Читая между строк Ларри Фельдмана. История утечек информации.

Все мы настолько потрясены позорным поведением адвоката Карла Дугласа, так называемого «защитника» MJ, на семинаре «Frozen in Time», что на его фоне Ларри Фельдман производит впечатление почти благодетеля Майкла Джексона.

Это впечатление совершенно неверно. Потому что Ларри Фельдман — высокопрофессиональный специалист, способный манипулировать сознанием людей так мастерски, что вы просто сами этого не замечаете.

Карл Дуглас просто жалкий, беспомощный и нечестный адвокат, который эффективно продемонстрировал нам, что с такими юридическими помощниками у Майкла не было абсолютно никаких шансов выиграть процесс в 1993 против такой юридической акулы как Ларри Фельдман — даже несмотря на то, что Майкл был абсолютно невиновен.

Однако именно ЛАРРИ ФЕЛЬДМАН был настоящим ключом к успеху для Чандлеров, и поэтому нам важно раскрыть все маневры, сделанные им для того, чтобы выиграть дело, которое прокуроры (Гил Гарсетти и Том Снеддон) не могли довести даже до официального предъявления обвинений MJ.

Также важно понять реальную историю между строк блестящей речи Ларри Фельдмана, в которой ему удается представить совершенно ложную картину событий в то время как он почти никогда не лжет открыто и прямо.

Ларри Фельдман
Ларри Фельдман

Ларри Фельдман — человек, который искусно лжет, говоря только полуправду. Когда все эти фрагменты и части собраны воедино, именно их сплав делает историю ложной, хотя отдельные ее фрагменты могут быть правдой.

Его ложь имеет очень тонкую природу и далека от возмутительно ложных «любовных писем» Дайан Даймонд, которых никто никогда не видел, или от сумасшедших «кровавых ванн» Морин Орт, которые совершенно не соответствуют характеру MJ — нет, ложь Ларри Фельдмана вытекает из простого упущения фактов, к чему невозможно по-настоящему придраться: что, если человек просто забывчив?

Вот почему единственный правильный способ слушать/читать речь Ларри Фельдмана — это читать между строк то, что он говорит, и ДОрассказывать остальную часть истории самим.

С таким большим количеством того, что можно было бы рассказать, но было опущено Ларри Фельдманом, восстановление истины до ее первоначальной версии и размера — довольно трудоемкая задача. Я попыталась сделать это, дополнив общую картину фактами, которые мы все уже узнаем, и конечный результат является своего рода обзором, который получился настолько длинный, что его пришлось разделить на несколько частей. Этим я хочу доказать, что правда гораздо более детальна и красочна, чем версия, представленная нам Ларри Фельдманом.

Полную речь Ларри Фельдмана на семинаре «Застывшее во времени» я разбила на короткие заявления, каждое из которых дополнила большим количеством информации из различных источников, включая архив новостей Санта-Барбары и LA Times, в которых тщательно, но не слишком объективно (для Майкла) освещались дела 1993 и 2005 годов. Их полная коллекция была щедро подарена нашему блогу Ольгой (спасибо, дорогая!).

И эти дополнения абсолютно необходимы для восстановления истинной правды, так как в противном случае полная история выглядит как спекуляция. Время от времени я не могла удержаться от собственных комментариев об очень специфическом методе «говорить правду», использованном Ларри Фельдманом.

История первая: УТЕЧКИ.

Ларри Фельдман: «Добрый вечер. Я имел честь представлять двух мальчиков, заявлявших, что они были растлены Майклом Джексоном. Хотя временной промежуток между этими делами составлял 10 лет, в их обвинениях было несколько общих моментов, что имеет огромное значение при их рассмотрении, а также были и некоторые различия, что тоже имеет большое значение. Следует учитывать, что оба дела были гражданскими.

В одном из них, в первом, я действительно выступал в качестве представителя одной из сторон процесса, прошел через все его этапы и боролся за его исход, о чем я расскажу далее. А в другом случае я не был представителем одной из сторон процесса, потому что уголовное дело рассматривалось первым. Но у этих мальчиков было много общего: им было по 13 лет, и они находились в периоде полового созревания.

Оба мальчика воспитывались в разведенных семьях. Оба мальчика жили с матерями в то время, когда они предположительно были растлены. Матери обоих мальчиков разрешали им проводить большое количество времени наедине с Майклом Джексоном.»

Я надеюсь, вы поняли главную цель Ларри. Акцент на «общих чертах» — не просто иллюстрация того, что эти случаи были похожи (и поэтому должны были рассматриваться одинаково). На самом деле идея состоит в том, чтобы тонко намекнуть, что у Майкла существовал некий «образец поведения», типичный для тех презренных людей, которых мы здесь даже не будем называть.

Сообщение Ларри о том, что мальчики из неполных семей жили со своими матерями — это образец правды, рассказанной только наполовину. Отец Джордана Чандлера Эван совершенно искренне утверждал, что он был хорошим отцом мальчику, у него с семьей была тесная связь, пока Майкл Джексон не разрушил ее (это была главная жалоба Эвана Чандлера в записанном разговоре с Дэвидом Шварцем, отчимом Джорди, если вы помните).

А в случае Гэвина Арвизо отсутствие матери рядом с больным мальчиком еще более очевидно и драматично, по словам очевидца событий, Эйзжи Прайор, которая в то время был очень близка к семье:

Эйзжи: Я присутствовала в Неверленде, когда эти дети были там. Я разговаривала с этими детьми несколько раз в день, когда это якобы происходило.

Интервьюер: Вы присутствовали в Неверленде?

Эйзжи: Да, и эти дети были очень счастливы быть там.

Корр.: Расскажите о своем опыте общения с этой семьей

Эйзжи: Ну, когда я впервые встретилась с семьей, обвинитель хвастался тем, что Майкл был его лучшим другом, и их дружба, казалось, действительно привносила много радости в его жизнь. За все то время, пока он болел и проходил химиотерапию, я почти никогда не встречалась с его мамой. Мать не приходила к нему, пока ему не стало лучше. И вы знает, как только ему стало лучше и мы начали заниматься разными другими вещами, тогда мать была рядом все время, но я больше никогда не видела его отца.

Корр.: Значит, матери не было рядом с ним в самом начале, а отца — в самом конце?

Эйзжи: Я не видела его мать ни разу за год.

Теперь, раз уж Ларри Фельдман говорит о «сходстве», правильным будет рассказать и о различиях – например, что у Джордан Чандлера была строгая, но любящая мать, которая не позволяла сыну сделать ни одного шага без ее контроля или одобрения – в то время как мать Гэвина Арвизо была импульсивной, эмоциональной и неконтролируемой в психическом плане.

Связь Гэвина с Майклом возникла из «предсмертного желания» мальчика, которого все считали неизлечимо больным. Мальчик перенес операцию, был лысым и таким слабым в результате химиотерапии, что Майклу пришлось возить его по Неверленду в инвалидном кресле. Причиной, по которой Майкл уделял ему повышенное внимание, была его попытка (весьма успешная) привнести луч надежды в жизнь этого больного ребенка, и это легко объясняет тот факт, который подчеркнул Ларри Фельдман, что семья позволила своему сыну «проводить большое количество времени наедине с Майклом Джексоном».

Los Angeles Times цитирует Майкла, который позднее очень сожалел о том, что он позволил Гэвину остаться в своем доме:

«Несколько лет назад, я позволил одной семье посетить и провести время в Неверленде. Неверленд — это мой дом. Я позволил этой семье приехать в мой дом, потому что они сказали мне, что их сын болен раком и нуждается в моей помощи».

http://articles.latimes.com/2005/jan/31/local/me-statement31

Далее.

Ларри Фельдман: «Обе матери разрешали им ночевать в доме Майкла Джексона, в его спальне, в его кровати

Очень утомительно повторять, что Гэвин Арвизо никогда не спал с Майклом в одной кровати, но приходится повторять снова и снова. Правда была изложена Гэвином и его матерью в недвусмысленных выражениях во время их нескольких допросов, проведенных 14-27 февраля 2003 года полицией и Департаментом Лос-Анджелеса по делам детей и семьи, которые повторили в своей ноябрьской записке в том же году, что между Майклом и Гэвином никогда не было ничего подобного:

В меморандуме DCFS от 26 ноября 2003 года говорится:

«Расследование, проведенное группой по особо важным делам, привело к выводу о том, что утверждения о пренебрежении и сексуальных надругательствах являются необоснованными как со стороны отдела полиции Лос-Анджелеса-Уилшир, так и со стороны Департамента полиции. Мать детей заявила, что она считает, что средства массовой информации вырвали эти утверждения из контекста. Мать заявила, что ребенок, больной раком 4-й стадии, в течение года проходил сеанс химиотерапии в дополнение к тому, что ему удалили селезенку и одну почку. Мать заявила, что артист был для ее как отец, он был частью ее семьи. ..

Согласно обвинениям в сексуальном насилии, мать заявила, что ее дети никогда не остаются наедине с артистом. Она далее заявила, что его сын спал в одной комнате с артистом, но они не спали на одной кровати. Артист спал на полу.

Ребенок ( … ) был допрошен комиссией по правам человека по поводу этих утверждений, и он отрицал любую форму сексуального насилия. Он отрицал, что когда-либо спал в одной кровати с артистом. Ребенок ( … ) также отрицал факт сексуального насилия. Оба ребенка выразили любовь к артисту и заявили, что им понравилось посещать его дом…

Старшая сестра ( … ) в возрасте 16 лет также была допрошена CSW. Она заявила, что сопровождала своих братьев во время ночевок в доме артиста и никогда не видела ничего сексуально-неприемлемого между ее братьями и артистом”.

( история Smoking Gun )

То же самое повторил и Майкл Джексон на передаче CBS «60 минут»:

«Я не спал в кровати с ребенком. Даже если бы я это сделал, все было бы нормально. Но я спал на полу. Я отдаю кровать ребенку. «

Итак, если сам мальчик, его мать и Майкл настаивали, что этого никогда не происходило, означает ли это, что Ларри Фельдман солгал, сказав: «Обе матери разрешали им ночевать в доме Майкла Джексона, в его спальне, в его кровати»?

Я перечитала текст выступления Ларри и должна признать, что технически он прав – в тот период времени Гэвин действительно спал в кровати, в которой спал Майкл Джексон, вот только небольшое упущение того, что они никогда не спали в этой кровати вместе, исказило всю картину.

Для меня это звучит скорее как «он спал в постели, в которой спал король Генрих VIII (когда-то)», и это абсолютно идеальный способ рассказать ложь таким образом, что никто не сможет придраться — отдельные слова правильны, но общее впечатление неверно, и именно к этому стремился Ларри Фельдман!

Правда об этих ночевках заключалась в том, что Майкл усвоил урок 1993 года, и теперь заботился о том, чтобы обезопасить себя от любых возможных будущих обвинений – в его комнате с ним всегда оставался другой взрослый, если там на ночь оставался ребенок. Однако отказать мальчику, который был «смертельно болен», и испортить его настроение, не позволив ему спать в своей кровати, Майкл не мог, поэтому позволил Гэвину остаться. К сожалению, он это позволил…

Бывший охранник Майкла Майк Лаперрук рассказал об этих «механизмах безопасности» Роджеру Фридману, который сообщил 12 марта 2004 года следующее: https://www.foxnews.com/story/jacko-security-guard-singer-is-innocent:

«Вчера я разговаривал с Майком Лаперруком, отставным сержантом департамента шерифа округа Лос-Анджелес, который остается в резерве после 22-летней активной карьеры.

Лаперрук работал на Джексона с августа 2001 года до июня 2003 года.

— Я был с ним 24 часа в сутки, — сказал мне Лаперрук. — У меня всегда был ключ от его комнат, и мне никогда не запрещали им пользоваться.

– Вы когда-нибудь, заходя в спальню Майкла Джексона, видели его в постели с другим ребенком, кроме его собственных?

– Нет! Конечно, нет, — сказал Лаперрук.

Он назвал мать 13-летнего обвинителя Джексона «женщиной, которая знает, как манипулировать людьми.»

Когда 17 ноября прошлого года Лаперрук услышал новость об обыске Неверленда и новых проблемах Джексона, он говорит, что его первой мыслью было: «Бедный парень. Его не оставляют в покое. У него выходил новый альбом, и много чего происходило.»

Он будет свидетельствовать под присягой, что за его 22 года работы полицейским у него был опыт работы с растлителями детей, и что Джексон не соответствует этому профилю.

Он сказал, что у него самого двое детей, и он будет чувствовать себя абсолютно комфортно, если с любой из них — как мальчик, так и девочка — будут проводить время с Джексоном.»

Однако история «сна в одной кровати», представленная Ларри Фельдманом, на этом не заканчивается. Когда в прессу просочился меморандум DCFS, в котором говорилось о более ранних заявлениях Арвизо о том, что они никогда не спят в одной кровати, Ларри Фельдман сделал все возможное, чтобы полностью уничтожить эту информацию, причемна юридических основаниях.

Через две недели после утечки он подал жалобу по поводу того, что это нарушило закон и «права на частную жизнь», и подал официальный иск в DCFS, требуя возмещения убытков от имени Арвизо, которые к тому времени уже изменили свою историю.

Только представьте себе, что эта попытка могла бы быть успешной, информация была бы скрыта, и никто из нас никогда не узнал бы правду! В тексте иска говорится (Ларри Фельдман говорит о себе в 3-м лице):

«Эти расследования являются конфиденциальными, и закон запрещает раскрывать общественности информацию, касающуюся этих расследований.

В письме от 11 декабря 2003 года адвокат истца Ларри Р. Фельдман выразил протест в связи с публикацией меморандума от 26 ноября 2003 года и просил Департамент незамедлительно провести расследование этого незаконного и ненадлежащего разглашения.

Хотя Департамент утверждал, что он проводил такое расследование, Он не представил никакой информации заявителям в отношении предполагаемого расследования, а также Департамент не счел из соображений человеческой порядочности извиниться перед заявителями за полное несоблюдение Департаментом требований о сохранении их частной жизни, как того требует закон.

Неправомерное разглашение информации о заявителях Департаментом нарушило права заявителей на неприкосновенность частной жизни, причинив тем самым заявителям ущерб в сумме установленного размера.»

(Полный текст см. в документах, здесь: https://vindicatemj.wordpress.com/2010/11/07/dont-let-ron-zonen-and-larry-feldman-lie-to-you/)

Я полностью согласна, что закон надо уважать, и полностью разделяю гнев Ларри Фельдмана по поводу тех, кто его нарушает, если бы не одно маленькое НО – за одиннадцать месяцев до этого, в феврале того же года (2003), его высоко уважающая закон команда обнародовала (слила) конфиденциальный документ, чем очень даже нарушила право на неприкосновенность частной жизни каждого упомянутого в этом документе лица, и ни у одного из адвокатов команды не хватило человеческой порядочности, чтобы извиниться за эту утечку перед кем-либо.

И этот случай был гораздо более серьезным нарушением — помимо того, что он сильно ранил чувства тех, кто указан в документе, он также нарушил соглашение о конфиденциальности 1994 года, одним из гарантов которого был не кто иной, как адвокат Ларри Фельдман!

Да-да, я говорю о то самом «заявлении», сделанном неким Дж. Чандлеромдесять лет назад, в декабре 1993 года, на бумаге определенной юридической корпорации, называемой “Fogel, Feldman, Ostrov, Ringler” из Калифорнии, которое было написано кем-то, предположительно Джорданом (хотя мне кажется, что подпись выглядит подозрительно по-взрослому, и не заверена никем из адвокатов).

Это подпись 13-летнего мальчика?

Отсутствие какой-либо проверки (заверения подписью) должно быть достаточным основанием для любого здравомыслящего человека подозревать, что документ является подделкой, однако я узнала от адвоката Лизы Г., что снисходительный закон Калифорнии действительно позволяет, чтобы заявления (не показания!) подписывались заявителем без заверения адвоката, в присутствии которого это сделано.

Адвокат просто берет бланк своей компании, печатает на нем резюме рассказа заявителя, который (или кто-то другой) его подписывает в отсутствие адвокатов ответчика, и вот — извольте, заявление готово!

Это, конечно, открывает широкие возможности для мошенничества, и у нас нет никакого способа узнать, является ли данный документ истинным, за исключением слов Ларри Фельдмана об его истинности.

Однако Ларри Фельдман хранил полное молчание, когда из его офиса произошла утечка этого документа в феврале 2003 года, и это заставляет нас задуматься: либо Ларри молчал потому что документ поддельный, и он не желал иметь с ним ничего общеголибо Ларри хранил молчание потому что документ был настоящим, и он сам нарушил закон и все человеческие правила приличия (сделав это заявление достоянием широкой общественности после того, как сам же и подписал соглашение о конфиденциальности, в качестве гаранта).

Как бы то ни было, если даже не брать в расчет подлинность этого заявления, утечка произошла из офиса Ларри Фельдмана, и он никогда не заикался о том, что был нарушен закон, нарушены «права на частную жизнь» и нарушено соглашение о конфиденциальности. Соглашение в частности предусматривает, это положение: http://www.thesmokinggun.com/archive/0616041jacko1.html

Несовершеннолетний через своих опекунов, назначенных судом, Эвана Чандлера и Джун Чандлер, а также каждый из них в отдельности, как от своего имени, так и через своих агентов… настоящим окончательно и безоговорочно освобождает, оправдывает и навсегда снимает обвинения с Джексона … от любых обвинений, жалоб,… в том числе, без ограничений, все претензии, которые предполагались и могут быть предъявлены в действиях и требованиях;

(идентичный пункт предусмотрен для Джексона)

Особо стоит отметить тот факт, что в соглашении отсутствует признание какой-либо вины:

Это конфиденциальное соглашение не должно толковаться как признание Джексона в том, что он действовал неправомерно в отношении несовершеннолетнего, Эвана Чандлера или Джун Чандлер, или любого другого лица; или что несовершеннолетний, Эван Чандлер или Джун Чандлер имеют какие-либо претензии против Джексона. Джексон отвергает любые обвинения и отрицает любые противоправные действия против несовершеннолетнего, Эвана Чандлера или Джун Чандлер или любых других лиц.

Трактуя свои сомнения в пользу Ларри Фельдмана, я готова предположить, что это «заявление» также было и у полиции, и это они могли слить документ – однако у них было много своих собственных интервью с Джорданом, которые они могли бы обнародовать, если бы захотели…

Но даже если это было сделано ими, тогда прямой обязанностью Ларри Фельдмана было сделать громкое заявление в прессе о том, что такой документ является грубым нарушением соглашения, «нарушающим права на неприкосновенность частной жизни» и наносящим ущерб всем тем, о ком говорится в заявлении, включая в первую очередь Джордана Чандлера.

Разве Ларри Фельдман не выразил серьезную озабоченность благополучием Джордана в своем выступлении на семинаре? Разве он не оправдывал свое желание избежать судебного разбирательства необходимостью прежде всего позаботиться о чувствах мальчика? Тогда почему же он обнародовал это заявление через десять лет после этих событий, когда «раны» мальчика (если они вообще были) должны были уже давно «зажить»?

Разве не Ларри Фельдман обязан был защищать права Джордана Чандлера по соглашению о конфиденциальности, и почему именно Майкл Джексон должен был напоминать ему об его обязанностях?

The Smoking Gun говорит о заявлении Майкла, последовавшем после обнародования этого заявления:

После того, как TSG впервые опубликовали нижеприведенный документ 6 февраля 2003 года, Джексон выпустил заявление, в котором отметил, что он «уважает обязательства конфиденциальности, наложенные на все стороны предыдущего разбирательства, но кто-то решил нарушить эту конфиденциальность» и использовать заявления мальчика для «дальнейшего осквернения» личности звезды.

Он добавил, что «следует помнить, что в то время обязательства о конфиденциальности были взаимными, предназначенными в равной степени для защиты как подростка, так и самого певца».

Джексон заключил: «тот, кто сейчас сливает этот материал, демонстрирует такое же пренебрежение к мальчику, как и решимость напасть на Майкла.»

http://www.thesmokinggun.com/documents/crime/jacko-original-child-abuse-allegations

Разве не удивительно видеть, как Ларри Фельдман жалуется на утечку информации о том, что Арвизо действительно сказали Департаменту по делам детей и семьи, и при этом он не говорит ни слова об утечке информации о подозрительном документе из своего офиса, хотя это нарушает соглашение, которое он сам подписал и по которому был гарантом?

Разве он не должен был сразу же отказаться от этого заявления, как только оно было опубликовано? И не следовало ли ему задать этот вопрос на семинаре Frozen in Time?

Как правило, адвокаты должны действовать в интересах своих клиентов только тогда, когда они наняты ими. И когда юридический процесс закончен, они не должны продолжать работать против своих бывших оппонентов. Если они это делают – даже через десять лет после урегулирования – это означает, что у них есть определенная повестка дня.

Но еще более удивительно, что утечка произошла именно в тот день, когда в эфир вышел фильм Башира!

Living with Michael Jackson - документальный фильм Granada Television , в котором британский журналист Мартин Башир расспрашивал Майкла Джексона в течение восьми месяцев, с мая 2002 по январь 2003. Он был показан впервые в Великобритании на канале ITV 3 февраля 2003 года и в США через три дня после этого на ABC, представленный Барбарой Уолтерс.
Living with Michael Jackson — документальный фильм Granada Television , в котором британский журналист Мартин Башир расспрашивал Майкла Джексона в течение восьми месяцев, с мая 2002 по январь 2003. Он был показан впервые в Великобритании на канале ITV 3 февраля 2003 года и в США через три дня после этого на ABC, представленный Барбарой Уолтерс.

Вы заметили дату, указанную The Smoking Gun?

Вы знаете, The Smoking Gun превратился в мой любимый источник информации – кроме того случая, когда один раз они допустили грубую ошибку в цвете пятна, которое Джордан Чандлер якобы видел на гениталиях Майкла (что полностью противоречит более поздним фото и расплывчатому описанию Тома Снеддона – см. историю здесь ) теперь неопровержимое доказательство говорит нам, что заявление Джордана впервые было опубликовано TSG 6 февраля 2003 года, в день официального выхода фильма Башира в США!

Не подтверждает ли это неожиданное совпадение наличие тайной клеветнической кампании против Майкла Джексона?

Означает ли это, что:

  • не только Башир стоял за новой волной обвинений против Майкла Джексона, были и другие люди, вовлеченные в этот действительно большой план?
  • выпустив “заявление» Дж.Чендлера, написанное 10 лет назад, в тот же день, что и фильм, кто-то хотел усилить его эффект?
  • кто-то подсказывал правильные слова возможному новому обвинителю, хотя как таковых обвинений еще не было?
  • Ларри Фельдман не только представлял интересы истца Чандлера, когда был нанят им, но и принимал участие в кампании по диффамации против бывшего ответчика даже после того, как дело было урегулировано?
  • Ларри Фельдман был готов рискнуть репутацией гаранта соглашения о конфиденциальности, чтобы избавиться от своего бывшего оппонента?
  • у Ларри Фельдмана также была своя повестка дня, как и у прокурора Тома Снеддона?

Все вышесказанное заслуживает гораздо большего внимания с нашей стороны, но мы должны вернуться к речи Ларри Фельдмана, которая все еще отполирована, чиста и аккуратна, как будто ничего из всей этой грязи никогда не было. Ларри Фельдман продолжает со зловещими намеками на определенную модель поведения MJ, которая маскируется под невинный разговор о «сходстве» дел Джордана и Гэвина:

Ларри Фельдман: «Оба эти родителя, по крайней мере, матери, получали ценные вещи от Майкла Джексона в то время, когда у них были отношения с Майклом Джексоном.»

Ну, Джун Чандлер действительно получила кое-какие украшения и «браслет любви», который Майкл подарил ей по какой-то причине, известной только им двоим, однако Джанет Арвизо получала от него деньги только для ее неотложных нужд и покупок в городе, таких как восковая ног и тому подобное.

Если подобный способ тратить деньги имеет большой смысл в понимании Ларри Фельдмана, напомним, что Майкл Джексон дарил ценные вещи не только этим двум женщинам, но и многим другим – он подарил автомобиль Mustang Райану Уайту, мальчику, который был болен СПИДом, и заплатил $100 000 за операцию по пересадке печени венгерского ребенка, он отдал другим все средства, вырученные от его тура Victory еще гораздо большие доходы — $150 млн. — от тура Dangerous в различные фонды, которые должны были потратить эти деньги на многочисленные благотворительные, образовательные и реабилитационные проекты. Это не говоря уже о таких мелочах, как пожертвование $1,5 миллиона компенсации от Pepsi ожоговому центру для детей, 43 тонны медикаментов, одеял и зимней одежды, отправленных в Сараево и пожертвование на благотворительность 1 миллиона фунтов стерлингов за эксклюзивные фотографии своего сына Принса, сделанные британским журналом » OK!”

На самом деле список тех, кто получил подарки и денежную поддержку от Майкла Джексона, настолько длинный, что этот список просто невозможно закончить…

Источник.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: