Допрос Джейсона Франсиа.

Джейсон Франсия в 2005 году
Джейсон Франсия в 2005 году

Несмотря на обширное и дорогостоящее расследование, обвинение все еще пыталось найти других жертв, которые поддержали бы утверждения Чандлера. В 1993 году сотрудники полиции опросили 40-60 детей, которые проводили время с Джексоном или посещали его ранчо Неверленд. Никто из детей не подтвердил историю обвинителя. Все они заявили властям, что звезда никогда не вел себя неподобающе, и он никогда не делал ничего неуместного для них.

В отчаянии, обвинение использовало сомнительную тактику, которая все же не привела к обнаружению большего числа предполагаемых жертв, за исключением одного мальчика: Джейсона Франсиа. Он был единственным молодым человеком, которого обвинение смогло выставить в поддержку обвинений Арвизо на суде против Джексона в 2005 году.

Джейсон Франсиа — сын Бланки Франсиа, горничной, которая работала на Джексона в период с 1986 по 1991 год, и которая была среди тех бывших сотрудников Джексона, которые зарабатывали деньги на этих обвинениях, продавая истории таблоидам после того, как появились обвинения Чендлера в 1993 году.

Когда полиция впервые допрашивала Джейсона Франсиа в 1993 году, единственным мальчиком, заявлявшим о жестоком обращении Джексона, был первоначальный обвинитель Джордан Чендлер. Полиция допросила десятки детей, но не нашла ни одного другого ребенка, готового подтвердить заявления Чандлера, несмотря на то, что следователи использовали сомнительные методы. Так они добрались до тогда 13-летнего сына Бланки Франсиа, Джейсона, 4 ноября 1993 года, а затем — снова, 24 марта 1994 года. Именно полиция инициировала эти контакты, ни Бланка, ни Джейсон Франсиа никогда не обращались к властям.

В полиции Джейсон Франсиа сначала отрицал, что Джексон когда-либо делал что-то неуместное с ним, он сказал: «Я не помню, чтобы он что-нибудь делал со мной, кроме щекотки». Когда полиция настаивала, чтобы он «вспомнил» правонарушения Джексона, он утверждал: «Если я не помню, значит я не помню».

На суде над Джексоном в 2005 году Джейсон утверждал, что изначально отрицал непристойное поведение из-за смущения. Тем не менее, аудиозаписи и полицейские стенограммы его интервью 1993-94 гг. показывают, как следователи оказывали давление и побуждали его выдвигать обвинения против звезды. Защита Джексона классифицировала эти интервью как «примеры для учебников о том, как неправильно делать» ( Дополнительное заявление в поддержку возражения против ходатайства окружного прокурора о признании предполагаемых ранее правонарушений от 25 марта 2005 г.: http://www.sbscpublicaccess.org/docs/ctdocs/032505suppopp1108.pdf ).

Что можно классифицировать как «неправомерный допрос» в подобных случаях?

В документе, написанном Кеннетом Э. Блэкстоуном, членом Американского колледжа судебных экспертов-международников и экспертом по расследованию преступлений на сексуальной почве, объясняется, как методы допроса могут исказить показания ребенка и сделать их ненадежными, и привести следствие к ложным обвинениям. На странице 11-12 своего документа «Ошибки судебного допроса» Блэкстоун перечисляет девять факторов, которые вызывают подозрение как методы допроса, и могут привести к ложным обвинениям. Вот эти факторы:

  1. Отсутствие спонтанного повествования;

2. Предвзятость интервьюера к ответчику, предвзятая идея о том ЧТО должен рассказать ребенок;

3. Повторные наводящие вопросы;

4. Множественные интервью;

5. Непрерывный опрос;

6. Очернение ответчика;

7. Постоянный контакт со сверстниками и ссылки на их высказывания;

8. Использование угроз, взяток и уговоров;

9. Невозможность записать на видео или иным образом документировать начальные сеансы интервью.

( Кеннет Э. Блэкстоун «Ошибки судебного допроса»: http://www.blackstonepolygraph.com/articles/Fallibility_of_Forensic_Interviewing.pdf , https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2016/12/fallibility_of_forensic_interviewing.pdf )

В допросах Джейсона Франсиа присутствуют 8 из 9 факторов!

Например, 4 ноября 1993 года во время полицейского допроса Франсиа сказал следователям, что не помнит, чтобы Джексон когда-либо трогал его, из-за чего ему было неловко. Детектив Винсент Неглиа не был удовлетворен этим ответом и очень ясно дал понять, какой ответ его удовлетворит, предложив мальчику «запомнить» неправильные воспоминания.

Детектив Неглиа: Ладно, к чему я клоню, возможно, я не совсем понятно объясняю. Я имею ввиду, что, возможно, он прикоснулся рукой к тебе там, где не должен был. Может быть, он прикоснулся к тебе так, что это заставило тебя чувствовать себя неловко. И именно поэтому ты ничего не помнишь. Вроде того что “О, я не могу вспомнить имя этого парня, я не помню его фамилию, и я просто не помню этого. Нет, я не хочу вспоминать об этом, нет, я не могу вспомнить.” Это немного другое. Во-первых, потому что ты решил не запоминать этого, и во-вторых, потому что ты просто не можешь снова пережить это… э-э, событие. И я думаю о том, что ты говорил — это щекотка — так ты пытаешься заставить себя не вспоминать. И еще ты вроде как почти дошел до того места, где ты сказал, что в четвертый раз на вечеринке, что-то вроде: “Это было в то время». — Так в котором часу это было, Джейсон?

В других случаях во время допросов следователи солгали мальчику и сказали, что Джексон приставал к другим детям, таким как Маколей Калкин, и единственный способ, которым они могли бы их спасти, — это если Джейсон расскажет компрометирующие вещи о Джексоне.

Детектив Неглиа: Я понимаю, как это тяжело. Я понимаю, как больно думать об этих вещах, о которых ты так старался не думать, но у тебя же все хорошо. И ты также поможешь ребенку, которого он сейчас беспокоит.

Джейсон Франсиа: Как это — беспокоит?

Детектив Бирчим: Он делает то же самое с ним.

Джейсон Франсиа: С Маколеем Калкиным?

Детектив Неглиа: Только он заходит гораздо дальше. Твоя мать как будто спасла тебя от всего этого. Мать Маколея не собирается спасать его, они сами кормятся с этого.

Детектив Бирчим: Он делает гораздо худшие вещи.

Детектив Неглия: Да, с ним все намного хуже.

( Дополнительное заявление в поддержку возражения против ходатайства окружного прокурора о признании предполагаемых ранее правонарушений от 25 марта 2005 г.:http://www.sbscpublicaccess.org/docs/ctdocs/032505suppopp1108.pdf )

Они также утверждали, что у Кори Фельдмана были проблемы с наркотиками из-за того, что Джексон приставал к нему:

Детектив Неглиа: Теперь он наркоман, его арестовывают за это, он стал таким. Он нюхает кокаин, и умрет к своим 22 годам.

Джейсон Франсиа: Сколько ему сейчас лет?

Детектив Неглиа: Около 21. Но та жизнь, которой он живет, связана с тем, что он подвергался насилию таких людей, и что никто не мог его защитить от этого.

Детектив Бирчим: Вот тебя защитила твоя мама.

Детектив Неглиа: Твоя мама защитила тебя, и если сейчас ты будешь откровенен, твоя честность поможет нам. Чтобы защитить следующего ребенка, пока ещё не слишком поздно, Маколея например. Или этих детей, с которыми он путешествует сейчас в туре. Может быть, мы сможем защитить их от этого…

( Дополнительное заявление в поддержку возражения против ходатайства окружного прокурора о признании предполагаемых ранее правонарушений от 25 марта 2005 г.: http://www.sbscpublicaccess.org/docs/ctdocs/032505suppopp1108.pdf)

И Калкин, и Фельдман очень твердо заявили властям и общественности, что Джексон никогда не делал с ними ничего неподобающего, и никогда не трогал их ненадлежащим образом.

Следователи называли Джексона «растлителем» во время допросов Франсиа, хотя у них не было никаких доказательств этого. Они также использовали уничижительную ненормативную лексику против Джексона, например, говоря: «он делает отличную музыку, он отличный парень, — чушь собачья». В какой-то момент, после того как следователи объяснили Франсиа, что по их мнению Джексон сделал с ним, мальчик сказал: «Ну, я должен над этим подумать». В одном из интервью Франсиа говорил: «Они [следователи] заставили меня заявить о многих вещах, которые я не хотел говорить. Они продолжали давить. Я хотел встать и ударить их по голове» ( https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2016/12/court-transcripts.zip )

Во втором интервью 24 марта 1994 года Франсиа указал, что ему известно о том, что другой мальчик (Джордан Чандлер) подал в суд на Джексона требуя денежную компенсацию.

После того как Джейсон первоначально отрицал какие-либо правонарушения, во время допросов 1993-94 гг. он продолжал подвергаться давлению. В 2005 году, находясь на перекрестном допросе адвоката Джексона Томаса Мезеро, он признался, что во время этих допросов говорил такие вещи потому что «пытался избежать этого давления».

Томас Мезеро (ТМ): Помните, как Вы говорили полиции: «Ребята, вы очень настойчивы»?

Джейсон Франсиа (ДФ): Да. Я помню, как говорил это полиции.

ТМ: Ладно. И после того как они все равно продолжали давить на Вас, Вы наконец сказали: «Знаете, я думаю, он меня щекотал», верно?

ДФ: Нет.

ТМ: Вы помните, что сначала не говорили об этом?

ДФ: Да, я помню, как говорил сначала: «Я не знаю».

ТМ: Но после того, как Вы сказали полиции: «Вы, ребята, очень настойчивы», в конце концов Вы сказали: «Да, он меня щекотал», верно?

ДФ: Я думаю, что так оно и было.

ТМ: Ладно. Вы не могли определиться во время допроса, не так ли? То Вы говорили: «Он меня пощекотал», то в следующую секунду Вы говорили, что не уверены, верно?

ДФ: Я пытался выбраться оттуда.

ТМ: Я понимаю. Вы помните, как Вы себя чувствовали в 1993 году во время этих допросов?

ДФ: Мне хотелось плакать от этого дерьма.

https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2016/12/court-transcripts.zip )

Также выяснилось, что после первого допроса в полиции Джейсона Франсиа в 1993 году, его отправили на терапию к консультанту по имени Майк Крафт. Окружной прокурор Томас Снеддон присутствовал в офисе Крафта когда там был Джейсон, по крайней мере один раз, хотя Джейсон не мог объяснить, что происходило между этими двумя людьми и почему вообще Снеддон присутствовал там. Согласно статье в газете USA Today от 7 февраля 1994 года, Джейсон Франсиа был отправлен к терапевту офисом шерифа, когда его мать выразила обеспокоенность тем, что детективы звонили и встречались с ее сыном, когда ее не было рядом. ( «Officials desperate to nail Michael Jackson» USA Today, February 7, 1994 )

Официальных обвинений Джексону на основании заявлений Джейсона Франсиа никогда не выдвигалось, хотя сторона обвинения отчаянно пыталась найти предполагаемых жертв кроме Джордана Чандлера.

Однако мать Джейсона, Бланка Франсиа, наняла адвокатов по гражданским делам и в конце 1994 года угрожала Джексону гражданским иском. На самом деле, Бланка Франсиа говорила о том, что хочет подать в суд на Джексона еще в марте 1994 года — когда уголовное расследование все еще продолжалось. После дела Чандлера и перед выпуском нового альбома в 1995 году, Джексон пошел на соглашение с Франсиа вне суда. Как засвидетельствовано во время суда над Джексоном в 2005 году, с Франсиа были подписаны два соглашения — одно с Бланкой, другое с Джейсоном. Как сообщается, Джексон заплатил им 2,4 миллиона долларов.

Следует отметить, что в тюрьму преступника может отправить только уголовный процесс; гражданский процесс может привести только к денежной компенсации. Поэтому, как и в случае урегулирования с Чандлером, урегулирование не означает, что Джексон откупился от уголовного обвинения. Весной 1994 года два больших жюри уже решили не предъявлять уголовные обвинения Джексону. Тем не менее, гражданский процесс мог бы привести к длительному, затянувшемуся судебному разбирательству с большим количеством негатива в адрес Джексона, что повлияло бы на продвидение его нового альбома, который он планировал выпустить в 1995 году, даже несмотря на отсутствие доверия к обвинителям. Лейбл Джексона Sony Music уже потратил 30 миллионов долларов на продвижение двойного альбома Джексона, выпущенного в 1995 году, под названием HIStory. Первое видео альбома Scream стоило 7 миллионов долларов, а тизер, снятый для альбома в Будапеште, Венгрия, стоил 4 миллиона долларов. Даже если бы Джексон выиграл гражданский процесс против Франсиа, это, вероятно, обошлось бы ему в сумму гораздо большую чем 2,4 миллиона долларов, кроме оплаты гонораров адвокатам имели бы место потерянные доходы, поскольку это приостановило бы все его проекты на несколько лет или сильно скомпрометировало бы их.

В показаниях Бланки, как и Джейсона Франсиа, говорится что со стороны Джексона не было допущено никаких нарушений. Тот факт, что и Джейсон и Бланка Франсиа были вызваны для дачи показаний в суд над Джексоном в 2005 году, является четким свидетельством того, что урегулирование гражданских исков не запрещает и не может запретить кому-либо давать показания в уголовном суде. Обвинения Франсиа были заслушаны в ходе судебного разбирательства 2005 года, и не были признаны заслуживающими доверия.

Во время судебного процесса над Джексоном в 2005 году Джейсон утверждал, что первый акт непристойности произошел в 1987 году в кондоминиуме Джексона Century City в Лос-Анджелесе, когда Джейсону было около семи лет. Согласно его рассказу, пока его мать убирала квартиру, он и Джексон смотрели мультфильмы по телевизору, и Джексон якобы начал щекотать его, что привело к ”конкурсу щекотки» между ними. Джейсон утверждал, что, щекоча его, рука Джексона двинулась вниз к его промежности, и он коснулся его гениталий поверх одежды.

Второй акт непристойности был описан, как и первый, в том же самом месте, снова во время просмотра мультфильмов, полтора года спустя, когда Джейсону было около восьми, восьми с половиной лет. Джейсон снова заявил, что во время просмотра мультфильмов Джексон подошел к нему сзади и начал “обнимать” его. Джейсон утверждал, что он начал щекотать его, и в то же время Джексон снова коснулся его гениталий поверх одежды. Он утверждал, что контакт с его гениталиями длился по меньшей мере четыре-пять минут.

Третий акт непристойности, как утверждалось, произошел в Неверленде в Аркаде, когда Джейсону было около десяти с половиной лет. Он утверждал, что когда они играли в видеоигру, Джексон снова начал щекотать его, и каким-то образом они оказались на диване в положении “ложки”. Джейсон утверждал, что на этот раз Джексон сунул руку ему в шорты и коснулся его яичек. Он утверждал, что это продолжалось около трех-четырех минут. В этот момент Джейсон подчеркнул: «Мне потребовалось много консультаций, чтобы прийти в себя, просто чтобы рассказать об этом.» (Примечание: Джейсон Франсия был направлен на терапию обвинением в 1993/1994 годах, как мы упоминали выше.)

Джейсон также утверждал, что каждый раз, когда Джексон щекотал его, он оставлял стодолларовую купюру в его штанах. Джейсон утверждал, что никогда не говорил матери об этом предполагаемом насилии: «Я не думаю, что по сей день она об этом знает», сказал он в своих показаниях в 2005 году, хотя ранее его мать нанимала адвокатов по гражданским делам и угрожала подать в суд на Джексона в 1994 году.

Во время судебного разбирательства в 2005 году показания Джейсона Франсиа не были признаны присяжными заслуживающими доверия, и ненадлежащие полицейские допросы, приведшие к этим обвинениям, были не единственной причиной. Казалось, Джейсон Франсиа ничего не знал и не помнил, а во время показаний он был пойман на нескольких противоречиях и лжи. По крайней мере, казалось что у этого молодого человека была чрезвычайно плохая, ненадежная и постоянно меняющаяся память.

В возрасте 24 лет он как свидетель заявил, что не знает, подписывал ли он когда-либо соглашение с Джексоном. Он утверждал, что не слышал об оплате, которую его мать получила от таблоидного телешоу «Hard Copy» за два дня до его показаний, и что он никогда не обсуждал это со своей матерью. Сначала он утверждал, что никогда не говорил матери, что к нему ненадлежащим образом прикасались, но потом сказал что признался, уточнив что ранее он «ошибался». Он утверждал, что никогда не говорил адвокатам Терри Кэннону и Крису Каллману, которые представляли его в 1994 году, что его трогали ненадлежащим образом, но позже в своих показаниях он сказал, что не помнит, говорил ли он им об этом, и еще позже — что говорил.

Во время одного из допросов 1993-94 гг. Франсиа утверждал, что во время щекотки он потерял сознание, и поэтому ничего не помнил, кроме щекотки. В 2005 году, когда Мезеро спросил его, была ли у него потеря сознания, как он сказал полиции, когда его матери не было в комнате, он ответил что нет ( Показания Джейсона Франсиа на суде против Майкла Джексона в 2005 году от 4-5 апреля 2005 года: https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2016/12/court-transcripts.zip ). Пожалуйста, обратите внимание, что кондоминиум Джексона был небольшой квартирой, и предполагаемые нарушения якобы были совершены когда там присутствовала Бланка Франсиа, которая могла войти к ним в любое время.

Когда в 1993-1994 годах полиция допрашивала Джейсона, на вопрос случалось ли с ним что-то неуместное в Неверленде, он ответил: «Вокруг было слишком большое количество людей», но когда они оказали на него давление по поводу третьего случая щекотки в Аркаде, он начал утверждать, что Джексон засунул руку ему в штаны — хотя раньше Джейсон говорил, что не знает, касался ли Джексон его неподобающим образом, когда щекотал его. На самом деле, он сказал, что не уверен, что Джексон вообще щекотал его ( Показания Джейсона Франсиа на суде против Майкла Джексона в 2005 году от 4-5 апреля 2005 года: https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2016/12/court-transcripts.zip )

Мезеро указал, что в беседе с полицией в октябре 2004 года Джейсон утверждал, что этот третий случай щекотки длился более десяти секунд, но он не помнил, как долго. На суде, всего пару месяцев спустя, Джейсон внезапно вспомнил, что это длилось три-четыре минуты.

Что касается денег, которые Джейсон якобы получал от Джексона после предполагаемых актов ненадлежащего прикосновения, когда Джейсона Франсиа впервые допросили в полиции в 1993-1994 годах, он утверждал, что Джексон обещал давать ему деньги каждый раз, когда он прочитает книгу или получит хорошую оценку, потому что у него были трудности в школе и в учебе (в 2005 году на суде он признался, что у него все еще есть проблемы с чтением). Позже эта история каким-то образом переросла в то, как Джексон ложил ему деньги в штаны после каждого щекотания.

Во время судебного процесса, когда его спросили, представляет ли его адвокат Терри Кэннон, Джейсон сказал: “Я так не думаю, нет”, но позже сказал, что не знает, представляет ли его Кэннон. Мезеро напомнил ему, что Кэннон присутствовал на встрече Джейсона с прокурорами 6 декабря 2004 года. На этой встрече Джейсон не хотел, чтобы его показания были записаны на пленку. Когда Мезеро спросил его почему, он сначала заявил, что не помнит, чтобы просил об этом. Затем, когда ему предъявили документы, доказывающие что он действительно этого хотел, он не смог засвидетельствовать причину : «Я не знаю» и «Магнитофонная запись странная. Я не знаю. Нет, не знаю». Документы также показали, что он просил Кэннона присутствовать на допросе, но Джейсон сказал, что не помнит, почему Кэннон был там и просил ли он его присутствовать.

Во время судебного разбирательства, когда его спросили, были ли когда-либо предъявлены уголовные обвинения Джексону на основании его заявлений (никогда не были), Джейсон ответил: «Я многого не знаю. Я не смотрю новости».

Мезеро спросил Джейсона о другой встрече, которую прокуроры провели 19 ноября 2004 года, когда его мать допрашивали в офисе окружного прокурора. И снова Джейсон сначала заявил, что ничего об этом не знает: «Я не знаю. Я и моя мать не очень много говорим об этом». Однако, когда Мезеро указал, что он присутствовал на этой встрече, Франсиа вдруг вспомнил: «Теперь я вспомнил, да». На самом деле, Джейсон не только присутствовал, но и был допрошен прокурорами, а также попросил, чтобы его показания не были записаны на пленку. Опять же, Франсиа не помнил ничего об этом допросе прокуроров, который длился около часа, хотя он состоялся всего за пару месяцев до его показаний на суде против Джексона!

Поэтому неудивительно, что Джейсон Франсиа не произвел хорошего впечатления на присяжных (Показания Джейсона Франсиа на суде против Майкла Джексона в 2005 году от 4-5 апреля 2005 года: https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2016/12/court-transcripts.zip ).

Председатель суда присяжных, Пол Родригес сказал Нэнси Грейс в интервью после вынесения вердикта:

Нэнси Грейс (НГ): Мистер Родригес, вы поверили мальчику, который был министром по делам молодежи, и который утверждал, что Джексон приставал к нему в прошлом? (Примечание: обвинение и средства массовой информации постоянно пытались придать Джейсону Франсиа более правдоподобный вид, подчеркивая, что он когда-то был министром по делам молодежи.)

Пол Родригес (ПР): Ну, с этим у нас возникла небольшая проблема, потому что он понятия не имел, откуда берутся его деньги, и не хотел говорить об этом с матерью. Поэтому на этом мы вроде как не сосредотачивались, но держали это в уме.

НГ: Так можно ли сказать, что вы ему не поверили?

ПР: Да, нам было трудно поверить ему …

[…]

ПР: Опять же, как мы уже говорили ранее, о его показаниях, было очень трудно верить его истории когда он вел себя так, будто сам ничего не знал об этом. Я имею в виду, он действовал так же, как мать другого обвинителя, он не казался заслуживающим доверия. Он не смог убедить нас. Он просто … в его заявлениях было слишком много дыр.

( Интервью Нэнси Грейс с присяжным Полом Родригесом, CNN.com, от 13 июня 2005 г.: http://transcripts.cnn.com/TRANSCRIPTS/0506/13/ng.01.html )

Весьма показательно, что Родригес сравнил показания Франсиа с показаниями «матери другого обвинителя» — Джанет Арвизо, показания которой многие журналисты, поддерживающие сторону обвинения, расценивали как катастрофические.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: