Разговор между Эваном Чандлером и Дэйвом Шварцем.

3-й разговор между Чандлером и Шварцем, продолжение.

216

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: я не угрожаю ему физически. Я не говорю, что я собираюсь убить их. Майкл может появиться со всеми его телохранителями с оружием и окружить меня, если он хочет.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: я не убью никого завтра. Это не следующий шаг. Его смерть — это

не следующий (неразборчиво), так что, я думаю, я буду говорить к ними завтра, — они не будут чувствовать себя под угрозой.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Это чушь. Я не угрожаю им физически в любом случае, и конечно, Майкл получил достаточно [ленты неравномерности] юристов (неразборчиво). У него есть Берт Филдс, — большой человек, если он хочет, он может сидеть прямо там. Мне насрать.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: ты знаешь – они могут защититься от моей большой угрозы.

Я маленький человек, и они могут появиться с целой армией, если они сами нуждаются в защите от меня, но нет ничего, что они могли бы сделать, чтобы убедить меня, что они не появились, потому что они опасались за свою жизнь.

217

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Они могли бы появиться [ленты неравномерности], окруженные телохранителями. Он мог, конечно, приехать в дом Джун [ленты неравномерности]

Я никогда никого не бил. Я никогда ни в кого не стрелял. Я никогда не делал ничего насильно в моей жизни. Нет никакой причины, почему они должны чувствовать для себя физическую угрозу.

(…) [ленты неравномерности], и они знают, что у меня нет другого пути, чтобы добраться до них.

г-Н ШВАРЦ: Это справедливо.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: я имею в виду, я думаю, что это справедливо.

г-Н ШВАРЦ: Да. Позволь мне спросить тебя. Я имею в виду, я определенно хочу быть

там.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Это прекрасно.

г-Н ШВАРЦ: мы можем сделать это вечером?

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Нет. Должно быть –

218

г-Н ШВАРЦ: а почему нет? Почему это должны быть утром?

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Потому, что это слишком поздно, вечером.

г-Н ШВАРЦ: Это не должно быть поздно –

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: У меня обычные рабочие часы. Мне нужно много времени для работы –

г-Н ШВАРЦ: Да.

(…)

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: процесс начнется 8:36, если их там не будет.

г-Н ШВАРЦ: Да, но ты можешь для меня сделать это позже?

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: (Синхронно, неразборчиво) сделать это. Я не могу. Тебя там не будет.

г-Н ШВАРЦ: Но я хочу –

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: — запишут на кассету. Ты услышишь все это.

219

г-Н ШВАРЦ: Но я хочу быть там.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Ну, тогда ты должен быть там в 8:30. Это уже назначено.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: есть и другие люди, вовлеченные в это дело, которые ждут моего звонка, они должны быть на определенных позициях –

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: — [ленты неравномерности] я заплатил им, чтобы сделать это. Они выполняют свою работу. Мне надо просто идти вперед и придерживаться графика

.

г-Н ШВАРЦ: Хм-хм.

г-Н ЧЕНДЛЕР: назначенного времени. Все идет по определенному плану, и он не только мой. Есть другие люди, которые принимают участие.

г-Н ШВАРЦ: а как насчет 8:37?

г-Н ЧЕНДЛЕР: Нет. . 8:31 даже не работает.

я имею в виду, они собираются — они хотят там быть или не хотят. Именно от них зависит то, что происходит сейчас. Я имею в виду, это не будет [ленты неравномерности] —

220

— они там или нет.

г-Н ШВАРЦ: Да

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Но если они там (будут) это будет гораздо лучше, чем если бы они не — я имею в виду, у них есть шанс сделать вещи намного лучше, если они есть сейчас.

Мои инструкции были — убить и уничтожить [ленты неравномерности], скажу я тебе. Я имею в виду, убивая и разрушая, я собираюсь помучить их, Дейв.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Потому что именно это Джун сделала со мной. Она замучила –

г-Н ШВАРЦ: Да.

г-Н ЧЕНДЛЕР: — и она узнает, что ты не можешь [ленты неравномерности].

я скажу тебе одну вещь — Джорди не знает, что такое любовь. Он не имеет об этом даже малейшего представления. Он не может узнать это от Джун. Она не знает, что это такое. Она понятия не имеет, что это означает.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Поэтому, может быть, ты знаешь, я могу получить (не слышно) научить его этому. Я не знаю.

г-Н ШВАРЦ: Да [ленты

221

неравномерности].

г-Н ЧЕНДЛЕР: часть этого [ленты неравномерности] других людей и общение, и эти три вещи должны быть на месте для того, чтобы существовали любовные отношения, потому что все эти вещи показывают, что вы заботитесь о другом человеке.

г-Н ШВАРЦ: Да, но это было.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Нет, я не думаю, что это когда-либо было, теперь я –

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: — посмотрите на ее поведение, я просто говорю, что Джун – блестящая и патологическая личность.

г-Н ШВАРЦ: Да.

г-Н ЧЕНДЛЕР: то, что ты видишь на поверхности, не имеет даже отдаленного отношения к тому, что на самом деле происходит внутри.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: И я думаю, что выйдет на детекторе лжи [ленты неравномерности]

— психологическая экспертиза

г-Н ШВАРЦ: Да.

г-Н ЧЕНДЛЕР: — что они все собираются делать.

222

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Так –

г-Н ШВАРЦ: И ты думаешь, что это хорошо для Джорди?

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: я думаю, что в долгосрочной перспективе — это, конечно, не лучшее для Джорди.

г-Н ШВАРЦ: Да.

г-Н ЧЕНДЛЕР: самое лучшее для Джорди было бы, чтобы все сели и мирно решили между собой [ленты неравномерности], но из-за того, что они не готовы сделать это, я не решусь сказать, что лучше [ленты неравномерности]. Я даже не позволю [ленты неравномерности] Джорди. Я не позволю ничего сказать о Джорди. Поэтому, когда ты спрашиваешь меня, [ленты неравномерности] я бы предложил им это сделать, но их это не волнует. Их не волнует, что я думаю, поэтому они не спрашивают меня. Я думаю — я имею в виду, просто, чтобы ответить на твой вопрос, я думаю, что [ленты неравномерности] для Джорди так или иначе, в краткосрочной [ленты неравномерности],

в краткосрочной перспективе.

г-Н ШВАРЦ: Да.

г-Н ЧЕНДЛЕР: я думаю, что в долгосрочной перспективе

223

у него [ленты неравномерности] есть шанс быть счастливым человеком, если я сделаю то, что должен сделать, чем если бы я решил — пусть все идет, как есть.

Можно ли выработать компромисс?

Возможно.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧЕНДЛЕР: Да. Пусть они убедят меня, почему [ленты неравномерности] скажут мне, что я неправ.

Пусть они покажут мне, в чем польза для Джорди, и что нет вреда. Они получили свой шанс.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: Если они этого не хотят, они не хотели принять это раньше.

г-Н ШВАРЦ: Да.

г-Н 15 ЧЕНДЛЕР: было четыре или пять раз, когда я звонил им [ленты неравномерности] не хотят разговаривать со мной об этом, потому что они знают, что они не могут защитить свою позицию.

г-Н ШВАРЦ: Да.

МИСТЕР ЧАНДЛЕР: [ленты неравномерности] Что касается меня, любой может делать все, что захочет. Вот моя философия. Вы, ребята, можете делать все, что вы хотите. Просто будьте счастливы. Без боли.

Так. . .

Комментарии и вопросы.

На мой взгляд, эти транскрипты — САМЫЙ интересный, самый неожиданный и самый информативный документ из всех тех свидетельств, которые мы имеем по делу Чандлеров.

Я не буду заниматься здесь анализом этого текста, тем более повторять слова Эвана о «плане, который не только мой», о «самом мерзком сукине сыне» и т.д. Об этом многократно писалось, и это все давно и хорошо известно.
Я скажу несколько слов о том, на что я обратила внимание и о чем, насколько я могу судить, практически не писалось в интернет-статьях и вообще в литературе, посвященной делу Чандлеров.

  1. В русском переводе (перевод А. Кисиленко) книги Джеральдины Хьюз «Избавление» мы читаем:

«30 августа 1993. Мистер Пелликано делает аудиозапись беседы между Чандлером и Дэвидом Шварцем
01 сентября 1993. Аудиозапись беседы Чандлера и Шварца попадает в СМИ».

(это самый конец книги – там, где Хьюз дает хронологию событий, основываясь на записях в ее дневнике)

Непонятно, откуда взялась эта явная и очевидная ошибка. Телефонные разговоры состоялись 8 июля (по некоторым другим источникам – 7 или 9 июля). Возможно, это ошибка переводчика, потому что в другом месте (глава 3.5 Привлечение третьей стороны) Хьюз пишет:

«в записанной на плёнку беседе Чандлера с Дэйвом Шварцем (состоявшейся 9-го июля) доктор Чандлер признал, что в дело вовлечены и другие люди, которые только ждут его телефонного звонка».

Записи были сделаны самим Дэйвом Щварцем, а 30 августа и 1 сентября, действительно, состоялась пресс-конференция Пелликано, на которой впервые были представлены фрагменты аудиозаписей. Хьюз, судя по всему, слышала только те отрывки этих записей, которые продемонстрировал Пелликано (слова Эвана о «плане»).

2. Безусловно, этот текст в полном объеме производит очень двойственное впечатление.

Мне кажется, что именно слова Джун — go f*** himself — сыграли свою роковую роль во всей этой истории, и стали «катализатором» всего процесса. Для Эвана это было – как последняя капля, переполнившая чашу его терпения, этого он уже не мог пережить и спокойно жить дальше. Он постоянно возвращается именно к этому моменту, он повторяет эти слова снова и снова, со смаком ковыряя свою «любимую» болячку.

Совершенно очевидно, что Эван Чандлер был человеком сильных страстей, противоречий и серьезного психического дисбаланса.

Эван противоречит сам себе почти в каждом утверждении:

— «меня волнует только судьба Джорди» — «меня это не касается»;
— «у меня есть доказательства» — «я понятия не имею»;
— «мне нужно получить их внимание» — «я больше не желаю с ней разговаривать»;
— «я не конфронтационный человек» — «я превращу его жизнь в резню»;
— «я либеральный парень» — «я уничтожу их всех»;
— «я хочу иметь хорошие отношения в семье» — «я убью свою жену, если она изменит мне»;
— «я никого никогда не ударил» — на следующий день после этого разговора Эван избил Дэйва Шварца.

Хьюз:

«Дэвид Шварц подал иск против доктора Чандлера за причинение ущерба: травмы головного мозга, по двум пунктам обвинения в оскорблении действием и по двум пунктам обвинения в избиении.

Г-н Шварц утверждал, что 9 июля 1993 года в доме г-на Чандлера в Брентвуде доктор Чандлер приблизился к нему в угрожающей манере, со сжатыми кулаками, и угрожал избить его руками и ногами. Он заявил, что доктор Чандлер повалил его на пол и начал избивать ногами и плевать на него.
Г-н Шварц далее заявил, что был еще один случай, когда в офисе г-на Фельдмана в августе 1993 года во время еще одной ссоры доктор Чандлер ударил г-на Шварца в висок, из-за чего последний потерял сознание».

В 2005 году в суд Нью-Джерси был подан иск, согласно которому Эван Чандлер был лишен права на общение со своим сыном сроком на год после того, как «ударил сына по затылку двенадцатифунтовой гирей, брызнул в глаза слезоточивым или перцовым газом и попытался задушить».
Год спустя Джордан подал апелляцию, требуя сделать этот заперт бессрочным. Новое ходатайство было отклонено. О причинах ссоры ничего не известно.

3. Хотя Чандлер утверждал, что если на встречу с ним никто не придет, то тогда он «запустит процесс», но на самом деле он уже запустил процесс: 7 июля – то есть накануне разговора со Шварцем – в суд было подано заявление Эвана об изменении условий опеки.

Такой вывод можно сделать на основании той информации, которая содержится в книге J. Randy Taraborrelli.

На стр. 477 Тараборелли цитирует некий документ:

On 7 July 1993 Evan Chandler struck a damaging blow to
Michael’s friendship with Jordie and also, as it would happen, to
his own relationship with his ex-wife, June, when he filed for a
modification of her custody agreement. The documents petitioned
the courts to forbid Jordie from going anywhere near Michael, and
from visiting him at any of his homes, or anywhere else. Evan
requested that Jordie receive psychiatric help to determine the full
extent of Michael’s influence on him. He also accused June of
‘nurturing’ the relationship between Jordie and Michael, which he
viewed as unhealthy, ‘because, according to what I know, she
[June] receives expensive gifts, cash and vacations from Jackson’.
In the affidavit, Evan declared that he had discovered that
Michael ‘routinely spent the night with my son and they slept in
the same bed. I then asked him directly if he was having sex with
my son. Jackson refused to give me a straight answer. He rather
told me that he would continue sleeping with my son and that he
thought it was “cosmic” and that he and Jordie were made to be
together.’

«7 июля 1993 года Эван Чандлер нанес сокрушительный удар по дружбе Майкла и Джорди, а также по его собственным отношениям с его бывшей женой, Джун, когда он подал документы об изменении соглашения об опеке.

Документы ходатайствовали о том, чтобы суд запретил Джорди ходить куда-либо вместе с Майклом Джексоном, навещать его в любом из его домов или где-либо еще. Эван попросил оказать Джорди психиатрическую помощь, чтобы определить степень влияния Джексона на мальчика. Он также обвинил Джун в том, что она «поощряла» отношения между Джорди и Майклом, которые он рассматривал как нездоровые, «поскольку, как мне известно, она (Джун) получает дорогие подарки, денежные средства и бесплатный отдых от Джексона».

В своем аффидавите Эван заявил, что «Джексон неоднократно ночевал вместе с моим сыном, они спали в одной постели. Тогда я спросил его напрямую, занимался ли он сексом с моим сыном. Джексон отказался дать мне прямой ответ. Вместо этого он сказал мне, что он будет продолжать спать с моим сыном, и что он думает, что эти отношения являются “космическими” и что он и Jordie были созданы, чтобы быть вместе»

(В конце книги, перечисляя источники информации по делу 93 года, Тараборелли дает следующую ссылку:

I also referred to voluminous court records and documents,
including complaints, motions and depositions pertaining to
‘Jordan Chandler v. Michael Jackson‘ Case Number SC026226.

Речь здесь идет о гражданском деле — уголовное дело Р.Т не мог получить ни при каких условиях, а вот с материалами гражданского дела РТ вполне мог познакомиться благодаря Ларри Фельдману, которому он — среди прочих — выразил свою благодарность за помощь в написании книги).

Читая выдержки из этого документа, складывается впечатление, что еще 7 июля 1993 года Эван Чандлер официально поставил суд и власти в известность относительно своих подозрений.

Практически во всех статьях, посвященных делу Чандлеров, мне неоднократно встречался такой аргумент: если Эван так был уверен в том, что его сын подвергся растлению, то почему он сразу не заявил о своих подозрениях в полицию, в органы опеки или в Детскую Службу (Child Abuse Unit in the Department of Child Services)?

Та же Хьюз пишет: (глава 2.3 Доктор Чандлер – отец мальчика)

«…– если доктор Чандлер действительно верил, что его сын подвергся сексуальным домогательствам, почему он не обратился в полицию, как поступило бы большинство родителей в такой ситуации?»

Согласно Тараборелли — он обратился в суд.

Однако этот эпизод в основном игнорируется авторами тех книг и статей, которые мне доводилось читать по делу Чандлеров. Даже в очень обстоятельной, серьезной и подробной статье thetis7 « HIStory vs EVANstory: The 1993 allegations» (http://vindicatemj.wordpress.com/2011/04/20/history-vs-evanstory-the-1993-allegations-part-1/) об этом сказано, фактически, пол-слова:

On July 7, 1993, Evan Chandler filed papers for modification of the custody agreement.
(7 июля 1993 года Эван Чандлер подал документы о внесении изменений в соглашение об опеке)

И это все.

Хьюз в своей книге также ничего не сообщила об этом заявлении Чандлера от 7 июля, однако она написала, что она готовила для Ротмана документы по всем делам, кроме дела Чандлера об опеке над сыном (впервые ей поручат подготовить необходимые документы только 27 июля). Поэтому она могла просто ничего об этом не знать. В ее книге есть лишь то соглашение, которое подписала Джун Шварц, передавая опеку бывшему мужу. Пункт второй гласит:

2) Джун Шварц предоставляется два дня в неделю на времяпровождение с её сыном, при условии, что она не позволит ребёнку контактировать и общаться с Майклом Джексоном.

В заявлении Эвана от 7 июля не было прямых обвинений в сексуальных домогательствах, там была лишь «обеспокоенность». По идее, по этому заявлению должны были быть приняты соответствующие меры (органы опеки, как минимум, должны были бы провести проверку)

Хьюз (глава 3.6 Обвинения оглашены!):

«Чандлер ни в коем случае не получил бы отказ в ответ на требование передать ему опеку над ребёнком, если бы было хоть малейшее упоминание о сексуальных домогательствах к мальчику. Суд встал бы на защиту безопасности ребёнка, если бы была предоставлена любая информация о какой-либо угрозе вреда для ребёнка, в любом случае, вне зависимости от того, кто представляет эту угрозу».

(Хьюз здесь имеет ввиду другое заявление, поданное Ротманом от имени Чандлера 17 августа. В нем, действительно, не было никаких даже намеков на домогательства.)

В заявлении Чандлера от 7 июля этой «информации» было хоть отбавляй, но никакой реакции официальных властей на это заявление, судя по всему, не последовало.

Если бы кто-то из Детской Службы встретился с Джорданом и провел бы с ним беседу сразу же, после первого заявления Эвана Чандлера еще в начале июля 93 года, у адвокатов Майкла был бы в руках очень сильный аргумент. Но тогда, в июле 93 года, с Джорди, фактически, разговаривал только Пелликано – но это была частная беседа, никак не запротоколированная, документально не оформленная.

Самое странное во всей этой истории, что за все годы, прошедшие с момента публикации этого документа в книге РТ, никто, кажется, так и озадачился вопросом: а где, собственно, были, и что делали в течение целого месяца (с 7 июля по 17 августа) органы опеки после того, как Эван Чандлер подал свое первое заявление?

Я попыталась разобраться в этой истории и у меня получилось два возможных варианта развития событий.

Вариант первый.
В книге Гуттьереса «MJWML» есть информация о том, что Эван Чандлер 7 августа действительно подписал два документа об изменении условий опеки, но их дальнейшая судьба неизвестна. Исходя из контекста книги можно лишь сделать вывод о том, что эти заявления Чандлера остались в офисе Ротмана, то есть не были переданы в ни в суд, ни в органы опеки. Решение о передаче Джордана под «опеку» отца было принято всеми вовлеченными в это дело сторонами в частном порядке, и органы опеки и Детская служба не были в курсе того, что происходило в семье Чандлеров.

Тем не менее, это заявление Эвана Чандлера позднее могло быть приобщено к материалам гражданского дела.

Второй вариант.
Официальные власти все же провели какую-то проверку по заявлению Чандлера, но произошло это далеко не сразу, а лишь месяц спустя.

В показаниях Джун Чандлер на суде 2005 года есть один любопытный эпизод, из которого следует, что 7 августа 93 года Джун встречалась с сотрудниками Детской службы и итогом этой встречи стало некое «интервью».

Снеддон:

1 Q. Mrs. Chandler, do you know whether or not in

12 Los Angeles, that the Los Angeles Police Department

13 has sworn peace officers attached to the Child Abuse

14 Unit in the Department of Child Services?

15 A. Correct.

16 Q. Sorry?

17 A. Yes, I do.

18 Q. Were those the people that you talked to

19 when you were interviewed?

20 A. Yes, they were.

(В. Mrs. Chandler, знаете ли вы, что в Департаменте Полиции Лос-Анджелеса есть офицеры, которые в то же время работают/привлекаются к работе в Детской Службе?
О. Правильно.
В. Извините?
О. Да, я знаю.
В. Это были те люди, с которыми вы разговаривали во время интервью?
О. Да, это были они.)

Далее Снеддон показывает Джун некий документ для «освежения памяти» и просит ее назвать дату, которая стоит на этом документе; Джун отвечает – 7 августа 93 года.

6 Q. With regard to — I’m sorry, to when you

7 were interviewed by members of the Los Angeles

8 Police Department?

9 A. Yes, it does.

10 Q. And what was the date on that?

11 A. 8-7-93.
(поясню на всякий случай: в американской традиции выставления дат сначала указывается месяц, затем число, затем год)

Более того, в транскриптах показаний Джун фигурирует еще один документ — некая «декларация» — от 10 августа 93 года.:
«And does it appear that that declaration was signed August 10th, 1993?»

Если связать эти два документа — «интервью» от 7 августа и «декларацию» от 10 августа (или хотя бы один из них) с заявлением Эвана от 7 июля, то тогда становится очевидным, что, во-первых:

— этот документ (интервью Джун) от 7 августа — не «подделка», как писали об этом в одном из российских блогов. Подделка полицейского протокола (или даже даты на нем) – это очень серьезная вещь. Вряд ли Снеддон мог решиться на такой шаг. По той простой причине, что если бы это выплыло на суде, скандал был бы большой, а реальная выгода от подобной подтасовки — почти нулевая.

— дата 8-7-93 — это не ошибка Джун, как писал об этом Дэвид Эвардс, который считается достаточно авторитетной фигурой по делу 2005 года. http://michaeljacksonvindication2.wordpress.com/2013/01/06/april-11th-2005-trial-analysis-bob-jones-stacy-brown-june-chandler-and-dwayne-swingler-part-3-of-4/
Он тоже споткнулся об этот момент в показаниях Джун, но посчитал, что, возможно, Джун была невнимательна и ошибочно назвала не «ту» дату.

Единственный фактор, который говорит против той версии, что «интервью» Джун от 7 августа связано с заявлением Эвана от 7 июля — это фактор времени. То, что сотрудникам Детской службы понадобился целый месяц на то, чтобы как-то отреагировать на заявление Чандлера и начать проверку — вызывает вопросы. Слишком, слишком долго.

И еще несколько слов о показаниях Джун Чандлер на суде 2005 года.
В книге В.Г. есть очень короткая ссылка на то, что в районе 5-6-го августа Джун Чандлер вместе с Дэйвом Шварцем поставили власти в известность о том, что Эван Чандлер задолжал своей бывшей жене крупную сумму алиментов.

В этом случае становится более понятен другой момент в показаниях Джун: Снеддон спрашивает ее –

В: Хорошо. Вы помните, когда вы впервые связались с Детской Службой?
О: Где-то в августе.

Возможно, Джун обратилась в ДС по поводу алиментов, но в результате в головах присяжных происходит смешение двух дел — уголовного по обвинениям Джордана Чандлера и гражданского дела об опеке и невыплате алиментов.

Поэтому Мезеро реагирует и уточняет:

9 Q. In fact, you personally never called the
10 police department, ever, about anything involving
11 Mr. Jackson, true?
12 A. True.

(правда ли, что вы никогда не обращались (не звонили) в департамент полиции в связи с чем-либо, касающимся м-ра Джексона? Джун отвечает – правда).

Эти показания Джун выглядят противоречивыми, но на самом деле это не ее вина.
Джун отвечает на поставленные вопросы — а эти вопросы сформулированы особым образом, они касаются дат и хронологии, но не касаются содержания документов.

В этом эпизоде у Снеддона и Мезеро были абсолютно разные цели: Мезеро пытался доказать, что Чандлеры, имея какие-то подозрения насчет Майкла, не стали обращаться в полицию, а пошли к адвокатам по гражданским делам (что означало «вымогательство»). Поэтому он неоднократно задает Джун вопросы о том, в какой именно период времени они наняли адвокатов Майкла Фримана, Глорию Оллрейд и Ларри Фельдмана. Джун не может назвать конкретных дат и в основном отвечает — «не помню». Снеддон же , соответственно, хочет показать, что Чандлеры (в данном случае, Джун Чандлер) все-таки первоначально обратились в Детскую Службу и полицию, поэтому предъявляет Джун документ от 7 августа и спрашивает ее, знала ли она о том, что сотрудники Детской Службы одновременно являются сотрудниками полиции.

(хотя это обстоятельство — то, что сотрудники Детской службы (а ее полное название звучит как Отделение по жестокому обращению с детьми Департамента Детской Службы/Child Abuse Unit in the Department of Child Services/) одновременно являются сотрудниками полиции, заставляет, на самом деле, усомниться в том, что это «интервью» касалось вопроса о невыплаченных алиментах. Алиментами и вообще семейными имущественными спорами должна заниматься либо опека, либо гражданский суд, но не полиция. Но это только мое предположение, однозначно утверждать не берусь).

Может показаться странным, что ни Мезеро, ни Снеддон не стали озвучивать в зале суда содержания этого «интервью». Почему они, как бы по «умолчанию», предпочли обойти этот вопрос стороной и не стали раскрывать перед присяжными сути документа? Очевидно, потому, что это было невыгодно им обоим — но по разным причинам.

Если предположить, например, второй вариант («интервью» было связано с заявлением Эвана об изменений условий опеки от 7 июля), то, скорее всего, Джун при встрече с полицейскими не сказала им ничего компрометирующего о Майкле — и этот факт, очевидно, был невыгоден Снеддону. А для Мезеро была неудобна дата (7 июля), поскольку это означало, что Эван Чандлер заблаговременно, еще на ранней стадии этого дела известил власти о своих подозрениях.
Такие предположения можно делать до бесконечности, но до тех пор, пока не будут раскрыты все документы расследования 93 года, все это будет лишь гаданием на кофейной гуще. Но я хотя бы попыталась разобраться во всей этой истории.

4. Информация об этих записях просочилась в прессу только тогда, когда стало известно, что Майкл Джексон подозревается в совершении преступления. Пелликано впервые «проиграл» фрагменты этих пленок на своих пресс-конференциях 30 августа и 1 сентября. Вот маленький фрагмент этой записи:
http://www.youtube.com/watch?v=tx8Z9fxxw-U&feature=player_embedded

Тут возникает естественный вопрос: а почему, собственно, адвокаты МД не отнесли эти записи в полицию сразу же, как только они были сделаны, то есть 8-9 июля?

Ответ находится на стр. 53 книги Лизы Д. Кэмпбелл «King of Pop’s Darkest Hour»:

When Michael’s newly hired criminal lawyer, Howard Weitzman, was asked at this press conference why the extortion attempt wasn’t reported to the police, he replied, “It was our hope that this would all go away. We tried to keep it as much in-house as we could.“

«Когда нового адвоката Майкла по уголовным делам, Говарда Вейцмана, спросили на пресс-конференции, почему о факте вымогательства не было сообщено в полицию, он ответил: «У нас была надежда, что все это пройдет. Мы старались держать это дома («не выносить сор из избы») так долго, как только могли»

Ответ, конечно, замечательный.
Если та сумма, которую Майкл платил своим адвокатам – 100 000 тысяч долларов еженедельно — близка к истине, то получается, что за такие баснословные деньги эти ребята сидели и ничего, фактически, не делали. Они просто ждали и надеялись, что все «утрясется» само собой. Высокооплачиваемое безделье. И становится понятным, почему Майкл в конце концов в отчаянии сказал о своей команде адвокатов: «У меня есть целый корабль дураков, и мы все вместе идем на дно.».
Это жестокие слова, но близкие к истине.

Страниц: 1 2 3 4 5

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: