Телефонный разговор Эвана Чандлера и Дэйва Шварца

Ч: Это вопрос жизни и смерти для моего сына. Я должен привлечь их внимание. Если я его не получу, если я не получил его по телефону, и если я не получу его завтра…

(«не получу внимания, он имеет в виду». Фраза о сыне выглядит так, словно Эван спохватился и вставил ее, но тут же о сыне забыл, потому что дальше опять «я, я, я…»)

Ш: Да.

Ч: …то этот парень его определенно добьется. Это следующий шаг. И хочешь знать еще кое-что? У меня даже кое-кто есть, кто на него охотится, если он не… (помехи). Но я не хочу (помехи)… Я не шучу. Я не шутил о том, что сказал тебе раньше.

(«этот парень» – адвокат. «Кое-кто есть, кто на него охотится» — не точный перевод, но трудно перевести фразу точно, когда неясно, о чем идет речь. В оригинале «I have somebody after him», это может означать Гутьерреса, который действительно «охотится» на Майкла, это может означать еще кого-то, у кого есть причины навредить Майклу и он поэтому готов помогать Эвану, или это может означать частного детектива, которого Эван нанял следить за Майклом… )

Ш: Да.

Ч: Это правда. Будет кровавая бойня, если я не получу того, чего я хочу. Но я уверен, что этот человек добьется того, чего он хочет.

(«этот человек» – адвокат Эвана, который хочет добиться денег и публичности. «Если Я не ПОЛУЧУ, то чего Я ХОЧУ»)

Ш: Да.

Ч: Так что для него ничего нет лучше (помехи) ничего лучше, чем повести это дело дальше. Он подлый, он злобный…

Ш: Да.

Ч: …он очень умен (помехи), и он жаждет известности… (помехи) лучше для него.

Ш: Ага.

Ч: И вот, куда это пойдет…

Ш: Ты не думаешь, что могут пострадать все стороны?

Ч: (одновр, неразб) полностью унизить его всеми возможными способами…

Ш: Это… ведь могут пострадать все?

Ч: Меня это не волнует. Меня волнует то, что если мне пришлось зайти так далеко… я не могу остановиться и думать «Кто пострадает, а кто нет?». Я могу думать только о том, что у меня одна цель, и эта цель — привлечь их внимание…

(еще раз повторил, что его цель – внимание, и что это единственное, что его волнует)

Ш: Да.

Ч: …так чтобы (помехи) что меня волнует, и пока они не хотят со мной говорить, я не могу объяснить им, что меня волнует, так что мне приходится действовать шаг за шагом, с каждым шагом усиливая механизм привлечения внимания, я рассматриваю его только так, как механизм привлечения внимания. К сожалению, после этого дело будет совершенно вне (помехи)… Оно наберет такую силу, что будет совершенно вне нашего контроля. Моментально станет таким огромным, что я не в силах буду остановить. И никто уже не сможет. Как только я сделаю тот телефонный звонок, этот парень пойдет крушить всех, кто попадется под руку, самым изощренным, злобным, жестоким способом, на какой способен. И я дал ему в этом полную свободу. Завтрашняя встреча будет означать, что я сделал абсолютно всё, что в моих силах, чтобы заставить их сесть и говорить со мной; и если они всё равно… (помехи) то мне придется усилить механизм привлечения внимания. Он — следующий. Я не могу обратиться к кому-то хорошему… (помехи) Хорошее с ними не сработает. Я это уже выяснил. Будешь хорошим, и будешь послан на хрен.

(тут у меня два замечания: 1) Эван пытался быть «хорошим», обсуждая с матерью своего сына возможное растление и сексуальные домогательства?!! 2) Звучит так, как будто «продолжение дела» — вопрос решенный. То есть, Эван говорит, что дело пойдет дальше, только если завтра они его не выслушают. Однако он говорит о продолжении так, словно он уже уверен, что завтра они его не выслушают, и он непременно пойдет дальше. Завтрашняя встреча для него — это только оправдание, что «он сделал все, что в его силах»)

Ч: Короче, главное, что им надо знать, это что их жизни будут кончены, если они не сядут за стол переговоров. Так или иначе, дело либо пойдет дальше, либо… (помехи). Я не остановлюсь, пока не получу их внимание. Разве я… (помехи) единственная цель сейчас это я должен сделать то, что лучше для Джорди…

Ш: Да.

Ч: …и я думаю, что происходящее сейчас плохо для Джорди, и поэтому любая альтернатива будет лучше. Если я ошибаюсь, пусть сядут и объяснят мне, где я ошибаюсь.

(«происходящее сейчас» — если бы Эван имел в виду растление, он не «думал бы, что это плохо», а «ЗНАЛ бы, что это плохо». Еще момент: Эван допускает, что ошибается, тем не менее, он готов всех разрушить.)

Ш: Да.

Ч: Но…

Ш: Может, ты сперва поговоришь со мной, и мы с тобой все это обсудим?

Ч: Нет, потому что ты не знаешь, в чем суть проблемы.

Ш: Да, но ты мог бы мне объяснить.

Ч: (одновр, неразб) …полностью в неведении о проблемах. Нет. Это невозможно пересказать кому-то другому, понимаешь?

Ш: Да? Ну, наверняка возможно.

Ч: Как это будет рассказано. Это будет рассказано, понимаешь? Ты увидишь. Ты это увидишь, и не я, и не ты будем решать.

Ш: А ты можешь встретиться ним здесь на работе?

Ч: О, нет. Я собираюсь встретиться в доме.

Ш: Почему не можешь здесь?

Ч: Ну, во-первых Майкл должен быть там.

Ш: Да. Майкл придёт.

Ч: (одновр, неразб) …не будет в «Рент-а-Врек».

Ш: Майкл пришёл бы сюда.

Ч: Ну, откуда ты знаешь?

Ш: Я посмотрю. А если он сюда придет, ты можешь это сделать это здесь?

Ч: Нет. Зачем?

Ш: Потому что мне так легче.

Ч: Чтобы ты мог быть на работе?

Ш: Нет. Чтобы мне не пришлось уходить с работы.

Ч: (одновр, неразб) …сигналы.

Ш: Прости?

Ч: Ты все даешь мне…

Ш: Это не противоречивые сигналы. Я говорю тебе… я здесь каждую секунду. Мне трудно уйти.

Ч: Ну, тебе придётся решить, что важнее…

Ш: Мне важнее это, но ты мог бы пойти на компромис ради меня.

Ч: (одновр, неразб) …говоришь мне, что это очень трудный выбор — твои дети или твоя работа.

Ш: Эй, это не трудный выбор.

Ч: Ну, тогда…

Ш: Но это просто…

Ч: …проблема, тогда. Либо…

Ш: Это всё… погоди. В чём разница…

Ч: … (одновр, неразб) …работе до 9.00 утра.

Ш: Какая для тебя разница? То есть, мне так было бы легче. Для тебя есть разница?

Ч: Да.

Ш: Ясно. А в чём разница?

Ч: Что, если бы я тебе сказал, что в их доме подслушка?

Ш: Ага.

Ч: Была бы разница?

Ш: Ясно.

Ч: Я этого не утверждаю.

Ш: Ага.

Ч: Только говорю «что, если бы?».

Ш: Ага, ну…

Ч: Это бы… ты бы… ты бы понял…(помехи)

Ш: Да. Значит, ты хочешь это записать.

Ч: Давай просто допустим, что это так.

Ш: Ага.

Ч: Просто допустим.

Ш: Окей.

Ч: Я этого не утверждаю.

Ш: Окей.

Ч: Но просто допустим, что так. Окей? Это сделало бы разницу (неразб)?

Ш: Окей. Ты должен сделать мне одолжение.

Ч: Какое?

Ш: То, как ты сейчас говорил совершенно… ты сейчас говоришь совсем по-другому, чем когда я говорил с тобой в первый раз. Я хочу сказать, ты должен быть…

Ч: Ну… (неразб) говорить завтра, Дэйв.

Ш: Прости?

Ч: Говорю тебе, это все на бумаге.

Ш: Да.

Ч: Поэтому я принесу диктофон.

Ш: Но ты будешь спокойным, как сейчас?

Ч: Мне нечего сказать.

Ш: Ага.

Ч: Я не собираюсь быть спокойным. Я не собираюсь быть никаким. Я не буду… я буду вообще без эмоций. Просто скажу: «Смотрите. Вот кое-что для вас почитать. Прочтите. Подумайте над этим».

Ш: Да.

Ч: «Если хотите сесть и поговорить, мы можем встретиться в конторе моего адвоката».

Ш: Ага.
Ч: «Если хотите послать меня на хрен, тогда просто дайте мне это знать»…

Ш: Ага.

Ч: «…и я дам ему знать, что вы вот так чувствуете».

Ш: Ну, почему ты…

Ч: … и это должно… это должно произойти завтра до 12.00 дня. Они должны принять это решение…

Ш: Да. Позволь спросить…

Ч: (одновр, неразб) …не услышу от них об этом, тогда колеса начнут…

Ш: Зачем тебе нужно чтобы Джорди там был, если все, что мы будем делать, это читать текст?

Ч: Я пытался тебе объяснить.

Ш: Нет. Если мы будем что-то читать.

Ч: Потому что я объяснил тебе. Я хочу, чтобы он видел, как я себя веду.

Ш: Ага.

Ч: Я хочу, чтобы он видел, как я действую.

Ш: Ага. А почему ты хочешь, чтобы Майкл там был?

(ещё одно подтверждение того, что по мнению Шварца, Майкл не имеет отношения к проблеме «внимания». Дэйв думает, что речь только о том, чтобы Джун с детьми не общалась с Майклом и не ехала в тур, и чтобы они больше общались с Эваном)

Ч: Что это за гудки? Ты слышал?

Ш: Ага.

Ч: Ты записываешь разговор?

Ш: Нет.

Ч: Ты слышал гудки?

Ш: Да.

Ч: Давай повесим трубки.

Ш: Окей.

Ч: Окей.

Ш: Пока.

2 запись

(гудок)

Ш: Привет, Эв.

Ч: Привет, Дэйв.

Ш: Как дела? Спасибо, что перезвонил.

Ч: Ладно. Я в машине. Еду домой.

Ш: Ясно.

Ч: А ты где?

Ш: На работе.

Ч: Ты на… (помехи)

Ш: Не хочешь заехать сюда?

Ч: Нет. Я совершенно без сил.

Ш: Ага, но я… мы должны это обсудить.

Ч: Нечего обсуждать.

Ш: Конечно же мы можем это обсудить.

Ч: Просто будь там завтра, если хочешь услышать, что я хочу сказать. Это все. И если их там не будет, тогда никто ничего больше не сможет сказать, и это будет окончательно.

Ш: Ну, позволь спросить…

Ч: Да.

Ш: Что если, например, придем я и Джун?

Ч: Не пойдет.

Ш: Почему?

Ч: Они все должны там быть. Они все должны там быть. Вообще, если кого там не будет, то это может быть Джун, она волнует меня меньше всего. А кто волнует меня больше всего…

Ш: Ладно. А если придем я и Джорди?

Ч: Нет. Ты и Джорди? И я?

Ш: Да.

Ч: Нет.

Ш: Почему?

Ч: Это глупо. Нет. Майкл должен там быть. Майкл должен там быть. Он главный. Он тот, кто мне нужен.

Ш: Ты считаешь, он плохой человек?

Ч: Майкл?

Ш: Да.

Ч: Он ужасный человек. Хуже, чем плохой.

Ш: Ага. А почему ты так думаешь?

Ч: У меня есть тому свидетельства.

Ш: Ага.

Ч: Ты тоже в это поверишь, когда услышишь…

(эти свидетельства — не что-то материальное, а то, что надо услышать. Фактически, свидетельства, это чьи-то слова. И это не какие-то твердые доказательства, иначе Эван сказал бы proof, но он сказал evidence. Нужно отметить, что ничего похожего на свидетельства так и не появилось в ходе уголовного расследования. Так что либо Эван блефует, либо Эвана кто-то обманул, сказав ему, что такие свидетельства есть.)

Ш: Погоди. Позволь спросить. Ты же мне доверяешь, верно?

Ч: Я так тебе скажу, Дэйв. Никому в этом мире не было позволено встать между этой семьей, состоящей из Джун, меня и Джорди. Это было трудно (помехи) быть против. Это зло. Это одна из причин, почему он ужасный. Я говорил с ним об этом, Дэйв. Я даже сказал ему, что (помехи) семьей.

Ш: Когда ты с ним говорил?

Ч: Об этом?

Ш: Да.

Ч: Месяцы назад. Когда я впервые его встретил, я ему это сказал.

Ш: Ага.

Ч: Это закон. Это было первое, что он узнал. Никому не позволено так поступать. Теперь семьи больше нет.

Ш: Да.

Ч: Я хочу сказать, Джорди… Джорди моя жизнь. И точка.

Ш: Как это поможет.

Ч: (одновр, неразб) моя жизнь. Что?

Ш: Как это поможет?

Ч: Не поможет. Не поможет. Я не знаю, как это поможет. Но это не может навредить сильнее. Это… у меня… именно поэтому мне нечего терять. Я это объяснил им очень четко. Если они все там, мы можем сесть и поговорить. Если они не придут…

(Опять «МНЕ нечего терять». Он снова забывает о Джорди)

Ш: Ну, дай спросить… окей.

Ч: …забрать дело из моих рук, и не будет больше разговоров. У них есть шанс. У них есть шанс все обсудить.

Ш: Ага.

Ч: Если они не в спокойной, мирной манере…

Ш: Ага.

Ч: …даже сказал, что ты можешь быть там. Ты можешь быть там. Я ничего с тобой не буду там делать. Майкл может прийти с двадцатью вооруженными телохранителями, если хочет. Он даже может прийти со своим (помехи)… Мне всё равно. Я только говорю, что все, кто имеет к этому отношение (неразб), сядут и поговорят об этом.

Ш: Ну, против этого я не возражаю.

Ч: Окей.

Ш: Нет, мы не то… Послушай…

Ч: …не хочет быть там, затем они дошли до того, что я не могу говорить с ними об
этом…

Ш: Нет.

Ч: …так что мне приходится силой их заставлять сесть…

Ш: Ну, нет. Я не возражаю против того, чтобы все сели и поговорили об этом.

Ч: Ну, я ведь поэтому ему и звоню… поэтому и звонил ему. Алло?

Ш: Ты имеешь в виду, таково было сообщение на автоответчике?

Ч: Нет. Он… да. Таково было сообщение. Оно говорило им лучше быть там, потому
что в другое время они пытались… Алло?

Ш: Да.

Ч: В другое время, когда я пытался сказать им, что мне нужно с ними поговорить, все что я получил «Иди на хрен. Мы не говорим с тобой». Так что теперь я должен дать им понять, чтобы они хорошо знали, что они (помехи) они пострадают, так что (неразб.) – я должен сделать (помехи) если они не сядут и не поговорят со мной, они пострадают. Они больше не могут посылать меня на хрен. Им придется поговорить. Я хочу говорить с ними. Я не хочу никому причинять зла. Они вынуждают меня на это пойти. Они вынуждают меня тем, что отказываются сесть и поговорить со мной. Это все, что я прошу. «Сядьте и поговорите со мной (помехи) сторону истории, я послушаю вашу, мы все сядем, и обсудим, как это можно разрешить.

Ш: Ага. Так вот где…

Ч: Это все, о чем я прошу.

Ш: Ага, но…

Ч: Майкл может прийти со всеми своими телохранителями и своим адвокатом, если хочет. Я не возражаю, если только мне дадут высказаться. И все. И если я уйду оттуда неудовлетворенный, тогда я сделаю следующий шаг. И все. Если они уйдут неудовлетворенные, у них тоже есть право это сделать. По крайней мере (помехи) ничего не будет решено, кроме того, что мы договоримся снова встретиться и обсудить.

Ш: Ага.

Ч: Я не знаю, куда это пойдет, но я говорю, что когда люди… когда ты… когда люди обрывают общение полностью, у тебя только два варианта: забыть о них, или будешь взбешен их поведением. Я не могу о них забыть. Я люблю их. И все. Они мне не нравятся. Я все еще люблю Джорди, но они мне не нравятся, потому что мне не нравятся те люди, которыми они стали, но я все же люблю их, и из-за того, что я люблю их, я не хочу видеть, как они… (помехи) Поэтому я готов говорить. Мне нет никакой выгоды с разговоров. Если дело получится, я выиграю по-крупному. Я никак не проиграю. Я проверил это вдоль и поперек.

Ш: Но когда ты говоришь «выиграю», что ты имеешь в виду под «выиграть»?

Ч: Я получу все, что захочу, а они будут полностью… они будут навсегда разрушены. Они будут разрушены. Джун потеряет Джорди. У нее не будет права никогда его больше увидеть.

(не слишком-то умно, Эван, выбалтывать такие угрозы в адрес Джун ее нынешнему законному мужу. И очень интересно, что на вопрос «что ты имеешь в виду под «выиграть», Эван не отвечает «душевное здоровье Джорди». Он говорит 1) о себе: «Я получу все, что захочу», 2) о них всех: «они будут разрушены», 3) о Джун: «потеряет Джорди»… о Джорди — ни слова)

Ш: Угу.

Ч: Это факт, Дэйв. Это то, что…

Ш: Как это поможет…

Ч: …карьера Майкла будет кончена.

Ш: Как это поможет Джорди?

Ч: Для меня это не имеет значения.

(Эван продолжает перечислять свои «выигрыши»: 4) «карьера Майкла будет кончена»… Дэйву пришлось напомнить ему о Джорди. Но для Эвана, Джорди, оказывается, не имеет значения)

Ш: Да, но самое важное…

Ч: Самое важное для меня, да, Джун ему вредит, и Майкл ему вредит. Я могу это доказать, и я это докажу.

(то есть, Джорди для него — всего лишь предлог, чтобы доказать их «неправильное поведение» и потребовать свой выигрыш)

Ш: Угу.

Ч: …и если они вынудят меня пойти с этим в суд, я буду (помехи), и мне отдадут опеку. У нее не будет вообще никаких прав.

Ш: Угу.

Ч: Я готов сесть и поговорить с ней. Если она захочет после этого послать меня на хрен, то на здоровье, и потом она либо окажется права, либо нет. (помехи) Я выиграю, а может, проиграю. У меня есть (помехи).

Ш: (помехи) за опеку?

Ч: Забудь про опеку. Все будет гораздо серьезнее.

Ш: Но что самое важное… Что — самое важное?

Ч: В смысле?

Ш: Самое важное, то есть, твоя ответственность и моя ответственность…

Ч: Самое важное (одновр, неразб) что я хочу?

Ш: Нет…

Ч: А о чем ты?

Ш: Я имею в виду…

Ч: …что я хочу?

(Шварц имеет в виду ответственность за Джорди, но Эван, очевидно, про Джорди уже забыл. Он несколько раз уточняет «ты о чем спрашиваешь, Дэйв? Самое важное из того, что Я ХОЧУ?»)

Ш: Я имею в виду, в чем наша ответственность на самом деле?

(похоже, Шварц начинает фразу и не заканчивает ее, надеясь, что ее закончит Эван, пытаясь его разговорить).

Ч: Ну, у тебя нет никакого права…

Ш: Ребенок — это номер один…

Ч: …это обсуждать.

Ш: Что?

Ч: Ну, у тебя нет никакого права это обсуждать.

Ш: Почему?

Ч: Ты нерадивый отец. У тебя нет права, по твоему собственному признанию, что ты сказал раньше. Ты сам сказал мне, что ты не был внимательным отцом.

(как только Дэйв напоминает Эвану о том, что его «план» может повредить Джорди, Эван переводит стрелки на Дэйва, пытаясь заткнуть его обвинениями в том, что Дэйв — нерадивый отец. В ходе разговора такое случится еще не раз)

Ш: Да.

Страниц: 1 2 3 4 5

Телефонный разговор Эвана Чандлера и Дэйва Шварца: Один комментарий

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: