Амитал натрия для Джорди Чандлера.

Цель этого поста — не обязательно найти ответ на вопрос: был ли введен Джордану Чандлеру амитал натрия (так называемая «сыворотка правды»). Его целью является оценка возможности его введения и эффект от введения этого препарата, который мог оказать влияние на Чандлера (если он когда-либо был введен ему вообще).

В интервью Джордана с д-ром Ричардом Гарднером указано, что 16 июля 1993 года Эван Чандлер ввел амитал натрия и усыпил мальчика, чтобы удалить его зуб. После того, как Джорди пришел в сознание, отец спросил его, произошло ли что-то между ним и Майклом, и после некоторого раздумья мальчик ответил «да» в первый раз. До этого Джорди никогда не утверждал, что между ним и Майклом Джексоном было что-то неподобающее. Наркотик натрий амитал, после введения которого Джорди заговорил, ошибочно считается «сывороткой правды».

За четыре дня до этого, 12 июля, частный детектив Энтони Пелликано взял интервью у Джордана Чандлера в городской квартире Майкла Джексона и попросил его ответить на прямые и конкретные вопросы. В течение 45 минут шла беседа об его отношениях с Майклом Джексоном. В своей книге » The King of Pop’s Darkest Hour « Лиза Д. Кэмпбелл говорит, что Джордан все отрицал, что он даже не видел тело Майкла, не говоря уже о домогательствах:

  • “ «Мальчик ответил« НЕТ »на каждый вопрос. Пелликано спросил, видел он видел тело Майкла, и мальчик сказал: «НЕТ», но он (Майкл) поднял рубашку один раз, чтобы показать ему пятна на коже. Джорди потом жаловался, что его отец всегда хотел, сидеть в доме и писать киносценарии, и что его отец просто хотел денег «.

Пелликано объяснил, что для него было важно выяснить, что в действительности произошло, потому что он сам может повернуть это против Майкла. И только после того, как Джордан опроверг какие-либо нарушения со стороны Майкла Джексона, Энтони Пелликано стал участвовать в деле от имени Майкла.

Таким образом, вопросы, которые я задала себе, были:

  • Действительно ли Джордан говорил правду под воздействием наркотика?
  • Вводилась ли ему «сыворотка правды»?
  • И действительно ли амитал натрия является «сывороткой правды»?

В поисках ответов первым шагом было смотреть, что об этом говорят другие:

Дайана Даймонд говорит, что получила информацию из конфиденциальных источников, от Рэя Чандлера (дядя мальчика) и из документов, в том числе собственного доклада анестезиолога. Они показывают, что Джордану Чандлеру не давали натрия амитал в этот день. Согласно записи анестезиолога, в медицинской карточке нет ссылки на барбитурат амитал натрия. Приобретение натрия амитала требует подачи специальной формы от Управления по борьбе с наркотиками (DEA). Сотрудники правоохранительных органов такой формы не обнаружили.

Она утверждает, что «вопрос о том, доктор Чандлер имплантировал воспоминание о домогательствах в подсознание Джорди, в то время когда мальчик находился под влиянием анестезии, впервые появились в журнале GQ (статья Мэри Фишер, октябрь, 1994)».

Ян Гальперин утверждает, что Д. Даймонд могла не знать о том, что история про амитал нартия была впервые рассказана не Фишер, а журналистом на KCBS-TV пятью месяцами ранее. Репортер спросил у Эвана Чандлера, использовал ли он этот препарат для своего сына. Вместо того, чтобы отрицать это, Чандлер утверждал, что он использовал препарат только для того, чтобы удалить зуб своему сыну, и что находясь под влиянием наркотика, мальчик сделал признание.

Мэри Фишер, однако, не довольствовалась тем, что полагалась только на отчет KCBS-TV. Она пошла прямо к источнику этой информации, и спросила Марка Torbiner, действительно ли он ввел амитал-натрия во время стоматологической процедуры Джордану Чандлеру. Вместо того, чтобы отрицать это, он сказал Фишер, «Если я использовал его, то для стоматологических целей».

Вот ссылка на статью, в которой рассматривается случай Гэри Рамона, который был ложно обвинен его дочерью в домогательствах после того, как ей был дан амитал натрия ее психиатром. Фишер ссылается на этот случай в своей статье GQ.

Джеральдина Хьюз (автор книги «Избавление» и сторонница невиновности Майкла) с другой стороны, не верит в теорию амитала натрия. She says: Она говорит:

  • «Нет, я думаю, что они выдумали эту историю. Я действительно верю, что все это подстроили и запланировали. [].Они отвели мальчика к психиатру, и именно здесь он получил эту информацию. Они сначала сказали, что это был психиатр, который первый получил информацию, а затем вы говорите, что это отец посадил его на сыворотку правды, и что из этого правда? «

Однако Рэй Чандлер, дядя Джордана, приводит стенограмму интервью племянника с психиатром, как доказательство того, что натрий амитал был введен. В этом интервью Джордан Чандлер говорит:

«И ему (отцу) однажды пришлось вытащить у меня зуб, вроде бы, в то время, как я был там. И я не люблю боль, и я сказал, ты мог бы усыпить меня? И он сказал, конечно. Так его друг усыпил меня , он анестезиолог. И, когда я проснулся, я был без зуба, и я был в порядке, — немного не в себе, но в сознании. И мой папа сказал — его друг ушел, и были только он и я, и мой папа сказал : » я просто хочу, чтобы ты дал мне знать, что-нибудь произошло между тобой и Майклом?’ И я сказал » да», и он крепко обнял меня, и все.»

Позвольте мне рассмотреть все выше вышесказанное:

  • Отец Джордана Эван Чандлер признался по телевидению, что он использовал наркотики, чтобы удалить Джордану зуб.
  • Его друг Марк Torbiner, анестезиолог, неопределенно подтвердил это, говоря: «Если я сделал это, то для стоматологических целей».
  • Джордан также сказал своему психиатру, что он погрузился в сон до того, как ему удалили зуб.
  • Рэй Чандлер рассказал одну историю Д.Даймонд, и другую для всех остальных, в своей книге «Все, что блестит», опубликовав там интервью Джордана с психиатром, где он говорит о том, что он спал, когда ему удалили зуб.
  • И только сторонница Майкла Джеральдин Хьюз единственная, кто сомневается в истории Эвана, хотя использование изменяющих сознание наркотиков, кажется, является фактором в пользу невиновности Майкла.

Так как все это выглядит несколько запутанным, следующим моим шагом было найти описание амитала натрия и того, как этот препарат работает. Все источники, доступные нам говорят, что амитал натрия не является сывороткой правды, поскольку он лишь провоцирует людей к фантазированию.

Тот факт, что международное право также расценивает амитал натрия как средство пыток, объясняет, почему анестезиолог был так осторожен в формулировках своего заявления («Если я использовал, это было для стоматологических целей»). Он не хотел, каких-либо осложнений для себя, хотя выбор этого препарата для удаления зубов является весьма необычным, так как амитал натрия не является средством анестезии или обезболивающим — его цели совершенно иные, он в основном используется в психиатрии.

Другим интересным моментом является то, что «доказательства», полученные под воздействием амитала натрия, не считаются правдивыми, и не допускаются к рассмотрению в суде. А так как Эван Чандлер сказал он сам, что он дал сыну этот препарат (даже с риском быть обвиненным в использовании его в качестве «средства пыток»), это выглядит так, что он не хотел, чтобы его сын свидетельствовал в суде, или давал там показания.

Еще один момент стоит отметить: седация под воздействием амитала натрия «происходит в течение одного часа или дольше, и длится от 10 до 12 часов», что доказывает, что его использование для удаления зубов было крайне неуместно. Однако, если он был использован, это становится ясным признаком того, что Эван Чандлер дал своему сыну этот препарат исключительно с целью допроса целей и / или внедрения ложных воспоминаний в его голову.

В Intelligence Encyclopedia говорится:

«Термин» сыворотки правды «был применен к лекарственным препаратам, которые используются в наркоанализе (narcoanalysis). Этот термин является неправильным по двум причинам: препараты используется не как сыворотка и достоверность не гарантируется. Несмотря на запреты, лица, находящиеся под влиянием «сыворотки правды», все еще в состоянии лгать и даже склонны к фантазированию. Суды постановили, что информация, полученная при наркоанализе, недопустима.

Narcoanalysis не используется в Соединенных Штатах, как метод допроса. Неэтичное использование таких препаратов классифицируется как одна из форм пыток в соответствии с международным правом. Тем не менее, они используются в психиатрической практике при оценке пациентов, страдающих психическими расстройствами.

Сыворотки правды делятся на классы в зависимости от продолжительности седации: ультракоротких, коротких, средних и длинных. Амитал натрия является барбитуратом промежуточного действия. Торможение происходит в течение одного часа или дольше и длится от 10 до 12 часов. Амитал натрия угнетает центральную нервную систему. Он используется как успокоительное, снотворное, противосудорожное и как средство для narcoanalysis (наркоанализа). Когда натрий амитал используется для narcoanalysis, его можно назвать «амиталовое интервью».

Еще более информативным источником является исследование ЦРУ специальных методов допроса с помощью сыворотки правды. В этом докладе говорится, что амитал натрия является опасным наркотиком, так как это приводит к смерти в случае передозировки, поэтому при использовании его для допроса требуется поддержание его концентрации в теле на низком, но постоянном уровне путем введения несколько внутривенных инъекций:

Амитал натрия может быть дан орально, но таким образом трудно достичь и поддерживать надлежащую дозу. Таким образом, для наркоанализа единственный способ управления – это внутривенная инъекция.

Субъект, подпадающий под влиянием введенного внутривенно амитала натрия проходит через все этапы прогрессивного опьянения. Внешне седативный эффект проявляется в замедленности, тело пациента расслабляется. Некоторые люди моментально возбуждаются, становятся несколько глупыми и смешливывми. Как правило, это проходит, и большинство субъектов засыпает, позже возникает дезориентированное полу-бодрствование. Постепенно действие наркоза в больших дозах могут быть разделено следующим образом:

I. Седативнай этап.
II. Бессознательный, с преувеличенными рефлексами (гиперактивный этап).
III. Потеря сознания, без реакции даже на болевое раздражение. На этом этапе сознание потеряно и наступает кома. Субъект не реагирует даже на опасные для жизни стимулы, и не может быть разбужен.
IV. СМЕРТЬ. На последнем этапе, дыхание прекращается.

Все эти этапы можно выделить в любом субъекте, они в значительной степени зависят от дозы и скорости, с которой вводится препарат. В анестезии I и II этапы могут длиться только две или три секунды.

Первый или седативный этап может быть разделен:

этап 1 Нет очевидного эффекта, или легкий седативный эффект.
этап 2. Затуманенность сознания, спокойствие, амнезия. (После восстановления субъект не помнит, что произошло в этом «низком» этапе.)
этап 3. Невнятная речь, старая модель мышления нарушена, неспособность интегрировать или узнать новые модели. Плохая координация. Субъект становится менее чувствительным к болевым стимулам.

Седативный этап используется для психиатрической «работы». Это может длиться всего несколько минут, но он может быть продлен дальнейшим медленным введением препарата. Обычной практикой является быстрое приведение субъекта ко второму этапу и проведению интервью, так как он переходит обратно в седативный этап на пути к полному сознанию.

Управление препаратом требует клинических решений. Требуются как технические, так и клинические навыки для того, чтобы знать, что ожидать и как адекватно реагировать на неожиданные осложнения. Этот процесс требует квалифицированного медицинского персонала, и использование барбитуровой (амитал натриевой) анестезии недоступно для простого терапевта.

Примеры

… Субъект находится в сумеречном сознании. Его речь замедлена, нечленораздельна, он бормочет и отключен, и его осторожность заметно снижается. Это ценное время допроса, длится всего пять-десять минут за один раз, может быть продлено путем введения большего количества амитал нартия, затем пациент погружается в сон.

Несколько пациентов рассказали о своих фантазиях, страхах и заблуждениях, приближающихся к бреду, многие из которых можно быть легко отличить от реальности. Но иногда не было никакой возможности, чтобы эксперт отличил правду от вымысла, за исключением ссылки на другие источники.

Один из субъектов утверждал, что имеет ребенка, который никогда не существовал, другой угрожал убить на месте отчима, который был мертв уже год, а еще один признался в участии в ограблении, хотя на самом деле он только купил товар для заказчика.

В последующих интервью девять из 17 признали правдивость их признаний, восемь отказались от своих признаний и подтвердили свои прежние показания. Результаты показали, что нормальные люди, которые имели хорошую защиту и не имели выраженных патологических черт, могут придерживаться своих придуманных историй и отказаться от прежних показаний.

Невротические люди с сильным бессознательным чувством вины в большей степени были склонны принять фантазии за правду и признаться в преступлениях, которые никогда не совершали.

JMMacDonald, психиатр Окружного суда города Денвер имел большой опыт работы с narcoanalysis, говорит, что допрос под воздействием наркотиков имеет сомнительную ценность. Подозреваемые в совершении преступлений под воздействием барбитуратов могут ложно признаться в преступлениях, которых они не совершали. Литература изобилует предупреждениями о том, что находясь в опьяненном состоянии, пациенты очень внушаемы и склонны принимать ложные конструкции терапевта.

Источник: https://www.cia.gov/library/center-for-the-study-of-intelligence/kent-csi/vol5no2/html/v05i2a09p_0001.htm

Если все субъекты, находящиеся под амитал-натриевым наркозом чрезвычайно внушаемы, то не удивительно, что Джордан никогда не говорил о любых домогательствах до наркотиков, но после введения нерешительно согласился, что «да», «это» произошло. Он мог бы легко усвоить знания о предполагаемых «приставаниях» от своего отца, который признался, что он использовал этот препарат, хотя только «для стоматологических целей».

И хотя мы знаем, что Эван Чандлер подтвердил, что он использовал наркотик, мы еще не знаем, использовал ли он его для допроса или для внедрения ложных воспоминаний — сознательно или бессознательно (например, спрашивая о деталях «приставания»). Чтобы узнать ответ на этот вопрос, мы должны задать себе несколько вопросов и в зависимости от ответа на каждый из них, можно будет сделать заключение по этому вопросу.

  • Мог ли Эван Чандлер использовать этот тип наркотиков для допроса своего сына?

Да, мог. Кроме того, он даже сказал, что он использовал это очень неправильное лекарство и специально пригласил анестезиолога для этой цели.

  • Был ли у него другой способ, чтобы выяснить, действительно ли то ужасное подозрение, которое бушует в его мозгу, было оправдано?

Нет, не было. Так как единственный ответ, который он получал от своего сына – это упорное отрицание любого проступка со стороны Майкла, я думаю, что Эван Чандлер был уверен, что он не мог заставить Джордана заговорить любым другим способом.

  • Был ли он в состоянии справиться со своим воображением, которое было убийственным для его ума в течение нескольких месяцев к тому времени?

Я думаю, что не был. Этот человек был не в состоянии справиться со своими эмоциями и страстями в целом. Отец Джордана Чандлера был крайне подозрительным, ревнивым и неуживчивым парнем, который бил обеих своих жен, поссорился с отчимом Джордана Дэвидом Шварцем и даже совершил покушение на жизнь своего сына много лет спустя. Он был поглощен очень сильными эмоциями и был способен судьбоносные решения, как это доказывает его собственное самоубийство.

  • Даже если бы он использовал натрия амитал для «стоматологического назначения» мог ли он удержаться от соблазна спросить Джордана о его отношениях с Майклом Джексоном?

Нет, я думаю, что он, безусловно, не мог. Более того, кажется, что главная цель введения этого препарата была выведать некоторые «темные тайны» из Джордана.

  • Мог ли он проявлять особую осторожность, чтобы задать вопросы в нейтральной форме, чтобы не подсказать идеи своему сына, когда он был под наркозом?

Он этого не сделал. Он, конечно, задал конретные вопросы, и, вероятно, повторял их не один раз. Даже если это не было его намерением посеять ложные воспоминания в сознание Джордана, но простого вопроса «кто коснулся пениса» и «как часто они мастурбировали друг друга» было вполне достаточно для мальчика, чтобы запомнить эти идеи и начать придумывать свои.

  • Каков был результат, который получил Эван Чандлер?

А какой другой результат он мог получить? Ответ очевиден.

  • Почему он задал Джордану только один вопрос после того, как его сын пришел в сознание и почему этот вопрос был о его отношениях с Майклом?

Потому что это все, что его действительно интересовало, и потому что это было продолжение того, о чем он просил Джордана под наркозом. Он не поинтересовался, не чувствует ли Джордан боли после процедуры — вместо этого он проверил, помнит ли мальчик что-либо из того, что он сказал ему под наркозом. Он только убедился, что мальчик все помнит.

И это все, что Эван хотел узнать и сделать.

http://vindicatemj.wordpress.com/2010/04/02/sodium-amytal-for-jordan-chandler/

________________________________

В дополнение — я нашла интересные примеры того, как пишутся «фанфики» на тему событий 93 года.

В статье «Answers To A Few Questions: Yes He Used Sodium Amytal» (http://vindicatemj.wordpress.com/2010/11/07/answers-to-a-few-questions-yes-he-used-sodium-amytal/ ) была опубликована фотокопия документа «Consent to Administer Anesthesia». Этот документ – обязательная форма дачи согласия на проведение анестезии.

Там есть имя пациента – Джорди Чандлер (справа наверху), имя и подпись анестезиолога Марка Торбинера (с левой стороны), и подпись Эвана Чандлера (с правой стороны). Джордан Чандлер был несовершеннолетним, поэтому за него давал согласие и подписывался его отец.

Амитал натрия для Джорди Чандлера., изображение №1

Из этого документа мы узнаем:

  1. Да, действительно, вроде бы зуб Джорди удалили 16 июля 93 года в 8.30 утра (дата и время стоят слева под подписью Торбинера)

2. Во второй строчке «Type of anesthesia» (вид анестезии) написано: intravenous solution (раствор для внутривенного введения).

Автор статьи lynande51 (медик по образованию) пишет: «это не правильно, должно быть указано точное название использованного препарата»

3.The line below that reads: . В строке «Patient informed about risks and complications» («пациент информирован о рисках и осложнениях») говорится: Including but not limited to fetal demise and death(«включая, но не ограничиваясь гибелью плода и смертью» — видимо, имеются ввиду все возможные осложнения, включая «выкидыш» у беременных женщин и «смерть пациента»)

Это, как пишет автор статьи, стандартный язык для «Согласия на анестезию», потому что почти все обычные пациенты имеют эти риски.

Если это «согласие» — единственный документ, который был оформлен при проведении анестезии, то отсутствие наименования препарата, как мне кажется, выглядит очень странно. В случае возникновения аллергии и других побочных эффектов (включая «смерть») врачи должны знать, какой именно препарат был использован. Тут одно из двух: либо Торбинер был «тот» еще анестезиолог (за что и «попросили» с работы этого «доцента кафедры стоматологии Калифорнийского университета»), либо этот документ – подделка.

(Кстати, Гальперин пишет, что Эвана Чандлера и Марка Торбинера познакомил все тот же Барри Ротман. Торбинер был «фрилансером», и, по словам его бывшей пациентки Ниллы Джоунс, хвастал, что «при накладных расходах в сто долларов имеет доход около сорока тысяч в месяц», обслуживая стоматологические кабинеты по всему Лос-Анджелесу. В конце концов, в отношении Торбинера управление по борьбе с наркотиками начало расследование «в связи с использованием морфия и петидина для снятия боли в случаях, не связанных с деятельностью стоматолога»).

Из комментариев к статье «Answers To A Few Questions: Yes He Used Sodium Amytal» я узнала еще один интересный факт: Д.Даймонд в своей книге, ссылаясь на «отчет» Торбинера, написала, что «в записях доктора Торбинера нет никаких данных по поводу использование амитала натрия, вопреки утверждениям Фишер», но при этом сама Даймонд сообщила, что были использованы препараты Robinul и Vistaril.

А откуда тогда, спрашивается, Даймонд взяла эту информацию, если в этом документе о «согласии» вообще нет никаких наименований?

(для справки: Robinul – торговое название бромида гликопиррония (glycopyrronium bromide).

Показания:

Профилактика бронхореи, слюнотечения и бронхоспазма, подавление секреции желудочного сока во время операции (премедикация), язвенная болезнь, антидот ингибиторов АХЭ неостигмина, пиридостигмина бромида. В качестве аэрозоли используется для лечения астмы.

Vistaril (hydroxyzine), снижает активность Центральной нервной системы. Он также действует как антигистаминное средство, снимает чихание и насморк.

Vistaril используется как седативное средство для лечения тревоги и напряжения. Он также используется вместе с другими лекарственными средствами для проведения анестезии. Vistaril может использоваться для предотвращении тошноты и рвоты.

Vistaril используется для лечения аллергических реакций кожи, таких, как крапивница или контактный дерматит).

В результате получаем целый букет неправды:

  1. Тараборелли (и Гальперин, и вслед за ними многие другие) неверно называют дату («даты») «стоматологической» операции.

2. Даймонд с «потолка» прописывает «пациенту» препараты, которые, кажется, вообще не имеют никакого отношения с «стоматологии». (Ау, стоматологи-анестезиологи, откликнетесь! «Дергают» зубы с Robinulом и Vistarilом?)

3. Слова Гальперина о том, что Джорди «смертельно боялся уколов», и поэтому ему был дан «анестезирующий газ» — скорее всего, тоже плод его буйной фантазии. (Хотя в его версии событий был хоть какой-то смысл. А так – какая разница: внутривенная инъекция или укол в десну для местной анестезии? Нет, «трехсекундная операция» (как написал сам Рэй Чандлер) по удалению молочного зуба под общим наркозом не укладывается в моей голове – это полный бред.)

Но и это все может оказаться «перечеркнутым» по той простой причине, что этот «документ» — «согласие на проведение анестезии» — может оказаться фальшивкой.

Вот почему: эта фотокопия была взята из книги Гутьерроса «Michael Jackson Was My Lover» (верх человеческой мерзости, подлости и лжи), и поэтому к подлинности этого документа надо подходить все-таки с осторожностью.

Меня смущает расхождение в почерках: мне кажется, там имеется три разных почерка.

Подпись Торбинера и дата – это один почерк;

Подпись Эвана Чандлера (очень похожа на подлинную) – это второй почерк;

А вот кто заполнял строчки «вид анестезии» и «пациент информирован о рисках и осложнениях»? Наклон букв, характер письма – везде разный.

«Чем дальше в лес, тем больше дров».

***

То, что этот «документ», и вся эта история про самую уникальную в истории медицины операцию – удаление молочного зуба под общим наркозом – может оказаться фейком, косвенно подтверждает информация из новой книги Фишер Was Michael Jackson Framed?: The Untold Story That Brought Down a Superstar. (обсуждение этого вопроса шло на форуме http://www.mjjcommunity)

Фишер традиционно считалась первой журналисткой, которая сообщила об использовании амитала натрия.

Однако это не так: Фишер в своей статье ссылалась на неназванного журналиста KCBS -TV, который 3 мая 1994 года (то есть за пять месяцев до выхода статьи Фишер) сообщил, что «Чандлер использовал наркотики, дав их своему сыну». «Анонимность» этого источника привела к тому, что все стали думать, что эта информация исходит от Фишер. На самом деле этим «первоисточником» оказался журналист Харви Левин, который впоследствии активно сотрудничал с ТМZ и поддерживал сторону Чандлеров.

Сейчас в своей книге Фишер рассказала про другой эпизод:

«Another source, a lawyer connected to the Chandler family, had dodged my calls for weeks and then, one day, he finally agreed to meet. During our lunch, he wasn’t telling me anything I didn’t already know about Evan Chandler and his attorney, and then, just as I got ready to pay the check, he dropped the bombshell. Do you know about the drug given to Jordie, in a dentist’s office, the lawyer casually asked? I hadn’t known about it— the drug turned out to be sodium Amytal— and that piece of information, confirmed by a second knowledgeable source, eventually led to my uncovering the evidence I presented in the GQ story».

«Другой источник, адвокат, связанный с семьей Чандлера, спасался от моих звонков в течение несколько недель, и затем, однажды, он, наконец, договорился встретиться со мной. Во время нашего обеда он не сказал мне ничего нового об Эване Чандлере и его адвокате, а потом, когда я встала, чтобы оплатить счет, он бросил бомбу. «Вы знаете о наркотике, который дали Jordie в кабинете стоматолога?» — небрежно спросил адвокат.

Я ничего не знала об этом – этим лекарством оказался амитал натрия. Эта была часть информации, которую подтвердил второй осведомленный источник, и, в конечном счете, это привело меня к раскрытию доказательств, которые я представила в GQ».

(и снова Фишер не называет имени «другого адвоката», и снова присутствует эта «анонимность» – как же они все там «покрывают» друг друга!)

В результате мы имеем два источника, близких к Чандлерам, которые и «слили» в прессу информацию про амитал натрия.

Для чего это было сделано?

Возможный вариант ответа: для подстраховки.

Для подстраховки на тот случай, если Джордану все-таки пришлось бы идти в суд и давать там показания.

В 1994 году появилась информация о том, что прокурор Джил Garcetti хочет изменить закон, чтобы заставить Чандлера, которому к этому времени уже исполнилось 14 лет, давать показания в уголовном суде. Возможно, «факт» использования наркотика мог стать вполне уважительной причиной для того, чтобы «показания» Джордана были бы признаны недействительными в суде. Это освобождало его и от дачи свидетельских показаний, и от возможных обвинений в лжесвидетельстве. Соглашение по гражданскому делу было подписано, деньги капали на счет, и новые проблемы Чандлерам были не нужны.

Однако здесь рано ставить точку.

Во-первых, 100% исключить возможность использования амитала натрия – все-таки нельзя.

Во-вторых: если амитал натрия действительно был использован, насколько этот факт мог повлиять на решение суда признать показания Джордана недействительными?

Чтобы пояснить свою мысль, сделаю «шаг в сторону»: вот любопытная статья про использование амитала натрия в СССР: http://readr.ru/aleksandr-podrabinek-karatelnaya-medicina.html?page=42

Пара цитат – как «это» делалось у нас:

Амитал-натрий (этаминал, барбамил) считается самым мощным в современной психофармакологии средством. После внутривенного введения раствора амитала-натрия через 2-5 минут наступает максимальный эффект. Пациент впадает в состояние эйфории, повышенной речевой и двигательной активности. Он охотно отвечает на все вопросы, ведет себя непринужденно, благодушно. Такое состояние можно сравнить с легкой степенью алкогольного опьянения. Больные, находящиеся до инъекции в ступоре, с проявлениями мутизма, охотно рассказывают о себе, о своих мыслях, намерениях. Столь чудесное внезапное превращение окаменевшего, бесчувственного существа в оживленно-го, полноценного человека ни в каких других случаях увидеть не удается»*. Действие этого средства продолжается полтора-два часа.

Повторные инъекции не достигают своей цели, так как эффект от них резко снижен. Поэтому метод используется в экспертной практике, в том числе и в судебно-экспертной. Судебно-психиатрическая экспертиза проводится, как известно, во время следствия. Когда к экспортируемому применяют такой метод, пусть даже с целью выявить глубину мутизма, это становится запрещенным приемом следствия, так как налицо совершенно явное насилие над волей подследственного, не признанного еще психически больным и невменяемым в содеянном. То, что подследственный выдает свои секреты врачам, а не органам власти, не имеет значения, так как все экспертные материалы в любом случае (признан подследственный невменяемым или нет) передаются в распоряжение предварительного следствия, а затем и суда. Это уже вопрос нарушения не только медицинской этики, но и уголовно-процессуальных норм. Правда, существует мнение, что на психически здоровых людей метод амитал-кофеинового растормаживания не действует. «Отметим особо, что у здоровых испытуемых, которые намеренно и упорно желают скрыть какие-либо обстоятельства или переживания, интересующие экспериментатора, вливание амитал-натрия не дает эффекта,» — пишет Н. Трауготт)

Здесь речь, конечно, идет о совершенно другой правовой системе. Но основной принцип одинаков: применение наркотиков – это запрещенный прием ведения следствия.

В связи с этим у меня есть вопрос: когда в статьях, посвященных делу Чандлера и использованию наркотика при проведении «стоматологической процедуры», говорится о том, что «показания, полученные с помощью амитал-натрия, являются недействительными в суде» — что конкретно имеется ввиду?

Если судебное дело открывается (или ведется) на основании результатов судебно-медицинской экспертизы, когда к подследственному (или к свидетелю) применяется метод «амиталового интервью» — это одна ситуация.

Но случай Джордана – это совсем другое. Допустим, что первоначальное «признание» было сделано после операции, когда Джордан все еще находился под воздействием наркотика. Но это «признание» не было как-то «документально» оформлено и «запротоколировано». Обвинения в адрес МД были выдвинуты не на основании односложного «да», которое услышал только его отец.

Дело против Майкла было возбуждено на основании тех показаний Джордана, которые он дважды в разное время давал социальным работникам и полицейским, и в этот момент времени он не находился под влиянием каких-либо препаратов, он был, что называется, в «твердом уме и полной памяти».

Поэтому, как мне кажется, с юридической точки зрения факт «одноразового» использования (или не использования) наркотика в деле Чандлера вообще не имеет никакого значения.

(Предположим гипотетический вариант: в отношении какого-то субъекта действительно было совершено преступление. Но, прежде чем обратиться в суд (или полицию), он посетил стоматолога, и ему под общим наркозом удалили зуб. Его заявление (показания) только по одной этой причине будут считаться недействительными?)

Очень трудно делать какие-то конкретные выводы, не имея юридического образования и хотя бы общего представления о практике американского судопроизводства. Я просто пытаюсь разобраться в этих событиях, исходя из какого-то здравого смысла (гм!) и обычной логики. И, логически рассуждая, я не вижу причин, по которым суд мог бы не принять показания Джорди, если бы тот согласился выступить обвинителем. Его показания могли быть признаны лживыми – но только в ходе судебного разбирательства. Они могли быть признаны недействительными («ложными воспоминаниями») — но, опять же, только в ходе судебного разбирательства (как это и произошло в случае с Гэри Рамона). Но для того, чтобы доказать наличие «синдрома ложной памяти» — надо было, опять же, провести судебное разбирательство. Получается своего рода замкнутый круг.

Возможен, конечно, и такой вариант: досудебное медицинское освидетельствование Джордана Чандлера.

Но тут, как мне кажется, начинается очень зыбкая почва: а какие существуют (и существуют ли вообще) методики по определению «ложной памяти» и отделению ее от «истинной»? Можно ли «снять» эффект «ложной памяти»? Можно ли симулировать «ложную память»? И т.д. и т.п.

Поэтому я не думаю, что «информация» об использовании амитала натрия, которую «запустила» сторона Чандлеров, могла бы как-то повлиять на ход судебного разбирательства. Это просто добавило «туману», и все.

***

И еще раз о синдроме «ложной памяти».

У этой версии в фанатской среде есть много сторонников. Те, кто придерживается этой теории, считают, что однажды имплантированные ложные воспоминания никуда не уходят, и именно по этой причине было бесполезно в 2005 году вызывать Джордана в суд для дачи свидетельских показаний: возможно, он до сих пор не может отделить в своем сознании правду от лжи. Возможно, именно по этой причине он молчит до сих пор – не делая никаких «заявлений», не давая никаких опровержений.

Эта точка зрения могла бы иметь право на существование, если бы не одно «но»: как тогда нам относиться к известному заявлению Томаса Мезеро, сделанному в Гарвардском университете:https://www.youtube.com/embed/1BhNd3C7dCc?version=3&rel=1&fs=1&autohide=2&showsearch=0&showinfo=1&iv_load_policy=1&wmode=transparent

«Адвокат, который успешно представлял Майкла Джексона в суде в 2005 году, рассказал о части правовой дискуссии, которая состоялась в 2005 году. Он сообщил, что он имел свидетелей, готовых дать показания против Джордана Чандлера, если прокуроры смогли бы убедить его дать показания. Эти свидетели сообщают, что Чандлер сказал: «Джексон ни разу не коснулся его, и что он был зол на отца за то, что он сделал, чтобы обвинить Майкла Джексона».

Тут уже надо как-то определиться: или мы верим Томасу Мезеро, или мы верим в синдром «ложной памяти», который сохранился «на всю жизнь».

(С другой стороны — неназванные свидетели, которые могли бы подтвердить ложь Чандлера… Меня эта очередная «анонимность» просто убивает.

Да, в 2005 году выступить в защиту МД – мог решиться не каждый, для этого надо было мужество иметь, поэтому имена этих свидетелей, уж коли они не были вызваны в суд для дачи показаний, тогда остались неизвестными.

Но что мешает Мезеро сейчас назвать имена этих свидетелей? (адвокатская этика? нет подходящего повода?)

Что мешает сейчас самим этим свидетелям сделать ну хоть какое-то «заявление» для прессы?

Да, их «показания» не в зале суда, не под присягой – не будут иметь той силы, какую они имели бы, если бы они официально давали показания в зале суда, и все же…

Что мешает Мезеро сейчас предпринять какие-то шаги, чтобы расставить точки над «и» в деле 1993 года? Пусть это будет не Мезеро, кто-то другой (другие) — ну есть же в Штатах квалифицированные юристы (журналисты), которым небезразлична судьба МД (пусть даже и посмертная)…Что мешает? Вопросы, понятно, в пустоту…

А «мешает» одно – никто в Штатах не хочет в это дело «лезть». Установление истины в событиях 93 года американскому обществу просто невыгодно). Грустно.

Источник.

April 2, 2010 by Vindicatemj (Helena).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: