Текущие обвинения Джеймса Сейфчака подтверждают то, что ЛаТойя сказала в 1993 году?

Ненавистники Майкла Джексона часто используют некоторые из интервью ЛаТойи Джексон 1993-1994 годов в поддержку обвинений Сейфчака. Я пишу «некоторые из», потому что в период 1993-1994 годов она была довольно противоречивой.

Вслед за обвинениями Джордана Чандлера, выдвинутыми против Майкла в 1993 году, ЛаТойя впервые дала публичное интервью 2 сентября 1993 года в качестве гостя на шоу «Сегодня», где она сказала: «Я поддерживаю [Майкла] на тысячу процентов… Если вы подумаете, он был осужден до суда». Затем, через несколько минут, она сказала, что не знает, были ли обвинения правдивы или нет, и что она не является судьей и не может принять такое решение.

Несколько недель спустя она появилась на шоу Мори Повича и жаловалась, что ее брат был осужден публикой, когда ничего не было доказано. Она заявила, что в отношениях Майкла с детьми нет ничего необычного и что она поверит этим утверждениям, только если услышит их из уст самого Майкла.

Поворот ЛаТойи наступил через несколько месяцев. 8 декабря 1993 года она провела пресс-конференцию в Тель-Авиве, Израиль, и эта пресс-конференция часто упоминается ненавистниками Майкла как «доказательство» его вины. На пресс-конференции ЛаТойя сказала: 

«Майкл — мой брат, и я его очень люблю. Но я не могу и не буду молчаливым соучастником его преступлений против маленьких невинных детей… Я люблю своего брата, но это неправильно. Я не хочу видеть, как этим детям больно».

О каких «преступлениях» и о том, что это за «сотрудничество», она никогда не уточнила, поскольку в последующих интервью она призналась, что никогда не была свидетелем каких-либо злоупотреблений или ненадлежащего поведения со стороны ее брата. [1] То, что она говорила в этом и других последующих интервью, породило только недосказанность и догадки.

ЛаТойя с ее менеджером и мужем Джеком Гордоном.

Она утверждала, что их мать показывала ей чеки, которые Майкл выписал родителям детей «на большие суммы». Она также утверждала, что их мать называет Майкла «этим проклятым пидором». (Кэтрин Джексон позже опровергла эти утверждения.) Муж-менеджер ЛаТойи, Джек Гордон, также сообщил прессе, что Майкл угрожал убить ЛаТойю и дважды пытался похитить ее, чтобы заставить ее замолчать.

В другом интервью с Маури Пович ЛаТойя сказала, что никогда не видела Майкла в постели ни с одним мальчиком, но она верит, что ее брат виновен. Она заявила, что видела чек на сумму 1 миллион долларов, выписанный отцу одного мальчика. Она также заявила, что не верит, что Майкл действительно был зависим от наркотиков и что это выдуманная история. (К настоящему времени известен факт, что проблемы зависимости от медицинских препаратов Майкла в то время были реальными, и это была не выдуманная история.)

История о чеках используется в качестве «улик» против Майкла его ненавистниками до сих пор. Предполагается, что это были какие-то скрытые деньги за сексуальное насилие.

Однако реальность такова, что даже если бы история о том, что ЛаТойя видела чеки, была правдой, то поспешное заключение о том, что это были скрытые деньги за сексуальное насилие, было бы просто не более чем догадкой. Ведь можно выписать чек кому-то по очень многим причинам. Когда ЛаТойе задали прямой вопрос в интервью о том, были ли это тайные деньги, она призналась, что не могла этого сказать.

Но это не самое интересное!

Поддерживается ли утверждение ЛаТойи утверждениями Джеймса Сейфчака?

Как уже было сказано выше, в одном интервью ЛаТойя сказала, что примерно в 1984 году видела некие чеки на огромные суммы. В интервью с Джеральдо Ривера 21 февраля 1994 года она также уточнила эту историю и сказала, что увиденные ей чеки были выписаны мальчику, отец которого был «сборщиком мусора».

Из этой информации ненавистники Майкла Джексона (среди них журналист Дайан Даймонд) пришли к выводу, что мальчик, о котором идет речь — это Джеймс Сейфчак, поскольку именно его отец имел компанию по сбору отходов. Затем ненавистники Джексона используют текущие обвинения Сейфчака в качестве доказательств того, что утверждения ЛаТойи 1993 года были правдивыми (как и утверждения ЛаТойи используются в качестве подтверждения слов Сейфчака).

Но эта история все же никак не складывается. Текущие обвинения Джеймса Сейфчака ни в коем случае не подтверждают предположение ЛаТойи о «тайных деньгах». Напротив! Даже сейчас Сейфчак не утверждает, что когда-либо его семья получала деньги от Джексона. Джеймс Сейфчак утверждает, что он никогда не говорил своим родителям о своем предполагаемом насилии, пока не стал взрослым, поэтому его родители не могли получить «тайные деньги» за свое молчание в 1980-х годах .

Более того, Сейфчаки не дружили с Майклом до 1987 года, а ЛаТойя заявила в своем интервью выше, что она видела чеки в 1984 году. Даже если бы она ошиблась на целых два-три года…

ЛаТойя покинула дом семьи Джексонов в мае 1988 года, но Джеймс Сейфчак утверждает, что его предполагаемое насилие началось в июне 1988 года. Таким образом, ЛаТойя не могла видеть чеки на «тайные выплаты» Сейфчакам до мая 1988 года.

Самой правдоподобной историей Сейфчака, является историей займа, который его семья получила от Джексона, чтобы купить дом. Они упоминали об этом в фильме «Покидая Неверленд» (разумеется, приврав об обстоятельствах и времени в свою пользу) . Однако эта история также не совпадает с историей ЛаТойи. Во-первых, Сейфчаки не претендовали на то, чтобы эти деньги были скрытыми. Вот что мать Джеймса, Стефани Сейфчак, сказала в «Покидая Неверлэнд» о кредите: «Мы хотели купить еще один дом, и Майкл дал нам кредит под очень низкую процентную ставку. Мой муж уже дал показания, и Майкл простил этот долг. Майкл сказал: «Нет, я не хочу, чтобы вы мне больше платили. Это подарок». Итак, он купил нам дом. Это просто совпадение, он не покупал нас. Но это звучит плохо, да…»

Согласно ссудным документам, восстановленным с тех пор, кредит был выдан Сейфчакам Майклом Джексоном 11 мая 1992 года, и его сумма составила 305 000 долларов (не 1 миллион, как в рассказе ЛаТойи). Это был кредит, который Сейфчаки должен был вернуть. (Джон Бранка, названный в качестве Доверительного управляющего NL Trust в документе, был адвокатом, представляющим Майкла Джексона, и в настоящее время является одним из управляющих его эстейта.) А «подарен» дом был им намного позднее, чем были даны показания — в 1997. Подробнее об этом в статье «Ложь и противоречия Сейфчака».

Ничто из этого не сходится с историей ЛаТойи и тем, что из нее пытаются извлечь ненавистники Майкла Джексона. Сумма кредита составляла 305 000 долл. США, а не 1 млн. долл. США, и была предоставлена намного позже, чем ЛаТойя могла увидеть, поскольку тогда она уже покинула дом своей семьи в Энсино/Хейвенхерст в мае 1988 года. Затем она была полностью изолирована от своей семьи ее мужем-менеджером, Джеком Гордоном. Она не могла видеть и обсуждать чеки в семейном доме после мая 1988 года. И предполагаемое насилие Джеймса Сейфчака даже не началось до июня 1988 года, согласно его собственной истории, поэтому очевидно, что никаких выплат за предполагаемое злоупотребление раньше этого не могло быть.

В «Покидая Неверленд» Стефани Сейфчак признает, что ссуда не была каким-то типом скрытых денег («это просто совпадение, он нас не покупал»), но она все еще изо всех сил старается, чтобы это звучало зловеще. Тонкий намек на то, что Джексон простил ссуду сразу после того, как они свидетельствовали в его поддержку, и это было, как своего рода награда за это. Это не имеет никакого смысла, так как, если бы Майкл пытался подкупить их, он заранее сказал бы им что после дачи показаний он простит им заем, если они будут свидетельствовать в его пользу, но ничего подобного по словам Сейфчака не произошло. Более того, если вы прочитаете вышеуказанные кредитные документы, вы обнаружите, что попытка Стефани свести даты выглядит обманом. Джексон простил им ссуду не сразу после их свидетельских показаний в 1993/1994 годах, а более чем через 3 года — в июне 1997 года.

Подводя итог:

ЛаТойя утверждала, что видела чеки в 1984 году, но Майкл даже не был знаком с семьей Сейфчака до 1987 года.

ЛаТойя покинула дом семьи Джексонов в мае 1988 года и бала практически изолирована от семьи, а Джеймс Сейфчак утверждает, что его предполагаемое насилие началось в июне 1988 года. Таким образом, ЛаТойя не могла видеть чеки на «тайные выплаты» Сейфчакам до мая 1988 года.

ЛаТойя покинула дом семьи Джексонов в мае 1988 года, за четыре года до того, как Сейфчаки получили их кредит в 1992 году, поэтому она тоже не могла этого увидеть. К тому же кредит был на сумму 350 тысяч, а не миллион долларов, — и это не было тайной.

Сами Сейфчаки даже сейчас не утверждают, что когда-либо получали «тайные деньги» от Майкла Джексона. Ведь Джеймс якобы и не осознавал ничего долгие годы.

Имя Джеймса Сейфчака было хорошо известно публике в то время. Журналы и газеты часто упоминали его имя в репортажах о Джексоне, поэтому, если бы кто-нибудь захотел придумать историю о «тайных деньгах», о Майкле Джексоне и мальчике в 1993 году, было бы логично использовать мальчика в этой истории, который часто публично появлялся с артистом.

Почему ЛаТойя лжет о своем брате?

Теперь, когда мы выяснили, что обвинения ЛаТойи 1993/1994 годов не подкреплены текущими утверждениями Сейфчаков (а как раз наоборот), давайте поговорим об обстоятельствах, при которых ЛаТойя давала эти интервью в 1993/1994 годах.

Фотография ЛаТойи Джексон времён ее брака с Джеком Гордоном — показывает следы физического насилия со стороны Гордона.

Как упоминалось выше, в начале 1988 года она оставила свою семью и вышла замуж за своего жестокого менеджера Джека Гордона. ЛаТойя много лет спустя рассказывала, что Гордон подвергал ее физическому насилию и заставил ее делать много вещей против ее воли — например, оборвать связи со своей семьей, позировать обнаженной для Playboy в 1988 году и т.д. В автобиографии 2012 года под названием «Staring Over» ЛаТойя рассказывает, что Гордон регулярно избивал и запугивал ее, угрожая убить ее, ее брата Майкла или сестру Джанет. Гордон полностью изолировал ее от семьи и мира, ей даже не разрешалось ничего читать или смотреть телевизор. Она была полностью под контролем этого человека. [4]

Гордон ненавидел Майкла и радовался, когда появились обвинения 1993 года. По словам ЛаТойи, Гордон заставил ее сделать заявление на той пресс-конференции в Израиле, и она должна была быть убедительной настолько, насколько это возможно, иначе Гордон угрожал причинить ей боль. Гордон также пригрозил, что он или его соратники убьют Майкла, если ЛаТойя не сделает то, что он ей велит. «Позже я узнала, что Гордон пытался вымогать деньги у комманды Майкла, сказав им, что, если они не выполнят его требования, он заставит меня делать такие заявления», — написала она в своей книге. [4]

Гордон тогда заставил ее появиться на нескольких других шоу, и там говорить негативно о Майкле. Среди них было и это интервью, в котором ЛаТойю поймали с наушником, через который Гордон диктовал ей что говорить.

ЛаТойя написала в своей книге о сожалении и чувстве вины за то, что она сделала с Майклом: 

«Последствия моей пресс-конференции разошлись по всему миру. Это было на пике славы Майкла. Он был суперзвездой высочайшего масштаба, но большая часть мира его также неправильно поняла после десятилетий ложных историй, из-за которых он казался эксцентричным и ненормальным. Новости о выдвинутых против него обвинениях уже вызвали безумие в СМИ. Тот факт, что его собственная сестра высказалась, был огромной новостью. Этот негатив был именно тем, чего хотели все, кто работал против Майкла. Гордон завидовал, потому что я считала что Майкл был близок к Богу, и он ненавидел мои чувства к нему, думал что я поклоняюсь Майклу — хотя это было не поклонение, это была любовь, но Гордон был так рад видеть, что имя Майкла запятнано. Все в этой ситуации победили, кроме меня и Майкла. Презрение поклонников Майкла ко мне после этой пресс-конференции не может сравниться с тем, как я сама презираю себя. Если бы я могла вернуться в прошлое, я бы предпочла умереть от руки Гордона, чем сделать это.» [4]

Когда в марте 2019 года вышел фильм «Покидая Неверленд», некоторые СМИ снова попытались возродить слова ЛаТойи 1993 года против Майкла. В ответ на это она написала в Твиттере:

«Свобода очень важна для меня, поскольку было время, когда я буквально не существовала. Я не могла быть собой, выражать себя. Меня били, диктовали что делать, что говорить прессе и т.д….»

ЛаТойя наконец сбежала от своего тирана мужа в 1996 году — буквально сбежала, как она объясняет в этом видео:

С тех пор она является непоколебимым сторонником Майкла, и она часто сопровождала его во время судебного разбирательства в 2005 году.

Учитывая эти факты, пришло время для средств массовой информации и ненавистников прекратить вырывать слова ЛаТойи 1993-1994 годов из контекста всей ситуации, окружающей ее в то время, и пора перестать игнорировать то, что она говорила об этом после того, как она избавилась от тех оскорбительных обстоятельств, в которых она находилась во время этих интервью.

Источник.

Перевод Ивановой Олеси.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: