но я знаю, что некоторые из твоих ближайших людей геи, и я хотел знать, не гей ли ты тоже.

— Ты бы удивился, узнав о многих людях в этом городе, — пробормотал Майкл и выболтал имена нескольких крупных голливудских игроков, которые все еще скрывали свою ориентацию.

Эван попытался вернуть разговор в нужное русло, пока не вернулся Джорди. Он погладил Майклом по голове, и заверил его:

— Мне не важно, если ты гей, Майк. Я просто хочу, чтобы ты знал, что ты можешь признаться мне, если это так.

— Не-а, — пробормотал Майкл. — Я — нет.

Учитывая готовность Майкла говорить открыто о сексуальности всех остальных, его постоянное отрицание того, что он гей, укрепило мысль Эвана, что он асексуал.

А как насчет «ждет свою женщину»?

Майкл провел в кровати весь день, Джорди сидел рядом с ним на краю своей постели. Коди пришел к ним после десяти, и к половине одиннадцатого все три мальчика заснули.

Эван тоже устал, но он подумал, что Майкл может проснуться среди ночи и принять еще лекарства, поэтому он несколько раз вставал, чтобы проверить, как он. В его третье посещение, около 3 ночи, Эван обнаружил, что мальчики все еще спят. Но Джорди теперь был в кровати Майкла, спиной к нему, а рука Майкла лежала поверх одеяла над пахом мальчика.

Осторожно Эван приподнял руку Майкла и подвинул ее в сторону, затем медленно отодвинул одеяло. Слава Богу! Они оба были полностью одеты.

«… Вид его сына в кровати с Майклом наконец сделал это ясным для Эвану, что он должен прекратить их отношения. Даже если не было секса, личность Джорди серьезно изменилась. День за днем он превращался в уменьшенного клона Майкла, он все дальше отдалялся от своей семьи и друзей.

Первой реакцией Эвана было разлучить их сразу в тот день, но он и Моник обсудили это и согласились, что внезапный разрыв может быть травматичным и может привести к тому, что Джорди установит еще более глубокую связь со своим… возлюбленным?

На более практическом уровне, Джун имела законную опеку над Джорди и контролировала его ежедневные дела. Им нужно согласовать это с ней, чтобы разделение имело какой-нибудь эффект.

Но Моник настаивала, и Эван согласился, что Майклу нужно сказать в тот день, что он не может к ним переехать. Не желая вызывать у звезды подозрений, чтобы он не установил еще больше контроля над Джорди, Эван солгал.

— Знаешь, Майк. Я звонил в управление строительства и они сказали мне, что мы не можем делать пристройку к дому. Наверное, нам придется забыть…

— Тогда мы построим новый дом, — заявила суперзвезда, как будто это уже решенное дело. — Только не говори никому, что я за это плачу, окей. Это создаст проблемы.

Боясь, что раскроет свои карты, если будет настаивать, Эван поблагодарил Майкла и умолк. Когда Эван позвонил Джун на следующее утро, чтобы обсудить ситуацию, трубку взял Майкл…

То есть, вечером 29 мая Майкл и Джорди уехали к Джун.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: