Часть 2: «Мастер обмана» — тогда или сейчас?

Дело Уэда Робсона. Часть 2: «Мастер обмана» - тогда или сейчас?, изображение №1

На протяжении многих лет, как в детстве, так и во взрослом возрасте, Уэйд продолжал защищать Джексона как в частном порядке, так и публично, и делал это добровольно. Ни разу он не сделал ни единого намека на страдания или растерянность, говоря о Джексоне, он всегда казался очень открытым и искренним относительно их дружбы. Также нет историй о том, что он ранее говорил кому-либо или намекал кому-либо, публично или в частном порядке, что он предположительно подвергался сексуальному насилию. Наоборот.

По словам матери Уэйда, Джой Робсон, когда в связи с утверждениями Чендлера она спросила своего сына о том, подвергался ли он когда-либо издевательствам со стороны Джексона, Уэйд был «очень убедителен»: «Уэйд рассмеялся и сказал, что это смешно» и «он снова и снова смотрел мне в глаза и говорил, что ничего такого никогда не было». Когда ее спросили: «И все это время — вплоть до смерти Майкла — он всегда был очень последователен в своем рассказе, что ничего не случилось?» она ответила: «Да, был». Когда ее спросили, можно ли верить Уэйду, она ответила: «Он был … он должен был получить Оскар — настолько он был убедителен.» [1; стр. 159-160]

В черновике своей книги об обвинениях, которую Уэйд пытался продать в конце 2012 — начале 2013 года (подробнее об этом позже), он объясняет свое последовательное и убедительное отрицание сексуального насилия, называя себя «мастером обмана» [2; стр. 110]. Когда его спросили, был ли он хорошим лжецом, он сказал, что Джексон научил его «как хорошо лгать о растлении, которое я перенес от него» [2; стр. 110]. Таким образом, согласно истории Уэйда, предполагаемые «тренировки» сделали его искусным лжецом, очень убедительным даже для его очень бдительной матери.

В годы, предшествовавшие уголовному процессу над Джексоном в 2005 году, Робсоны не особо общались с Джексоном. Согласно показаниям Джой Робсон в 2016 году: «В то время мы мало разговаривали с Майклом. У нас действительно не было никакой связи» и «мы не виделись с ним в то время» [1; стр. 172]. В своем заявлении по требованию кредитора Уэйд говорит, что встречался с Джексоном примерно раз в год и разговаривал с ним по телефону два или три раза в год до суда 2005 года [3; пункт 19]. Таким образом, хотя у них все еще была какая-то связь, она не была постоянной.

В своем иске Уэйд утверждает, что, когда его вызвали в суд для дачи показаний в 2005 году, Джексон снова «тренировал» его, разыгрывая диалог «по ролям» по телефону, и это снова сработало, точно так же, как когда ему было 11 лет в 1993 году.

«Майкл Джексон продолжал постоянно звонить ему и проводить аналогичную ролевую игру, как он делал [с Робсоном] во время расследования по делу Чандлера, говоря Робсону: «Они выдумывают всю эту ложь о нас с тобой, говоря, что мы делали все эти отвратительные сексуальные вещи. Они просто пытаются уничтожить нас, отнять у меня власть и деньги, отнять нашу карьеру. Мы не можем позволить им сделать это. Мы должны бороться с ними вместе». «Душевное состояние Робсона было таким же, как и тогда, когда он давал показания в связи с расследованием дела Чандлера в конце 1993 года». [4; пункт 40]

Нынешняя история Робсона (одна из версий) заключается в том, что 5 мая 2005 года, когда он поднялся на трибуну для дачи показаний под присягой на уголовном процессе в защиту Джексона, будучи взрослым человеком, он сделал это потому, что в то время еще не понимал, что то, что Джексон предположительно сделал с ним в детстве, было сексуальным насилием, было неправильным, и не было «совершено с его согласия и по любви». Он утверждает, что думал в то время, что с этим все было абсолютно в порядке [2; стр. 98-99]. Даже если вы готовы поверить, что, будучи взрослым мужчиной, он не понимал, что такое сексуальное насилие (и, пожалуйста, учтите, что помимо всего прочего, он заявляет о таких вещах, как анальное изнасилование), с этим утверждением есть некоторые проблемы. Одна из проблем заключается в том, что в то время освещение процесса против Джексона велось во всех новостях, по всему миру, и везде обсуждали, насколько неправильными были эти предполагаемые действия и насколько неприемлемы сексуальные отношения между ребенком и взрослым. Еще одна вещь, которую стоит учитывать: когда обвинения Арвизо стали достоянием общественности, всего пару дней спустя Робсона спросили об обвинениях в интервью, это было 26 ноября 2003 года. «У меня никогда не было такого опыта, и я надеюсь, что этого никогда не случится ни с кем другим» [5], сказал он. Это звучит как слова мужчины, который полностью понимает, что сексуальные отношения между мужчиной и ребенком были бы неправильными.

Более того, во время его показаний на суде против Джексона Робсону не просто задавали расплывчатые или общие вопросы, которые могли интерпретироваться по-разному, что правильно, а что нет. Ему задавали очень точные и прямые вопросы. Например, когда адвокат Джексона Томас Мезеро спросил его, принимал ли он когда-либо душ вместе с Джексоном в детстве, на этот вопрос можно было ответить только «да» или «нет», и ответ не зависел от понимания Робсоном того, является ли это действие правильным или неправильным. Робсон твердо отрицал, что он когда-либо принимал душ с Джексоном.

Томас Мезеро: Случалось ли что-либо неуместное в душе с вами и мистером Джексоном?

Уэйд Робсон: Нет. я никогда не принимал с ним душ. [6]

Он не сказал: «Я был в душе с ним, но я не думаю, что это неуместно», он сказал: «Нет. Я никогда не принимал с ним душ». Было много точных и прямых вопросов, подобных этому, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, где ответ просто не зависел бы от понимания Робсоном «правильности» или «неправильности», и каждый раз Робсон твердо и однозначно отрицал, что когда-либо случалось какое-либо сексуальное действие.

Пожалуйста, учтите, что он находился под присягой и под страхом наказания за лжесвидетельство при даче показаний в уголовном процессе, а также при подаче заявления или даче показаний по гражданскому делу. Это означает, что Уэйд Робсон — проверенный лжец, который не стесняется лгать под присягой даже под страхом наказания за лжесвидетельство. Либо он солгал в 2005 году, либо лжет сейчас, когда изменил свою историю и подал иск с денежными требованиями.

Согласно другой версии его истории, он отрицал насилие до 2012 года (в том числе под присягой на судебном процессе 2005 года), потому что Джексон сказал ему, что они оба попадут в тюрьму, и их жизнь и карьера будут закончены, если кто-нибудь когда-нибудь узнает, и Уэйд поверил в это [7]. Он утверждает, что боялся попасть в тюрьму сам, и также хотел защитить Джексона от тюрьмы. Но это противоречит утверждению о том, что он не знал, что это было неправильным до 2012 года: если за эти действия можно попасть в тюрьму, то это, безусловно, неправомерные действия! Но даже если мы предположим, что у него был какой-то когнитивный диссонанс или что он действительно думал, что сексуальное насилие над ребенком было «выражением любви», которое неправильно понимается обществом, и может повлечь наказание виновных (хотя это очевидно противоречит его комментарию «У меня никогда не было такого опыта, и я надеюсь, что этого никогда не случится ни с кем другим»), факт состоит в том, что он мог видеть из дел 1993 и 2005 г., что предполагаемые жертвы не попадают в тюрьму и что никто, обвиняющий Майкла Джексона в сексуальном насилии, никогда не попадал в тюрьму. Напротив, полицейское управление Санта-Барбары приветствовало любого, кто готов был обвинить Джексона в таких действиях с распростертыми объятиями, они даже агитировали предполагаемых жертв выступить, и ни одной предполагаемой жертве никогда не угрожали тюрьмой за такие обвинения. Средства массовой информации также очень поддерживали обвинения и обвинителей, а не Джексона.

В еще одной версии своей истории (по-видимому, это та версия, которую он дал своей матери), он не раскрыл предполагаемую «правду» в 2005 году из-за стыда. В своих показаниях в 2016 году Джой Робсон объяснила, почему Уэйд отрицал какое-либо насилие будучи взрослым, в том числе на суде 2005 года.

Джой Робсон: Это было… это было уже после того, как … после того, как Майкл умер и … и Уэйд рассказал о насилии. Я спросила его, почему он… вы знаете, я сказала: «В детстве ты был слишком напуган, чтобы прийти ко мне и рассказать об этом, но почему же когда ты стал взрослый, когда стал старше…», — насилие прекратилась, когда ему было 14 лет. Я сказала: «Почему же ты тогда не пришел ко мне?» Как матери, мне было очень обидно, что он не смог прийти и поговорить со мной об этом. И он сказал… он сказал, что это был стыд — когда ты становишься старше, приходит стыд, и ему просто было слишком стыдно говорить об этом. Думаю, что именно поэтому он не хотел давать показания снова [в 2005 году]*, это был позор.

Кэтрин Клейндиенст (адвокат компаний Джексона): так вот что он вам сказал о том, почему он не давал показаний (sic), когда стал взрослым?

Джой Робсон: Да.

Кэтрин Клейндинст: Но он дал показания на уголовном процессе.

Джой Робсон: Он сказал мне это после того, как рассказал нам о насилии, когда он рассказывал о суде, и именно поэтому он не хотел давать показания. Потому что, если бы он сказал правду, это был бы позор. [1; стр. 188]

[*подробнее о том, что Уэйд якобы изначально не хотел давать показания на суде в 2005 году — в следующей главе.]

Однако версия о стыде, которую Уэйд рассказал своей матери, опровергается показаниями самого Уэйда. Там он представил версию, согласно которой в 2005 году он просто не понимал, что то, что якобы произошло с ним в детстве, было неправильным или что были какие-то проблемы с этим. Любое чувство стыда, вины или тревоги, с которыми он сталкивался, по его словам, были связаны с повседневными социальными ситуациями, а не с предполагаемым насилием. Хотя сейчас он пытается связать эти повседневные проблемы, тревоги, стыд или вину с его предполагаемым сексуальным насилием, но факт заключается в том, что многие люди испытывают такие чувства в жизни в различных социальных ситуациях, независимо от того, подвергались ли они когда-либо сексуальному насилию или нет. Он четко заявляет, что до мая 2012 года еще не понимал своего предполагаемого сексуального насилия, поэтому не чувствовал никакого стыда или вины по этому поводу.

Кэтрин Клейндинст: Когда вы давали показания на уголовном процессе в 2005 году, испытывали ли вы чувство стыда за то, что произошло между вами и Майклом?

Уэйд Робсон: Нет. У меня их не было, как я уже говорил. У меня не было никакого взгляда на это. Я не забывал об этом, но я и не думал об этом. Я просто не позволял себе думать об этом. Итак, я знал, и, возможно, я говорил это раньше где-то еще, и это могло быть неправильно истолковано. Я знаю сейчас, после раскрытия и понимания, что у меня было, что я имел дело со стыдом тогда, но я не понимал этого в то время. Я не понимал этого в то время.

Кэтрин Клейндинст: Вы когда-нибудь беспокоились о том, что если раскроется тот факт, что вас растлили, все будут думать, что вы неправы, отвратительны или гомосексуальны?

Уэйд Робсон: Я не понимал этого в то время. Я не знал об этом до мая 2012 года. Тогда, в мае 2012 года, я начал понимать, что многие из моих симптомов страха и беспокойства в социальных сферах, практически в любой ситуации, связаны с такого рода бессознательным, подсознательным чувством стыда и вины. Но я не понимал до мая 2012 года, что именно я чувствовал.

Кэтрин Клейндинст: У вас не было сознательного чувства стыда и вины?

Уэйд Робсон: У меня были чувства стыда и вины, но я никогда не рассказывал о них, и я никогда не понимал, что они имеют какое-то отношение к этому насилию. Я думал, что они были связаны с работой или просто общими социальными тревогами, или другими вещами в моей семье, но до конца 2012 года я не понимал, почему я испытывал эти чувства стыда и вины, которые на самом дле были связаны с растлением. [2; стр. 161-162]

Теперь давайте вернемся к утверждению Уэйда о том, что Майкл Джексон «тренировал» его по телефону перед его показаниями на суде: оно само по себе опровергает сами утверждения Робсона о сексуальном насилии. Это звучит абсурдно: так сказал бы невиновный человек, а не насильник своей жертве: «Они выдумывают всю эту ложь о тебе и обо мне, говоря, что мы делали все эти отвратительные сексуальные вещи.» [4; пункт 40]

Во-первых, когда насильник говорит непосредственно со своей жертвой, они оба знают, что насилие произошло, поэтому нет смысла для насильника отрицать это или называть “ложью”, говоря об этом непосредственно своей жертве. Во-вторых, согласно заявлению Робсона, Джексон сказал ему, что предполагаемые сексуальные отношения между ними были выражением любви, и Робсон якобы верил в это до 2012 года. Однако здесь же Робсон цитирует Джексона, говорящего, что то, в чем его обвинили, было «отвратительными сексуальными вещами”. Это абсолютно не соответствует утверждению, что Джексон рассматривал такие предполагаемые действия как «выражение любви». Напротив, исходя из этих слов, он считал их “отвратительными сексуальными вещами”, как и любой нормальный человек, у которого нет таких наклонностей. Кроме того, это также опровергает утверждение Уэйда о его вере в то, что это была любовь до 2012 года, потому что Джексон якобы промыл ему мозги. Здесь он цитирует самого Джексона, говорящего, что подобные действия были “отвратительными сексуальными вещами”, так почему же это не вызвало у Уэйда, в 2005 году уже взрослого человека, подозрение, что с этим понятием что-то не так, в конце концов?

Уэйд пытается объяснить это тем, что это была своего рода “ролевая игра” или “тренинг”, поскольку Джексон сказал ему, что их телефоны прослушиваются во время этих разговоров. Интересно, что в своих показаниях в 2016 году Уэйд прокомментировал, что такова его точка зрения теперь, что это было своего рода ролевой игрой: “по существу, я имею в виду, что моя точка зрения на это сейчас такова, что это было похоже на репетицию показаний, вы знаете, где он говорил, что могли бы говорить мне они, о том что мы делали все эти отвратительные вещи вместе” [2; стр. 139]. Это звучит как ретроспективная переоценка того, что действительно указывало бы на невиновность Джексона, и превращение этого в “тренировочную ролевую” игру теперь, задним числом.

По-видимому, до того, как Уэйд вышел на трибуну для дачи показаний в 2005 году, он не обсуждал свои показания с Джексоном лично, потому что он не упоминает эти “ролевые” телефонные разговоры с ним в своих показаниях [2; 138-140].Он говорит, что у него был только один разговор с адвокатом Джексона Томасом Месеро (не ясно, по телефону или лично), очень короткий, около 5-10 минут. [2; Страница 136], и что частный детектив Скотт Росс из команды защиты лично и подробно опросил семью Робсонов перед их показаниями.Росс брал беседовал с ним около двух раз лично, по словам Уэйда [2; стр. 137]. Уэйд не обвиняет ни Месеро, ни Росса в том, что они пытались заставить его дать ложные показания или указать ему, что нужно говорить.

Дело Уэда Робсона. Часть 2: «Мастер обмана» - тогда или сейчас?, изображение №2

В различных интервью Месеро говорил, что Уэйд был очень убедителен и недвусмыслен в своих утверждениях, что Джексон никогда не трогал его. Скотт Росс говорил то же самое. В июне 2016 года в интервью интернет-подкасту под названием “The MJ Cast” Росс рассказал, что он на самом деле хорошо знаком со старшим братом Уэйда Шейном, который также работает частным детективом, и который не верит в нынешнюю историю сексуального насилия над Уэйдом, он обсуждал это с Шейном в частном разговоре. Росс сказал, что в 2005 году он несколько раз беседовал с Уэйдом перед дачей показаний, и он никогда не видел ничего, что заставило бы его заподозрить, что Уэйд лгал тогда. Росс сказал, что он без колебаний советует главному адвокату отказаться от свидетеля, если он чувствует, что этот свидетель лжет, но с Уэйдом он никогда не чувствовал подобного. Напротив, Уэйд был очень убедителен.

«Уэйд Робсон был первым человеком, которого Том [Мезеро] допустил для дачи показаний. Он был абсолютно надежен. Он рассказал мне все то же, о чем он свидетельствовал на суде, о том что ничего плохого не произошло. И вдруг теперь он пытается прыгнуть на подножку и урвать немного денег.- А что тут такого? Так вот я скажу что … я долго беседовал с ним. Я приходил к нему домой, я встречался с его мамой, я встречался с его сестрой, я встречался с его братом. Я много раз подробно расспрашивал его, и ничего такого не было, ничего из того, что он говорит сейчас. Он никогда ничего такого не говорил… он никогда не терял зрительный контакт о мной, и не было ничего, что заставило бы меня заподозрить, что он лжет мне” [8],- сказал Росс в интервью.

Так что же получается, Джексон называет такие действия «отвратительными сексуальными вещами“, называет обвинения ”выдуманными“ и ”ложью“, и Уэйд воспринимает это как своего рода надуманную ”ролевую игру“ и ”тренировку“ по телефону, и эта тренировка якобы была настолько эффективной, что сделала из Уэйда искусного лжеца, на протяжении более чем двух десятилетий, настолько убедительного, что по словам его матери, ”он должен был получить Оскар»…

Нет никаких утверждений о том, что Джексон лично встречался с Уэйдом до его показаний в 2005 году и указывал ему, что говорить или как вести себя на суде. Все, что Уэйд смог придумать, это какая-то “ролевая игра”, во время которой Джексон сказал ему по телефону: «Они выдумывают всю эту ложь о тебе и обо мне, говоря, что мы делали все эти отвратительные сексуальные вещи.»

Согласно показаниям Уэйда сейчас, он якобы сказал Джексону в 2005 году, что он не хочет давать показания, потому что не хочет быть втянутым в это дело, привлекать к себе внимание средств массовой информации, поскольку он хочет сосредоточиться на своей собственной жизни и собирается жениться. Более интересным является то, что он не сказал Джексону: он не сказал, что он не хочет давать показания, потому что ему придется лжесвидетельствовать [2; стр. 138-139]. А это должно бы было его беспокоить, что он будет вынужден лгать на суде, но Уэйд не выразил никому никакого беспокойства по этому поводу, включая самого Джексона или его законных представителей. Нет никаких доказательств того, что он действительно дал ложные показания в 2005 году. С другой стороны, есть доказательства того, что он лжесвидетельствует сейчас, выдвигая обвинения в сексуальном насилии против Джексона.

Несмотря на нежелание давать показания, Уэйд все же был вызван в суд защитой Джексона, поэтому он чувствовал, что у него не было выбора, кроме как давать эти показания [2; Страница 140].

Подумайте об этом: если бы Джексон действительно растлил Уэйда, было бы невероятно рискованно с его стороны, как в 1993, так и в 2005 году, допустить этого парня для дачи показаний (в 2005 году — в качестве первого свидетеля), полагаться на подобные предполагаемые “ролевые игры”, и надеяться на то, что Уэйд поймет, чего хотел от него Джексон с этими загадочными комментариями по телефону, обязательно согласится с этим и точно будет знать, что сказать, как вести себя на суде чтобы быть убедительным. Ведь все это ожидалось от человека, который не хотел давать показания!

После того, как Джексон был оправдан 13 июня 2005 года, семья Робсон была вне себя от радости, согласно интервью, которое мать Уэйда дала на следующий день австралийской газете:

“Мы просто чувствуем себя настолько счастливыми из-за оправдания, прямо через расстояние», — сказала Джой Робсон, которая смотрела приговор в прямом эфире по телевизору из своего дома в Лос-Анджелесе. «Мы все плакали и кричали, плакали и кричали.” [9]

Источники:

[1] Стенограмма показаний Линетт Джой Робсон от 30 сентября 2016 г.: https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2018/05/joy-robson-deposition-extracts.pdf

[2] Стенограмма показаний Уэйда Джереми Уильяма Робсона от 12 декабря 2016 г.: https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2018/06/wade-robson-deposition-extracts.pdf

[3] Декларация Уэйда Робсона от 30 апреля 2013 г.: https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2018/01/2013-04-30-robson-declaration.pdf

[4] Четвертая жалоба Уэйда Робсона с внесенными в нее поправками — см. Приложение к заявлению истца Уэйда Робсона об изменении третьей жалобы с поправками; Меморандум (подан 9 сентября 2016 г.): https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2018/01/2016-09-09-robson-fourth-and-third-amended-complaint-motion-to-amend-third-amended-complaint.pdf

[5] Майкл МакКенна — Австралийская звезда рассказывает о совместном использовании кровати Джексона (26 ноября 2003 года, Хобарт Меркьюри, Австралия). Дополнительный источник см .: https://mjjtruthnow.wordpress.com/2014/05/12/wade-robson-wadeaminute-things-dont-add-up/

[6] Показания Уэйда Робсона на суде против Майкла Джексона в 2005 году (5 мая 2005 года): https://themichaeljacksonallegationsblog.files.wordpress.com/2016/12/court-transcripts.zip

[7] For example, интервью Уэйда Робсона на шоу «Сегодня» от 16 мая 2013 г.

[8] The MJCast-Episode 033: Vindication Day Special with Scott Ross, June 18, 2016,: https://www.youtube.com/watch?v=1GVsD9GeWrUчасть о Робсоне — с 1:10.12

[9] Австралийцы поддержали защиту Джексона (The Age, от 14 июня 2005 года): http://www.theage.com.au/news/People/Aussies-bolstered-Jacksons-defence-case/2005/06/14/1118645780742.html

Источник.

Перевод Ивановой Олеси.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: