Денежные требования Эвана Чандлера.

ДЕНЕЖНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ ЧЕНДЛЕРА, изображение №1

То, что Майкл Джексон пошел на соглашение со своим первым обвинителем в 1994 году — часто расценивается как признание его вины. Те, кто характеризует урегулирование как «откуп» — не понимают, что если бы Джексон действительно хотел «замять» это дело, он мог бы сделать это до того как обвинения станут достоянием гласности, и до того как будут вовлечены власти. Фактически, цель обвиняющей стороны состояла в том, чтобы получить выплату с самого начала. Ясно, что причина, по которой они обратились к общественности и властям со своими обвинениями заключалась в том, что они не получили желаемого результата (косвенным образом используя то, что все психиатры обязаны сообщать об обвинениях в жестоком обращении). Прежде чем раскрыть свои обвинения психиатру, уполномоченному сообщать о предполагаемом насилии, и обнародовать обвинения, отец Джордана Чандлера Эван Чандлер потребовал деньги от Майкла Джексона. В своей книге «Все, что блестит» дядя Джордана, Рэй Чандлер, яростно отрицает, что это было актом вымогательства, и называет это просто «переговорами». Но как бы вы это ни называли, с письмом доктора Матиса Абрамса в руке, Эван сначала пытался «договориться» с Майклом Джексоном, и хотел сделать это без огласки. В главе под названием «1 августа» книги написано:

«Хотя Эван был уверен, что действия Майкла в отношении Джорди имели преступный характер, он все же не верил, что они были намеренными. Каким бы извращенным ни был Майкл, Эван верил, что Майкл искренне заботился о Джорди, и что если он сможет поговорить с ним в одиночестве и объяснить свои проблемы, Майкл поймет, и вместе они смогут договориться «без чертовых адвокатов».

Джексон, однако, отказался вести переговоры с Эваном «без чертовых адвокатов» . Согласно «Все, что блестит», отчим Джордана Дэвид Шварц уже сообщил о письме Абрамса частному сыщику Джексона, Энтони Пелликано, поэтому Джексон уже мог подозревать, что Эван что-то замышляет. Кроме того, 8 июля 1993 года Джексон уже слышал телефонные разговоры между Эваном Чандлером и Дэвидом Шварцем. Тем не менее Джексон согласился встретиться с Эваном, но только в присутствии его адвоката, Берта Филдса или Пелликано. Телефонный разговор между Эваном и Джексоном описан в «Все, что блестит» следующим образом:

«Я просто хочу выяснить, что происходит между вами», — объяснил Эван. «Тебе не нужен адвокат. Мы можем решить это сами».

Майкл настаивал на своем: Пелликано или Филдс должны были присутствовать.

«Мы можем говорить о некоторых неловких вещах для вас обоих», — предупредил Эван.

«Все, что ты скажешь мне, ты можешь сказать Берту», — настаивал Майкл.

«Но я не думаю, что кто-то еще должен слышать эти вещи. Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы. Я просто…»

Этот телефонный звонок стал поворотным моментом для Эвана. «Я понимал, что человеку, имеющему статус Майкла, нужны адвокаты для всего, но это не было бизнесом, по крайней мере для меня. Я действительно думал, что мы могли бы решить это, если бы мы не было адвокатов, и я думал, что Майкл тоже захочет этого. Если я не приводил адвоката, зачем он был нужен ему?»

Встреча состоялась 4 августа в отеле Westwood Marquis. Присутствовали Майкл Джексон, Энтони Пелликано, Эван и Джордан Чандлер. Согласно статье в журнале GQ Мэри Фишер от 1994 года:

«Увидев Джексона, — говорит Пелликано, — Чандлер нежно обнял певца (некоторые говорят, что этот жест, казалось бы, опровергает подозрения стоматолога о том, что Джексон приставал к его сыну), затем полез в карман, вытащил письмо Абрамса и начал чтение отрывков из него.

Когда Чандлер добрался до места, где рассказывается о растлении детей, мальчик, говорит Пелликано, опустил голову, а затем посмотрел на Джексона с удивленным выражением лица, словно говоря: «Я этого не говорил». Когда встреча закончилась, Чандлер, по словам Пелликано, указал пальцем на Джексона и предупредил: «Я собираюсь тебя уничтожить».

Объятие упоминается также в книге Рэя Чандлера: «Затем Эван подошел к Майклу и обнял звезду большими, радостными объятиями, похлопав его по спине, как старый друг».

В интервью для Vanity Fair через шесть месяцев после встречи в Westwood Marquis Пелликано обратил внимание на тот факт, что Эван обнял Майкла в начале встречи. «Если бы я предполагал, что кто-то приставал к моему ребенку, и я оказался бы рядом с ним, — я бы убил его». Возможно то, что Эван не напал на Майкла сразу при встрече означает, что в действительности он не верил, что имело место растление. Пелликано настаивает, что Эван обвинил Майкла в растлении Джорди для вымогательства, потому что, обьятие Эвана при встрече показало, что он знал что Майкл не сделал ничего подобного.

Но если Эван пошел туда, чтобы вымогать у Майкла деньги, почему тогда он начал с того, что обнял его? Зачем ему вести себя дружелюбно? Разве он не должен был притворился, что он был зол на Майкла, потому что тот приставал к Джорди? Особенно при частном детективе Майкла, присутствующим в качестве свидетеля!

Все это подтверждает, что Эван пошел на встречу с верой, что Майкл искренне заботился о Джорди и не сделал ничего преднамеренного, чтобы причинить ему боль.

Сколько родителей, подозревающих что их ребенка растлили, будут «обниматься с радостью» и «похлопывать по спине, как старого друга» подозреваемого насильника? И сколько родителей будут «притворяться», что они злятся на предполагаемого растлителя, вместо того, чтобы искренне злиться?

Другим замечательным аспектом цитируемого выше текста является очевидная попытка Эвана воздерживаться от использования термина «растление». Ведь эта встреча состоялась после того, как Джордан якобы уже «признался» Эвану в том, что Джексон приставал к нему! Однако Джексону и его людям было понятно, что его обвиняют в растлении малолетних, даже если Эван сам не произнес вслух этого обвинения. В отеле Westwood Marquis Эван только прочитал письмо доктора Абрамса, но не выдвинул никаких обвинений своими словами. По-видимому, Эван и его адвокат Барри Ротман пытались удостовериться, что на Эвана нельзя будет подать иск позже, если будет доказано что обвинения ложные. На самом деле, согласно книге Рэя Чандлера, Ротман 1 августа предупредил Пелликано, что Эвану не может быть предъявлен иск, даже если обвинения будут признаны неправдивыми: «Барри не был запуган. Он сообщил Пелликано, что Эван не делал публичных заявлений о вине Майкла. И что Эван, как стоматолог, руководствуется теми же требованиями, что и любой лицензированный медицинский работник. Он может сообщить о своих подозрениях соответствующим органам власти, но он не может быть привлечен к ответственности за это, даже если его подозрения окажутся неверными».

Согласно «Все, что блестит» , на следующий день после этого разговора с Ротаманом, Пелликано «сказал, что у него есть способ решить все: Майкл может помочь Джорди и Эвану «восстановить свои отношения», помочь им в создании карьеры сценариста. Таким образом, они смогут проводить много времени вместе, занимаясь тем, что любят больше всего».

Согласно книге, именно такое предложение сделал Эван в отеле Westwood Marquis 4 августа, но Пелликано это отрицал, было ясно, что он не хочет ничего ему предлагать. Согласно «Все, что блестит» , это отношение Пелликано «расстроило» Эвана, и он сказал артисту что знает, что тот сделал с Джорданом, и что мальчик подтвердил это. В книге утверждается, что «Эван попросил сына подтвердить, и мальчик утвердительно кивнул», на что Джексон посмотрел прямо в глаза Джордана и сказал: «Я ничего не делал».

Для Эвана это был «определяющий» момент: «Я знал, что Майкл облажался, но до этого момента я не был уверен, часть меня все еще верила, что он искренне влюблен в Джорди и действует невинно, без какой-либо предусмотрительности или хитрости. Но его улыбка была леденящей, как улыбка, которую вы видите на лице серийного убийцы или насильника, который постоянно заявляет о своей невиновности, несмотря на множество доказательств против него. Я немедленно понял: Майкл Джексон был растлителем детей! Это внезапно стало настолько очевидным, что Джун была одурачена, Джорди был одурачен, и меня — тоже одурачили. Это жалкое существо одурачило весь мир своим блестящим, но преступным умом».

Согласно книге «Все , что блестит», Джордан «признался» Эвану 16 июля, но Рэй Чандлер описывает этот момент — 4-го августа (когда Джексон посмотрел в глаза Джордану и сказал, что ничего не делал). И мы должны поверить, что именно это убедило Эвана в том, что Джексон был растлителем детей? Разве его сын раньше не «признался» ему?

Рэй Чандлер закрывает описание этой встречи так: «Эван чувствовал себя победителем. Не потому, что он что-то выиграл, а потому, что он наконец-то решил головоломку. Между его сыном и Майклом не просто был секс. Теперь он понимал истинные чувства Майкла, он заглянул в сердце этого человека, и то что он там увидел — было уродливым».

Джордан якобы «признался» отцу 16 июля, но согласно этой сюжетной линии Эван «решил загадку» только 4 августа, и сделал это, интерпретируя отрицание Джексона довольно своеобразным способом. Однако это понимание Эвана — не помешало ему продолжить свои «переговоры» с Джексоном. После встречи в отеле Westwood Marquis, Пелликано пригласили встретиться с Барри Ротманом и Эваном в офисе Ротмана, и именно тогда Эван и Ротман потребовали 20 миллионов долларов.

Рэй Чандлер рассуждает так: «У Эвана было две цели. В первую очередь — благополучие его сына. На первый взгляд, Джорди выглядел хорошо — только внешне. Доктор Абрамс выразил глубокую обеспокоенность по поводу мальчика и убедил Эвана, что мальчику нанесён серьезный ущерб. [Примечание: на тот момент доктор Абрамс еще не встречался с Джорданом, Эван ссылается на письмо доктора Абрамса, которое было составлено на основании рассказов Эвана и его адвоката.] Эван надеялся на лучшее, но ему нужно было готовиться к худшему.

Если бы Джорди нуждался в долгосрочном консультировании, оно было бы дорогостоящим, и им пришлось бы искать государство, в котором психотерапевты не обязаны были сообщать о жестоком обращении с детьми властям. А это означало переезд и закрытие его стоматологической клиники. Как он тогда содержал бы свою семью? Это, конечно, не худший вариант, но возможный.

Эван остался недоволен встречей с Пелликано и Майклом — в частности, «Майкл смотрит в глаза Джорди и отрицает их близость». Его второй целью было — наказать Майкла. «Я не хотел, чтобы он остался безнаказанным. Но несколько миллионов для него — мелочь. Я полагал, что двадцать миллионов — определенно будут наказанием. По крайней мере, это заставит его задуматься. Если окажется, что с Джорди все в порядке и не нужно психотерапевтическое лечение — тем лучше, Джорди заслужил это после того, что Майкл сделал с ним. И это была не просто из-за секса. Все много говорили о сексе — пресса, полиция, окружной прокурор. Это было важно, конечно, но это было не главное для меня. Майкл захватил его разум и изолировал его от его семьи и друзей, и всех, кто о нем заботился. Он сделал его своим маленьким рабом. Снаружи это выглядело так, как будто он уделяет Джорди время своей жизни, но внутри — он отнимал у него его индивидуальность, его душу.Это было настоящее преступление, и именно за это я хотел, чтобы Майкл заплатил».

Есть разные мнения о том, откуда взялась сумма в 20 миллионов долларов, требуемая Эваном (который был начинающим сценаристом). 28 августа 1993 года газета «Лос-Анджелес таймс» написала: «Источники в киноиндустрии говорят, что отец мальчика заключил с Джексоном сделку на 20 миллионов долларов о производстве и финансировании фильма».

Друг Джексона, художник Дэвид Нордал, пояснил в интервью, которое он дал сайту Reflections on Dance в 2010 году:

«Я работал над эскизами для его кинопроизводственной компании [Jackson’s] под названием Lost Boys Productions. Sony дала 40 миллионов долларов на создание этой продакшн-компании ему (Майклу) и папе маленького мальчика (Эвана Чандлера), который хотел попасть в шоу-бизнес, и написал часть сценария. После этого он считал себя голливудским сценаристом, он дружил с Майклом, его сын дружил с Майклом. Этот парень предполагал, что Майкл собирается сделать его партнером в этой кинопроизводственной компании, и отсюда пришла цифра в 20 миллионов долларов — он хотел половину денег Sony. Это было доказано. Это было вымогательство. Майкл слушал своих бизнес-консультантов, и все они сказали, чтобы он держал язык за зубами и отправлялся в Корею, продолжать свой тур. «Мы позаботимся об этом» — сказали они».

Вернёмся к мнению Эвана Чандлера, что 20 миллионов долларов — это сумма «наказания»: почему бы не оставить право наказывать за соответствующими властями? Ответ в книге «Все, что блестит» таков: Эван думал, что они ему не поверят, и был обеспокоен публичностью, которую принесут обвинения. Рэй Чандлер пишет об этой проблеме: «Это было не только после того, как Эван сделал эти заявления. Он выразил свои опасения по поводу публичного показа секретной записи Дейва за шесть недель до того, как дело стало публичным. «Это будет слишком, все это просто обрушится на всех и уничтожит всех. В том числе и его сына».

Однако в записанном на пленку телефонном разговоре между Эваном и Дэвидом Шварцем это заявление не было выражением озабоченности. Скорее наоборот.

«Чандлер: К сожалению, тогда будет слишком поздно, и в этот момент ничего не будет иметь значения.

Шварц: Почему?

Чандлер: Потому что этот факт ошеломляющий!

Шварц: Да?

Чандлер: Все будут уничтожены в процессе. Сами факты собираются — как только эта вещь начнет действовать

Шварц: Да.

Чандлер: Факты сами по себе ошеломят. Это будет больше, чем все мы можем представить, и все это просто обрушится на него и уничтожит всех в его поле зрения. Это будет унизительно, поверь мне.

Шварц: Да. И это хорошо?

Чандлер: Да. Это здорово.

Шварц: Почему?

Чандлер: Отлично, потому что —

Шварц: Я имею в виду, вот как ты …

Чандлер: Потому что Джун, Джорди и Майкл —

Шварц: Да.

Чандлер: — заставили меня довести это до крайности

Шварц: Да.

Чандлер: — чтобы привлечь их внимание».

Согласно «Все, что блестит» , Ротман был убежден, что Джексон не заплатит 20 миллионов долларов, поэтому он попытался уговорить Эвана на 5 миллионов долларов, но Эван был непреклонен, потому что считал, что «пять миллионов — это выплата, а не наказание». Он хотел, чтобы Майкл был наказан за то, что, как он теперь считал, было явным растлением.

Согласно книге, 9 августа Пелликано вернулся с встречным предложением в 1 миллион долларов для финансирования трех сценариев, написанных Эваном и Джорданом. Позже Пелликано заявил, что он сделал это, чтобы иметь возможность записать переговоры Чандлеров о деньгах, и действительно были записи этих телефонных разговоров. Эван не захотел брать 1 миллион долларов, ожидая большего предложения. Затем 13 августа следующее предложение Пелликано, которое также было сделано для того, чтобы иметь возможность записать переговоры о деньгах на плёнку. Это предложение шокировало Ротмана и Эвана: 350 000 долларов.

«Барри не мог поверить своим ушам. Пелликано полностью игнорировал правила игры. Барри начал с двадцати миллионов, Пелликано — с миллионна, наверняка следующее число должно быть где-то посередине. И как ни странно, Пелликано снизил свое предложение. Еще более безумным было то, что он отказался восстановить его, когда Барри сказал ему, что он «заставит Эвана согласиться»».

Согласно книге, 17 августа Пелликано позвонил Ротману, чтобы узнать, принял ли Эван предложение.

«Барри сказал ему «нет», но предположил, что Эван, возможно, пожелает принять первоначальное предложение на миллион долларов, если Пелликано захочет его продлить. «Этого никогда не произойдет», — ответил следователь».

Накануне, 16 августа, адвокат Джун Чандлер Майкл Фриман сообщил Ротману, что они подали ходатайство в суд о возвращении Джордана его матери, Джун Чандлер. В ответ на это, разочарованный отказом Джексона Эван отвез 17 августа Джордана к доктору Матису Абрамсу, где мальчик выдвинул свои обвинения против Майкла Джексона, что неизбежно повлекло за собой привлечение властей и дало Эвану возможность получить опеку над Джорданом.

Из книги «Все что блестит»: «В телефонном разговоре за ночь до того, как запрос Фримена должен был быть рассмотрен в суде, Барри посоветовал Эвану войти в зал суда и обвинить Майкла в растлении Джорди, тогда у Джун, у которой была законная опека, не будет возможно вернуть Джорди».

Ясно, что у Джексона было много возможностей расплатиться с Чандлером до того, как дело было обнародовано или передано властям. То, что он решил не делать этого, озадачило Эвана. Рэй Чандлер пишет в своей книге:

«Филдс и Пелликано уже знали, что Эван готов вести переговоры. Почему бы не расплатиться с ним и не пресечь кошмар в зародыше, пока у них была такая возможность? Особенно, когда вы знаете, что этот мужчина виновен в том, что спит с маленькими мальчиками. Вы не только избежите гражданского иска, но и, что более важно, вы обойдетесь без участия властей. Десять, двадцать, тридцать миллионов? Деньги не имеют значения! Сделка может быть осуществлена ​в течение нескольких часов. И если это не сработает, вы всегда можете выйти из игры».

а также

«Утром 17 августа 1993 года, когда велись переговоры с Барри Ротманом, Энтони Пелликано имел в своем распоряжении копию отчета психиатра с опущенными именами. Он держал в руках будущее самого знаменитого артиста в истории человечества! Но тем не менее, он отказался идти на компромисс. Зачем рисковать тем, что имя Майкла может окажется в этом отчете и приведет к расследованию?»

Независимо от того, используете вы термин «вымогательство» для описания вышеупомянутых событий или нет, Рэй Чандлер завершает главу о «переговорах» отдельным абзацем, который как бы суммирует главу и подчеркивает: «Если бы Майкл заплатил требуемые двадцать миллионов долларов в августе, а не в январе следующего года, он мог бы все следующие десять лет быть самым знаменитым артистом в мире, а не самым печально известным растлителем в мире».

Но, пожалуйста, помните, как появились обвинения Джордана: его отец угрожал ему и заставлял его говорить то, что он хотел услышать. Тот же самый отец, который затем использовал эти обвинения, чтобы попытаться «договориться» с Джексоном о деньгах.

Источник.

Перевод Ивановой Олеси.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: