История вымогательства Эвана Чандлера, рассказанная им самим.

Фотография копии письма Абрамса любезно предоставлена нам Виктором Гутьерресом в своей книге:

История вымогательства Эвана Чандлера, рассказанная им самим. Часть 12., изображение №1

Как говорит нам Мэри Фишер, письмо Абрамса состояло из двух страниц — и, судя по тексту письма, это верно. Гутьеррес предоставил нам первую страницу, с заголовком письма и вступительным текстом. Но Чандлеры в своей книге не показывают нам никаких копий, а только перепечатывают основной текст письма — без вступительного текста, в котором были важные оговорки по поводу неподтвержденности фактов и их предполагаемой (alleged) достоверности.

Рассмотрим сначала копию письма из книги Гутьерреса.

История вымогательства Эвана Чандлера, рассказанная им самим. Часть 12., изображение №2

Вверху письма написано название фирмы доктора Абрамса (MATHIS ABRAMS, M.D. INC.), строкой ниже — его имя и звания: «Мэтис Абрамс, M.D. (доктор медицины), J.D. (доктор юриспруденции), его адрес и, насколько я понимаю, телефонный номер.

Интересно, что в правом верхнем углу рукой Эвана Чандлера подписано: «11A, июль 16, 1993» — так Эван помечал документы, которые собирался использовать для своей книги.

Ниже указаны дата письма, адрес конторы Ротмана и заголовок письма:

История вымогательства Эвана Чандлера, рассказанная им самим. Часть 12., изображение №3

Страница книги Гутьерреса подвернулась при сканировании, поэтому не видны первые цифры и буквы: на самом деле там не «6 июля», а «16 июля», и, конечно, не «arry», а «Barry», и т.д.

16 июля 1993

Барри К. Ротман, Эск. [Esq. — «эсквайр», так в США принято титуловать юристов]

_880, Сенчури-Парк Ист, комната 613

Лос-Анджелес, Калифорния, 90067

In Re: Консультация по поводу применимости статей УК параграфа № 11163 и далее, среди прочего.

Далее начало письма:

История вымогательства Эвана Чандлера, рассказанная им самим. Часть 12., изображение №4

Уважаемый мистер Ротман,

По вашему запросу, нижеследующее представляет собой краткое изложение моих впечатлений относительно применимости вышеупомянутых разделов закона к обстоятельствам, как они были представлены мне на консультации, которую вы запрашивали 14 июля 1993 г.

Данный текст не должен толковаться, как юридическая практика или предоставление юридического совета.

Предложенные здесь мнения основаны на предоставленных мне данных, достоверность которых только предполагается, без предоставления какой-либо проверки или подтверждения. Имена обсуждаемых людей не были мне раскрыты, и таким образом обсуждение проходило в условиях анонимности, как вы и предопределили.

Часть предоставленных мне утверждаемых фактов такова: …

Далее следует начало текста основного письма — такое же, как в книге Чандлеров.

Чандлеры в своей книге приводят только этот основной текст с 1й и 2й страницы (но кое-какие места из текста удалены, что они пометили многоточиями):

История вымогательства Эвана Чандлера, рассказанная им самим. Часть 12., изображение №5
История вымогательства Эвана Чандлера, рассказанная им самим. Часть 12., изображение №6

Перевод текста из книги Чандлеров (выделение жирным шрифтом мое):

——————-

— 13-летний мужского пола (ребенок), родители которого разведены, живет со своей повторно вышедшей замуж матерью и младшей сводной сестрой. В данный период времени ее муж не присутствует постоянно в их доме.

— В течение нескольких месяцев у мальчика были очень эмоциональные личные отношения с обожествляемым мужчиной, который старше его более чем на 20 лет, является какой-то знаменитостью и не является родственником по крови или браку.

— Ребенок проводит большую часть своего времени в компании этого взрослого мужчины, и их отношения описываются как «неразлучные».

— Мать ребенка и сводная сестра часто сопровождают ребенка и взрослого мужчину в поездках и/или на мероприятиях, и мать ребенка получала от взрослого мужчины многочисленные и существенные подарки, как денежные, так и вещественные.

— Во многих случаях ребенок ночевал в одной кровати со взрослым мужчиной, хотя были доступны отдельные кровати.

— Ребенок и взрослый мужчина наблюдались в одной кровати под одеялом как матерью, так и отцом ребенка (в отдельных случаях), а также сводным братом ребенка.

— Отец ребенка выразил свою обеспокоенность матери ребенка, которая была безразлична (или бессильна) по поводу характера отношений между ее сыном и взрослым мужчиной.

— Отец серьезно обеспокоен психологическим (и физическим) воздействием отношений ребенка со взрослым мужчиной, плохим примером для ребенка из-за снисходительного отношения к ситуации его матери, последствиями усилий отца по прекращению отношений между его ребенком и взрослым мужчиной, и потребностью в психотерапевтическом вмешательстве.

Исходя из вышеизложенного, есть несколько лиц, которым показано психотерапевтическое вмешательство: в первую очередь, ребенок, по видимости, находится в группе риска независимо от того, продолжатся ли его отношения со взрослым мужчиной или прекратятся. 

Раздел 11166 (a) (Уголовного кодекса) требует, чтобы медицинский работник (среди прочих), который знает о ребенке, о котором он или она обоснованно подозревает, что тот стал жертвой насилия, должен сообщить в орган по защите детей.

Насилие над детьми определяется (11165.6) как включающее в себя сексуальное насилие над ребенком. Сексуальное насилие определяется в пункте 11165.1 как означающее сексуальное посягательство или эксплуатацию, как определено в нем, что включает в себя 11165 (a) поведение в нарушение Секции 288, относящейся к непристойным или развратным действиям в отношении ребенка в возрасте до 14 лет. Такое поведение описывается, включая, но не ограничиваясь ими, примерами, перечисленными в 11165.6 (b) (4): «Намеренное прикосновение к гениталиям или интимным частям (включая грудь, область гениталий, пах, внутреннюю поверхность бедер и ягодицы) или одежду, покрывающую их, преступником ребенка или ребенком преступника, с целью сексуального возбуждения или удовлетворения». 

События, как они представлены выше, дают основание прийти к заключению, что разумное подозрение в том, что могло иметь место сексуальное насилие, будет существовать. Поскольку такое разумное подозрение будет существовать, такая осведомленность медицинского работника (определенная в 11165.8) или другого обязательного докладчика, требует сообщения о подозрении в необходимый орган.

Кроме того, эти обстоятельства создают возможность возникновения вопросов, касающихся, помимо прочего, плохого надзора за ребенком и/или проституции (пособничество и подстрекательство), которые не рассматриваются далее в этом документе.

———————

Обратим внимание на то, что в письме нет слов «ребенок находится в острой психологической опасности» (was in acute psychological danger), как втирал нам Эван. Такая его фантазия возникла на основании вот этих слов из письма: «ребенок, по видимости, находится в группе риска (the child appears to be at risk) независимо от того, продолжатся ли его отношения со взрослым мужчиной или прекратятся».

Что это означает? Каким образом и почему ребенок будет находиться в группе риска даже если его отношения с тем самым взрослым мужчиной прекратятся?

А таким образом, что если факты, рассказанные Эваном доктору, верны, то у мальчика явно что-то не в порядке с головушкой. Доктор Абрамс, вне всяких сомнений, заметил, что если в данном случае происходит сексуальное домогательство, то поведение ребенка, по меньшей мере, странное. Вместо того, чтобы с воплями бежать от своего «насильника» и жаловаться родителям, или хотя бы начать сторониться общения с «насильником», избегать общения с ним, мальчик, по словам Эвана, имеет с ним «очень эмоциональные личные отношения», «неразлучен» с ним настолько, что его буквально не отодрать от этого «насильника», и отец даже беспокоится, что его «усилия по прекращению отношений между его ребенком и взрослым мужчиной» настроят мальчика против него, отца.

Если происходят домогательства, и ребенок при этом так себя ведет, то любой нормальный психиатр сделает вывод, что мальчик чрезмерно послушный, покорный, ведомый, внушаемый, управляемый, и даже если его оторвать от «ЭТОГО насильника», такой мальчик может в дальнейшем стать легкой добычей для любого другого взрослого с такими же или любыми другими нехорошими намерениями. Именно это и имеет в виду Абрамс, говоря, что ребенок «по видимости, находится в группе риска независимо от того, продолжатся ли его отношения со взрослым мужчиной или прекратятся». И, я думаю, Абрамс пояснил это в своем письме: не случайно сразу после этих слов Абрамса в тексте (приведенном в книге Чандлеров) стоит многоточие, указывающее, что дальше часть текста пропущена.

Барри Ротман истолковал эти слова на пользу своему делу: он говорит Дэйву Шварцу, что они не собираются возвращать Джорди матери, и Эван хочет забрать опеку над сыном полностью себе, потому что якобы по словам психиатра «Джорди подвергается риску, если будет с Джун, даже если Майкла там нет». Вот вам еще один наглядный пример лжи Ротмана и Эвана.

Теперь вспомним, как Эван втирал нам вот это: «доктор Абрамс верил, что если 34-летний систематически спит в одной кровати с малолетним, когда другие спальные места доступны, то это является нарушением закона относительно развратного и непристойного поведения с детьми». И где это написано в письме?

В письме фраза про «одну кровать» и фраза про «непристойное поведение» абсолютно никак не связаны между собой. Про «одну кровать» Абрамс пишет на первой странице в перечне «предполагаемых фактов», полученных от Эвана.

А «непристойное поведение» Абрамс упоминает на второй странице, когда советует Ротману с Эваном заглянуть в статьи закона 11165 (a), и 11165.6 (b), где поясняется, что такое «непристойное и развратное поведение». Абрамс приводит пункт (4), как пример одного из актов непристойного поведения: «Намеренное прикосновение к гениталиям или интимным частям (включая грудь, область гениталий, пах, внутреннюю поверхность бедер и ягодицы) или одежду, покрывающую их, преступника к ребенку или ребенка к преступнику, с целью сексуального возбуждения или удовлетворения».

И где здесь про спанье в одной кровати? Вот вам еще один наглядный пример лжи Эвана.

Но все эти примеры лжи — семечки. Крупное свидетельство лжи и подтасовки будет сейчас. Попрошу вашего максимального внимания.

Законы, которые перечисляет Абрамс, можно прочитать здесь: California Legislative Information.

В этих пунктах (параграф 11163 и далее) приведено множество самых разных актов, относящихся к домогательствам, оскорблению действием и насилию над детьми — содомия, изнасилование, оральный секс, мастурбация, соприкосновение разных интимных частей тела, использование предметов для проникновения, фотографирование в голом виде, продажа ребенка и т.д. и т.п. Каждый из этих актов имеет свой номер параграфа, раздела и пункта. Но в своем письме Абрамс приводит только один конкретный пункт одного конкретного параграфа 11165.1., раздел (b), пункт (4).

В одном только параграфе 11165.1 (не считая других) имеется четыре раздела — (a) (b) (c) (d) — и каждый из этих разделов содержит несколько пунктов, обозначенных цифрами. Раздел (b) содержит пять пунктов — (1) (2) (3) (4) (5).

Но Абрамс пишет только об одном-единственном виде сексуального акта — раздел (b) пункт (4): «намеренное прикосновение к гениталиям или интимным частям».

И по удивительному, поразительному, сверхъестественному совпадению Джордан в зубоврачебном кресле «сознается» ИМЕННО И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В ЭТОМ ПУНКТЕ («Майкл когда-нибудь прикасался к твоему пенису?» «Да.» Эван больше не давил. Он услышал все, что ему нужно было услышать.)

Но письмо Абрамса, если верить истории Эвана, должно было быть написано раньше, чем Джорди «сознался». А получил его Эван позже, чем Джорди «сознался». То есть, ни Абрамс не мог знать о вопросе Эвана и признании Джорди, ни Эван пока еще не мог знать о том пункте, на котором в своем письме заострил внимание Абрамс. Тогда кто же из них ясновидящий — Эван или Абрамс?

Как это вышло, что Абрамс, на основании информации, полученной от Эвана 14 или 15 июля, упомянул в своем письме тот самый единственный вид сексуального действия, в котором Джорди «сознался» только утром 16 июля?

В статьях закона, начиная с 11163, упомянуто несколько видов развратных действий по отношению к малолетним. Но Абрамс упоминает только один — «прикосновение к гениталиям».

И Эван, еще не получив этого письма, тоже задает сыну почему-то только один вопрос — о «прикосновении к пенису». Почему Эвана ничуть не заинтересовали прикосновения к другим интимным местам или, например, не был ли изнасилован его сын?

Допустим, доктор Абрамс сказал Эвану в ходе их беседы то же самое, что он потом написал в письме, и упомянул в качестве одного из вариантов домогательств именно «прикосновение к гениталиям», и, допустим, именно по этой причине Эван после беседы с доктором задал сыну такой вопрос. Тогда было бы очень логично и убедительно, если бы Эван нам ТАК ЭТО И РАССКАЗАЛ — мол, доктор сказал, что показатель домогательств это «прикосновение к гениталиям», и я решил спросить об этом Джорди. Однако вместо логичной истории Эван рассказывает полную бессмыслицу: что доктор сказал ему «спанье в одной кровати является нарушением закона относительно развратного и непристойного поведения» (что является полным бредом), и что после разговора с доктором он решил, что все кончено и Джорди поедет в турне с Майклом, а он, Эван заживет «нормальной жизнью», и на зубные процедуры он повел Джорди именно потому, что Джорди поедет в турне, и тут вдруг внезапно он ни с того ни с сего решил спросить Джорди именно о прикосновении к пенису. Как случайный вопрос.

Все это нагромождение бреда — вместо простой и логичной истории — свидетельствует о том, что на самом деле все происходило иначе, и история про 16 июля — выдуманная.

Я думаю, Джорди согласился участвовать в затее Эвана еще в первый день приезда в его дом — 11 июля. Опишу вкратце, почему я так думаю:

1) Разговор, который Эван начал с Джорди вечером 11 июля, по версии Чандлеров оборвался внезапно: Эван поорал, что Джорди не должен лгать… и всё, типа разговор на том и кончился. Однако второй разговор, который якобы происходит 16 июля, выглядит логичным продолжением того первого разговора. Вывод: это был ОДИН разговор, и происходил он 11 июля до «победного конца», пока Эван не выбил из Джорди согласие.

2) Чандлеры полностью исключают из уравнения Виктора Гутьерреса, однако ВГ несомненно уже присутствовал в жизни Эвана и несомненно рассказал ему свои байки про «других мальчиков» — включая байки про Джонатана Спенса и Джимми Сейфчака, которых Джорди никак не мог знать сам. А поскольку Эван уже слышал эти истории, он не мог не изложить все это для Джорди. «Вот, мол, каков твой друг! Я получил инфу из надежных источников!».

3) Версия о том, что Эван внушил Джорди ложные воспоминания полностью исключена, ибо, как справедливо заметил Рей Чандлер в книге: «Откуда же тогда взялись все эти подробности в его истории?». Еще не создали такого препарата, под которым можно было бы внушить человеку как ложную память 3-часовую историю со множеством действующих лиц, включая тех лиц, которых этот человек не знает (Спенс, Сейфчак).

4) В конце книги Эван проболтался о том, КАК он заставил Джорди согласиться: «…мой сын готов выступить, он хочет защитить других детей в будущем и потому что я обещал ему, что если он скажет мне правду, то никто не будет над ним смеяться — что в конце он станет героем. И он должен научиться в этой точке своей жизни выступать против того, кто им помыкает». (не получилось у Эвана научить этому сына, иначе Джордан уже давно выступил бы против своего отца, который единственный как раз-таки им и помыкал). Вот, пожалуйста, признание Эвана в том, что в том разговоре, когда он просил Джорди «сказать ему правду», упоминались и «другие дети».

5) Реакция Барри Ротмана на похвастушки Эвана о том, что Джорди «сознался», больше подходит для 12 июля, чем для 16 июля: Ротман говорит «ты же рад, что я уговорил тебя взять его обратно?» (логичнее, если он спрашивал об этом Эвана на следующий день после того, как он его уговорил, а не спустя 4 дня), и вопрос Ротмана «кстати, как Джорди?» также больше подходит для 12 июля — т.е. сразу после того, как Джорди привезли к отцу.

6) Можно добавить сюда тот факт, что 16 июля Ротман отправлял Эвану письмо с курьером, что как бы намекает на то, что 16 июля, возможно, Эван к Ротману вовсе не приходил.

7) Эван подписал с Ротманом контракт о найме его своим адвокатом 12 июля. И, если верить Гутьерресу, в контракте было: «Гражданские иски против Майкла Джексона и других лиц…». Такой контракт они могли подписать, только заручившись сотрудничеством Джорди — иначе они подписали бы контракт раньше. Почему контракт был подписан 12 июля, не раньше и не позже? Что изменилось? Только то, что Джорди привезли к отцу. Но одна только смена места жительства Джорди, притом всего на одну неделю, ничего не меняла для Эвана и Ротмана. А что меняло? Только согласие Джорди.

8) Эван хотел забрать опеку над Джорди себе полностью и не отдавать сына Джун 17 июля, однако при этом Ротман с Эваном ничего не говорили о «признании» Джорди ни его матери, ни отчиму, ни Майклу, ни Пелликано, ни Филдсу. О «признании» Джорди не говорилось никому, вплоть до 12 августа, когда об этом было сказано Джун.

9) Тот факт, что в книге Гутьерреса оказалось «Согласие на анестезию», означает, что этот документ лежал вместе с черновиком книги Эвана и другими документами по этому делу в доме Эвана. «Согласие на анестезию» не осталось, как обычный медицинский документ, в кабинете Эвана, в медицинской карте Джорди. Эван считал этот документ ОБ АНЕСТЕЗИИ частью своей истории про «растление сына». Почему? И почему рядом не лежали рентгеновские снимки зубов Джорди, если уж Эван решил задокументировать зубную историю от 16 июля? Я думаю, потому, что они придумали анестезию как подстраховку: если всплывет, что Джорди врет, они сошлются на то, что это были «ложные воспоминания» из-за наркоза.

Я бы вообще считала, что 16 июля Джорди даже и не был в кабинете Эвана, и что зубная история была придумана позже — после получения письма от Абрамса, и вопрос о «прикасании к пенису» родился на основе именно этого письма. Если бы не одно «но». В одном месте книги Рей упоминает, что Эван подозревал и боялся, что Пелликано поставил прослушки в его зубном кабинете. Если так, то Эван мог убедить Джорди прийти в его кабинет и разыграть для Пелликано небольшой спектакль. Однако, судя по поведению Пелликано, он не знал ничего о «признании» до начала полицейского расследования, так что либо спектакля не было, либо Пелликано не ставил у Эвана прослушки и их радиоспектакль прошел без слушателей… либо Пелликано ставил прослушки, но Джорди в кабинете Эвана 16 июля ничего такого не говорил (иначе Пелликано бы об этом знал).

—————

Напоследок вернемся к письму Абрамса, и я изложу его простым языком, чтобы была ясна логика того, почему и для чего Абрамс его написал:

—————

«Если у медработника есть обоснованные подозрения о неподобающем обращении с детьми, то этот медработник обязан сообщить о своих подозрениях в орган по защите детей. (Раздел 11166 (a) УК).

Сексуальное насилие — один из видов «неподобающего обращения» с детьми (11165.6). Сексуальное насилие — это сексуальное посягательство или эксплуатация (11165.1). Сексуальное насилие включает в себя нарушение Секции 288 (непристойные или развратные действия в отношении ребенка в возрасте до 14 лет).

К непристойным или развратным действиям в отношении ребенка в возрасте до 14 лет, среди прочего может относиться: «Намеренное прикосновение к гениталиям или интимным частям…» (11165.6 (b) (4))

Представленные «отцом» события являются достаточными для разумных подозрений в сексуальном насилии, а наличие этих разумных подозрений обязывает медработника сообщить о них в необходимый орган (11165.8).»

——————

Вот это и есть главное содержание письма Мэтиса Абрамса. Если сформулировать еще короче, то Абрамс фактически говорит: «Если медработник имеет подозрения, он должен сообщить в органы, и, по моему мнению, подозрения Эвана «разумные», так что вперед, обращайтесь в опеку и полицию… или давайте я сам сообщу».

——————

Ну, и чтобы, как говорится, два раза не вставать, эпизод из Блаблаборелли, пардон, Тараборелли, когда он описывает, как Эван зачитывал Майклу письмо Мэтиса Абрамса на встрече 4 августа:

[Эван] читал последний абзац, который подводил итог анализу: «Малолетний ребенок находится в опасности независимо от того, продолжатся ли отношения или закончатся. Также следует учесть влияние, которое может быть нанесено другим членам семьи ребенка. Эти обстоятельства создают возможность, что присутствует халатное (небрежное) отношения к ребенку, вплоть до проституции».

— Что именно это значит? — поинтересовался Майкл.

— Это значит, что доктор думает, что у тебя был секс с моим ребенком, — сказал Эван, начиная злиться. Майкл оставался спокойным, что, казалось, еще больше разозлило Эвана. — Вы с Джорди занимаетесь сексом, не так ли? — крикнул он ему. — Просто, бл*ть, признай это, Майкл. Будь мужчиной. Признай — К этому времени в глазах у Эвана стояли слезы. — Как ты мог это сделать, Майкл? — спросил он. — Боже мой! Как ты мог это сделать? Как ты мог так поступить с Джорди?

Как видите, тот кусок «письма», который Тараборелли пишет в кавычках (типа он цитирует письмо) имеет на самом деле очень мало общего с настоящим текстом письма. Он имеет мало общего даже с интерпретацией Эвана этого письма. И весь дальнейший диалог — абсолютная и чистая выдумка самого Тараборелли. Мне даже сравнивать ни с чем не надо, я уже просто знаю стиль выдумок Тараборелли. Все эти «слезы в глазах», патетика, драма — это личное мировосприятие самого Тараборелли.

Но если сравнить, то ни Эван, ни Пелликано ничего подобного не рассказывают. У Эвана и Пелликано две разные истории про 4 августа, однако ни у Эвана, ни у Пелликано ничего подобного нет даже близко. Эван вообще заявляет, что на встрече 4 августа он «всего лишь» хотел узнать любит ли Майкл Джорди…

Дополнение:

  1. То, что Тараборелли «цитирует» как письмо Абрамса, слово в слово, запятая в запятую, переписано из книги Гутьерреса. Иностранцу Гутьерресу, видимо, было сложно понять юридический язык доктора Абрамса, и поэтому ВГ создал свое фантазийное письмо на основе высказываний Эвана в тексте черновика. А Тараборелли просто переписал у ВГ, и подает читателям как настоящее. Вот так работает этот «биограф».

2. В книге ВГ, написанной, как мы знаем, на основе черновика Эвана, рассказывается, что 16 июля СНАЧАЛА пришло письмо от доктора Абрамса, и только ПОТОМ Эван повел сына в свой зубной кабинет вырывать молочный зуб.

У ВГ 16 июля начинается с письма Абрамса:

«В пятницу, 16 июля, доктор Абрамс, по запросу адвоката Ротмана, прислал ему подробно написанный отчет. В отчете говорилось…

[следует вольный пересказ текста письма].

Эван повел Джорди в свой зубной кабинет и выдернул зуб, который уже почти выпадал. Потому что Джорди боялся иголок во рту, доктор Марк Торбинер, анестезиолог и друг Эвана, применил газ, чтобы усыпить Джорди. Когда Джорди очнулся от наркоза, Эван спросил его про его отношения с Джексоном.

[следует пересказ диалога Эвана с Джорди]

История про анестезию — отдельная тема. Отмечу только, что в самой же книге Гутьерреса приведена копия «Согласия на анестезию», и в этом документе указано, что анестезия была внутривенная — то есть, игла в вену.

3. Во второй книге, написанной на основе черновика Эвана (Даймонд), вообще ничего не сказано о письме Абрамса. Даймонд описывает своими словами, как Эван сходил к Абрамсу, как «слова доктора убедили его окончательно» и поэтому во время зубных процедур Эван задал сыну вопрос…

Источник.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: