Семинар «Frozen in time», транскрипт. Томас Мезеро.

Семинар «Frozen in time» («Застывшее во времени»), транскрипт. Томас Мезеро., изображение №1

Том Мезеро:

Прежде всего, я хочу поблагодарить Ассоциацию адвокатов округа Лос-Анджелес за приглашение, и это замечательная дискуссия. Излишне говорить, что у меня совершенно другой взгляд на то, что вы только что услышали. Я ни на секунду не верю, что Майкл Джексон растлевал кого-то из этих людей, также как не поверили в это и 12 присяжных в Санта-Марии, штат Калифорния. Они оправдали его по 10 обвинениям в совершении тяжких уголовных преступлений, а также по 4 обвинениям в совершении менее тяжких правонарушений. Они не смогли предъявить ему обвинений в совершении каких-либо правонарушений. Он был невиновен! Что же касается средств массовой информации, хотя у меня не так много времени, но я все же расскажу вам о моем подходе к средствам массовой информации в этом случае. В это дело меня привел Рэнди Джексон, которого я знал много лет. Рэнди позвонил и попросил меня встретиться с ним и его братом. Он очень умный парень, и сказал мне: «Нам не нравится то, как наши адвокаты контактируют со СМИ, мы не доверяем тому, что происходит». Он рассказал мне, что после первого судебного слушания, на котором он был, некоторые адвокаты выбежали из здания суда и оттолкнули его с дороги, чтобы самим встать перед телекамерой. Ему это не понравилось, он считал, что такое поведение было не в интересах его брата. Он сказал, что ему нравится во мне и моем партнере Сьюзан Ю именно то, что мы не были «одержимы камерой». Он считал, что мы не те люди, которые станут работать в своих интересах ради собственной славы и денег, не заботясь при этом об интересах его брата. И первое, что я узнал, когда познакомился с ним и его братом, было следующее: будьте очень осторожны со СМИ! Будьте очень осторожны из-за их желания все перевернуть, будьте очень осторожны из-за их желания извлечь выгоду из гибели подсудимого. Будьте очень осторожны! Мне стало ясно, что нам никогда не выиграть битву с прессой.

Я понимаю, что была какая-то дискуссия по поводу того, что Марк Герагос появился на телевидении, но позвольте мне сказать вам кое-что: средства массовой информации всего мира стремились пригвоздить Майкла Джексона. Обвинительный приговор сулил им деньги. Берри Горди, основатель «MoTown», сказал мне после оправдательного вердикта: «Из-за вердикта «не виновен» мировые СМИ потеряли миллиарды долларов, потому что они хотели другого: выпусков новостей о том, что он осужден, отправлен в тюрьму, оглашен срок приговора, который мог бы стать самым большим обвинительным приговором в мировой истории, — именно этого они хотели». Это был большой, очень большой бизнес. Они делали все возможное, чтобы убедить всех в его виновности.

И мне стало совершенно ясно, что мы никогда не сможем манипулировать СМИ или выиграть дело в представлении СМИ. Нам не следует даже пытаться это сделать. Я думаю, что эта идея о том, что СМИ выигрывают дела, сильно преувеличена: СМИ говорили, что Роберт Блейк будет осужден, О’Джей Симпсон будет осужден, Майкл Джексон будет осужден. Если вы станете сосредотачивать внимание на СМИ, то вы можете потерять контроль над тем, что действительно важно, а именно — что происходит в зале суда. 13 человек: судья и присяжные заседатели.

Я поддержал подписку о неразглашении в этом деле. Я отклонил апелляцию Герагоса об отмене подписки о неразглашении. Я сделал это по многим причинам. Во-первых, если вы имеете дело со СМИ, они действительно могут высосать всю вашу энергию. Особенно если ваш клиент — представитель шоу-бизнеса, который привык иметь дело с прессой. Большинство людей в шоу-бизнесе думают, что суд — это что-то подобное тому, что они видят по телевизору, и они хотят, чтобы их адвокат отвечал на все медиа-атаки. Вы можете тратить на это 24 часа в сутки, отвлекаясь от подготовки к тому, что будет происходить в зале суда, где дела действительно выигрываются или проигрываются. Поэтому я поддержал подписку о неразглашении. Я не хотел отвечать на все запросы СМИ. Я понимал, что у нас нет на это времени.

Честно говоря, я не хотел, чтобы судья Мелвилл считал меня своей головной болью. Очевидно, он хотел этой подписки о неразглашении. И я думал: «Зачем заставлять судью думать, что ты собираешься все драматизировать и усложнять»? Поэтому я поддержал подписку о неразглашении. Меня устраивал тот порядок, который ввел судья Мелвилл: если мы хотели сделать какое-либо заявление, мы представляли его другой стороне и ему, и мы проводили быструю дискуссию по этому поводу. Судья Мелвилл дал нам свой домашний телефон, так что обсуждения проходили очень быстро. Он всегда готов был рассмотреть любой вопрос. И, как он сказал, он никогда не отказывал нам. Иногда были споры по формулировке заявлений, но никогда ничего серьезного.

Я думаю, что все проходило очень хорошо. Я думаю, что уникальная процедура подачи ходатайств и заявлений, которую он установил, не позволяла распространять непристойности. Первоначальное ходатайство подавалось в закрытом от публике виде. Затем ходатайство редактировалось в соответствии с принципами, которые установил судья Мелвилл, и эти принципы были предназначены, чтобы исключить непристойные заявления. И вы должны были подать третье ходатайство, которое было ходатайством о закрытии его от публики. Это была очень уникальная процедура. Я считаю, это очень хорошо работало, и я благодарен судье Мелвиллу за очень, очень эффективный способ сдерживать безумство средств массовой информации.

Как я уже говорил ранее, я никогда не представлял дела в этом округе, ив начале процесса мы сделали несколько телефонных опросов через консультанта по присяжным, чтобы попытаться определить, что люди думают и чувствуют. Повторю, мы все делаем свою работу, но при всем моем уважении, это урегулирование было камнем на моей шее, когда я обнаружил, что типичный аргумент потенциального присяжного, выступающего за обвинение, указывал именно на то, что больше всего беспокоило его в этом урегулировании. А именно: «Зачем платить такие деньги, если он невиновен?» Когда мы опрашивали присяжных, их больше всего беспокоило то же самое! «Зачем нужно было платить столько денег, если ты невиновен?» Я тогда выпустил пресс-релиз и сделал публичное заявление, разумеется, с разрешения судьи Мелвилла. Я должен был это сделать. Это беспокоило слишком многих людей. И я объяснил, что мистер Джексон пошел это соглашение, потому что это посоветовали ему его бизнес-консультанты. Эти деньги не им приходилось платить. Но они хотели, чтобы он вернулся к своей работе и остановил этот очень непристойный юридический процесс, и позднее он очень сожалел об этом. Я просто должен был это сделать, потому что, по моему мнению, это тянуло нас вниз. У него были причины подписать то соглашение. Те 20 миллионов долларов, по мнению многих, были каплей в море по сравнению с тем, чем он владел и что он мог заработать в будущем. Тем не менее, это очень беспокоило многих людей. Так что мне пришлось прояснить для них этот вопрос.

Средства массовой информации постоянно хотели быть в курсе всех дел. Постоянно пытались выйти на меня через разных людей, разными способами. Никогда не забуду звонок от какого-то идиота, который не знаю как раздобыл номер моего мобильного телефона, и он был очень, очень прямолинеен. Он сказал: «Если вы дадите мне какие-нибудь сенсационные документы, я скажу вам, кто из прокуратуры спит с репортером!» — «Мне все равно, кто с кем спит! Есть приказ не разглашать информацию!» — ответил я повесил трубку. Но попытки извлечь выгоду из этого дела, постоянно повторялись. Линда Датч, которую я очень уважаю, которая является деканом судебных репортеров из Associated Press, начинала с дела Мэнсона, и следила практически за каждым крупным делом с тех пор. Она сказала мне, что это был ужасный опыт. Она сказала, что ненавидела этот суд над Джексоном. Она жила в соседнем отеле. Она сказала, что никогда не видела так много людей, которые открыто злорадствовали, говоря, как собираются извлечь выгоду из этого дела, и это очень беспокоило ее. Необычайная таблоидизация всего, что происходило в этом деле. Но в любом случае, поддерживая подписку о неразглашении, я мог сказать Майклу и его семье: «Я не могу отвечать на этот выпад в прессе. Мы должны выиграть дело в зале суда. Нам это не позволено говорить.» Для меня было большим облегчением следовать этому курсу, потому что, как я уже сказал, «дела выигрываются с присяжными, а не с помощью СМИ». За прессой нужно следить. Нужно раскрывать им некоторую хорошую информацию, если вы можете. Но нельзя этим слишком увлекаться. Иначе вы потеряете концентрацию на самом важном, и начнете думать, что это все крутится вокруг вас. Дело не в вас, а в вашем клиенте. И я думаю, что мы справились с этим очень хорошо.

У Сьюзен Ю, моего второго адвоката и юридического партнера, была своя квартира недалеко от здания суда. На приличном расстоянии от отелей. У меня была своя квартира. И у нашего персонала были свои. У нас был один дуплекс, который мы называли «военным штабом», и мы сами были похожи на военный лагерь. Подальше от средств массовой информации, подальше от отелей. Мой распорядок дня был таков: я ложился спать в 7:30-8:00 часов вечера, и вставал в 3 часа утра. Меня никогда не видели в ресторане, никогда не видели в баре, никто не мог сфотографировать меня и попытаться поставить в компрометирующее положение. Я бы этого не допустил. Сьюзен ложилась спать очень рано, вставала в 3 часа ночи, ее сотрудники иногда не спали всю ночь, обновляя информацию по свидетелям. Так мы жили. Мы жили очень, очень дисциплинированно, очень закрыто, очень сосредоточенно на суде, который длился почти 5 месяцев.

Что касается самого дела, то я должен вам сказать, что я никогда не видел, чтобы свидетели давали так много непристойных, тревожных показаний, и я никогда не видел такое количество свидетелей, которые бы так быстро дискредитировались под перекрестным допросом! И, наверное, больше никогда не увижу. Я имею в виду, этот суд почти превратился в цирк. Люди выходили на скамью для свидетелей и рассказывали, что они видели самые жуткие вещи на планете. В зале суда стояла тяжелая атмосфера. Тишину можно было резать ножом. А под перекрестном допросе они просто рушились.

Позвольте привести вам пример того, о чем я говорю. Обвинение представило свидетельства того, что пятеро молодых людей подвергались растлению отдельно и независимо от обвинителя по этому делу. И все юридические эксперты говорили: «Этот закон в Калифорнии такой суровый, такой драконовский, что вы не сможете ничего сделать. Как только начнутся свидетельства других подобных действий, вам конец, независимо ни от чего другого.» Что ж, мы начали представлять свидетелей защиты с троих из тех пяти молодых людей, которые, по утверждению обвинения были растлены, и все они сказали: «Он никогда меня не трогал»Четвертый в суд не явился, но даже если бы он явился, думаю, у нас было достаточно доказательств, чтобы его дискредитировать. Это как раз клиент Ларри Фельдмана. Есть много других аспектов этого дела, о которых у меня нет времени рассказать. Просто скажем так: у меня было много информации, чтобы его обличить, не говоря уже о мотиве прибыли: «Почему вы взяли деньги, а не пошли в полицию и не поддержали уголовный суд? Особенно если вы член семьи, и предпочли взять деньги вместо того, чтобы позволить полиции и прокуратуре преследовать преступника?» Что это вам говорит о ситуации? Пятый молодой человек был так называемым «молодежным пастором», который утверждал, что Майкл Джексон пощекотал его через одежду, и ему потребовалось 5 лет терапии, чтобы справиться с этой травмой. Кстати, он хотел миллионы долларов, его мать тоже хотела, и она продавала истории таблоидам. Вот это и были те пять человек, которые, как утверждала сторона обвинения, подверглись растлению, помимо обвинителя по этому процессу.

И, кстати, вот Рон испытывает сильные чувства по этому поводу, и я тоже. Этот человек был невиновен! Обвинитель в этом деле — о котором Рон так высоко отзывается, и это его право — мы доказали, что этот обвинитель помогал своей матери в ложном обвинении в сексуальном домогательстве против магазинов JC Penney. Он ребенком давал показания под присягой, чтобы поддержать ее заявление о том, что она подверглась сексуальному домогательству охранников на парковке магазина, и мы доказали, что это обвинение было полностью, совершенно фальшиво! Мы получили внутреннюю информацию из департамента полиции. У нее не было ни одного синяка на теле, ни выбившихся из прически волос, и она сказала, что не нуждается в медицинской помощи. Через несколько недель она появилась с фотографиями, показывающими синяки. Юрист из адвокатской фирмы, которая представляла ее в том деле, звонила мне в слезах, она просто не знала, что ей теперь делать. Она говорила: «Эта женщина сама сказала мне, что этого никогда не было! И я боюсь потерять свою работу.» Мы вызывали одного из адвокатов этой фирмы дать показания, вызов был отклонен, но этот адвокат рассказал нам, что он разговаривал с потерпевшей об этих событиях. Она говорила, что подверглась нападению, но изначально не говорила, что нападение было сексуального характера, вплоть до дачи показаний. Он сказал, что только в тот момент она выдумала эту историю. Он был в шоке! Должен сказать вам, что есть и другая сторона этих событий, иначе очень консервативный суд присяжных в Санта-Марии, штат Калифорния, не оправдал бы Майкла Джексона полностью.

Слушайте, этот молодой человек имеет право говорить, что он хочет, и он, возможно, живет сейчас очень хорошо, но он был столько раз пойман на лжи, на ложных утверждениях. У нас было видео, где он и его семья говорили: «Этого никогда не было». У нас была в заявлении следователя аудиозапись, где он говорил: «Этого никогда не было»И вдруг предполагаемые даты растления изменились — они стали позже даты записи этих видео.

Первоначально обвинители утверждали, что растление началось в одни даты, но когда были обнаружены эти видео-свидетельства, они перенесли растление на более поздние даты. Это было вроде как: «давайте просто подладимся к тому, что имеем, и постараемся продвинуть это дело», таково мое личное убеждение.

Я знаю, что мы будем говорить о выборе присяжных, но я просто должен сказать, что это произошло очень быстро. Большинство людей думают, что в громких делах месяцами исследуется прошлое каждого кандидата в присяжные, но у нас это заняло один день, и еще полдня для решения всех трудностей. Я отказался от половины своих полномочий и просто выбрал состав, который, казалось, шокировал некоторых людей. Я имею в виду, что цель состоит не в том, чтобы использовать все свои превосходства; цель состоит в том, чтобы получить лучший состав жюри, который только можно! Это действительно так. У нас было ощущение, что выбранное жюри будет особенно справедливым. Сейчас есть несколько спорных решений, которые были приняты в этом процессе. Суд был очень мучительным. На суде присутствовало около 140 свидетелей, которые давали показания. Судья Мелвилл был настоящей рабочей лошадью. Мы находились там пять дней в неделю. Но трудных дней во время самого суда почти не было. Мне очень нравился этот график, с небольшими перерывами, а не с большим перерывом на обед. Я подумал, что это хорошо согласуется с нашей способностью вернуться и подготовиться к следующему дню. Но все же это было мучительно. Средства массовой информации, то, как они освящали процесс, было очень организованным! Они слышали непристойные показания, репортеры бежали и докладывали об этом! Они не ждали перекрестных допросов, они игнорировали их. Их целью были рейтинги и доходы, которые они ожидали, потому что они не что иное, как бизнес. Их целью было увидеть, как он падает. Что касается Майкла как клиента, он был самым приятным клиентом, с которым мы когда-либо имели дело. Он был очень приземленным, очень покладистым, очень милым, никогда не пытался встать у нас на пути. Проблема заключалась в людях вокруг него. Бедный Майкл Джексон всегда привлекал к себе большое количество очень неискренних людей, которые заискивали перед ним, набивались к нему в друзья, а затем отворачивались от него. Они всегда наступали нам на пятки, адвокаты всегда пытались добраться до него, всегда пытались критиковать то, что мы делали. Иногда мне казалось, что я воюю со своим же лагерем, поскольку мы никогда не знали наверняка, кто и через кого попадет в Неверленд, чтобы попытаться убедить его, что все идет не так, и ему нужны именно они. Со знаменитостями часто происходит: люди хотят быть рядом с ними, пытаются привязать к себе. И таким образом они пытаются держать знаменитость в состоянии неуверенности, зависимости и страха. Они создают эту потребность, и не хотят, чтобы эта потребность была удовлетворена, иначе они больше не будут нужны. Поэтому они постоянно старались вставить свои 5 копеек, чтобы держать знаменитость в состоянии дискомфорта, напуганным, и создать причину, по которой им следует быть рядом с ним, и Майкл, вероятно, был самой большой целью, которую я когда-либо видел.

Первым свидетелем обвинения был Г-н Башир. Я думаю, что он был катастрофой для обвинения. Он настаивал на привилегиях журналиста. Он не стал отвечать на основные вопросы, чтобы не иметь возможности быть уязвленным в какой-либо форме, если бы он захотел ответить на них, он просто отказался. И я думал, как лучше провести перекрестный допрос, рассказав ту историю, которую я знал, посредством тех вопросов, на которые он все равно не стал бы отвечать. И я все время задавал ему многословные вопросы, вроде «Разве Майкл Джексон не говорил Вам, что никогда не будет прикасаться к ребенку сексуально, никогда не будет этого делать, бла-бла-бла” и он начинал прибегать к поправке, и тогда я мог задать ему следующий вопрос, и я мог рассказывать свою историю, и я мог приводить свои факты, вроде: “Не правда ли, когда Вы спорили с Майклом Джексоном по пунктам А, B,С,D и E, он говорил Вам, что никогда, никогда не делал ничего подобного? И разве это не правда, что вы сказали ему, что он был прекрасным родителем и т. д.” и так далее, и тому подобное. Многие люди по всей стране, с которыми я разговаривал, были удивлены, что обвинение сочло возможным показать его фильм, но к счастью, Майкл Джексон был достаточно умен, чтобы иметь своего собственного видеооператора во время этих интервью, также там были нарезки дублей, которые Башир изъял из фильма, и которые судья Мелвилл разрешил нам показать, потому что, в сущности, обвинители показали свои кадры с очень отредактированными обсуждениями слухов, а мы сделали нашу редакцию из изъятых кадров также хорошо, и смогли опровергнуть каждое сделанное обвинение, например, где Майкл сказал, что он скорее вскроет себе вены, чем причинит вред ребенку. Я думаю, мы смогли опровергнуть многие вещи, которые пыталась сделать сторона обвинения, просто показав их с другой стороны. Представители обвинения, которых я слышал сегодня вечером, говорили нам, что «он спит с мальчиками, он спит с мальчиками, он спит с мальчиками…» Ну а мы показали, что он спит с матерями, он спит с сестрами, он спит со всевозможными людьми, потому что они хотели спать в его комнате, которая такая же большая, как это здание. Обвинение стремилось заполучить его любым способом, и я это понимаю, но я думаю, что человек, которого они выбрали в качестве жертвы, обвинитель, и особенно семья этого обвинителя, стали для них катастрофой для них. Они обвинили Майкла Джексона в том, что он организовал преступный сговор с целью похищения детей, вымогательства и удержания семьи в неволе. Майкл Джексон не мог даже представить себе такое, не говоря уже о том, чтобы такое организовать. И то, что эти обвинения были сделаны, позволило матери, которая действительно была главным фигурантом этого большого дела, заручиться их поддержкой. Это позволяло им запугивать свидетелей, которые были в Неверленде, потому что они слишком боялись, что их обвинят в заговоре. А это был великий заговор! Единственным обвиняемым был Майкл Джексон. Все остальные были непредусмотренными соучастниками. В качестве показаний обсуждалиь слухи, свидетели, которые могли опровергнуть это, боялись прийти в суд из страха, что им предъявят обвинение в соучастии. И плюс ко всему, это представило Майкла Джексона похожим на «мафиозного типа», гуру, которым он даже не способен быть. Но в любом случае, суд продолжался, и мы получили просто тонны сюрпризов. Большую часть времени мои перекрестные допросы затягивались. Некоторые из них длились несколько дней, один из них я проводил в течение четырех полных дней! Я так решил, потому что так много фактов было в нашу пользу, и чтобы нейтрализовать этих свидетелей, особенно этих обвинителей, я просто чувствовал, что эти люди не будут долго лгать, не смогут противостоять фактам. И так и вышло. Я вообще не думаю, что они могли выиграть в этом деле. У нас было очень ответственное жюри, которое совещалось около семи или восьми дней. И это был правильный вердикт.

Я с нетерпением жду этих вопросов. Спасибо.

Анализ комментариев Тома Мезеро:

1) «Он очень умный парень, и сказал мне: «Нам не нравится то, как наши адвокаты контактируют со СМИ, мы не доверяем тому, что происходит». Он рассказал мне, что после первого судебного слушания, на котором он был, некоторые адвокаты выбежали из здания суда и оттолкнули его с дороги, чтобы самим встать перед телекамерой. Ему это не понравилось, он считал, что такое поведение было не в интересах его брата. Он сказал, что ему нравится во мне и моем партнере Сьюзан Ю именно то, что мы не были «одержимы камерой». Он считал, что мы не те люди, которые станут работать в своих интересах ради собственной славы и денег, не заботясь при этом об интересах его брата».

К сожалению, такое поведение было типичным среди юридических и финансовых консультантов Майкла Джексона. MJ не мог им доверять, потому что они всегда ставили свои собственные интересы выше его интересов. Идеальным примером этого был Карл Дуглас. Просто беглый просмотр его выступления на этом семинаре показывает, кого он защищал в 1993 году! Ты не можешь быть объективным, если дружишь с адвокатом противоположной стороны, Карл! То же самое можно сказать и об адвокате Брайане Оксмане, который не пропустил ни одной камеры, которая ему встречалась!

2) «Обвинительный приговор сулил им деньги. Берри Горди, основатель MoTown, сказал мне после оправдательного приговора, что «из-за вас мировые СМИ потеряли миллиарды долларов, потому что они хотели другого: выпуски новостей о том, что он осужден, отправлен в тюрьму, оглашен срок приговора, который мог бы стать самым большим обвинительным приговором в мировой истории, — именно этого они хотели». Это был большой, очень большой бизнес. Они делали все возможное, чтобы убедить всех в его виновности.»

Да, действительно, Том Мезеро, безусловно, стоил СМИ миллиардов долларов доходов, которые были напрямую связаны с освещением тюремного заключения Майкла Джексона. MJ. Если бы Месеро работал в крупной американской корпорации и сделал что-то, что обошлось бы его работодателю в миллиарды долларов дохода, он мгновенно был бы уволен!

Это же мнение разделяют многие в журналистском сообществе, в том числе и Афродита Джонс. Вот цитата из промо для ее телепередачи «Настоящие преступления с Афродитой Джонс”:

Если бы Майкл Джексон отправился в тюрьму, это было бы бесконечное производство репортажей, освещающих его суицидальные мысли, семейные визиты, посещение поклонников, интервью тюремных охранников………. вы просто подумайте обо всей шумихе, которая могла бы быть на ежедневной основе, касаемо того, носит ли Майкл Джексон в тюрьме пижаму, или нет, или если кто-то подсунул ему что-то, или он был в больнице, или он был под наркотиками, или Джанет пошла к нему……………. Я имею в виду, это могло бы продолжаться вечно!

За день СМИ и другие стервятники потеряли миллионы долларов — MB #323

13 июня 2007 – где вы были в этот день два года назад? Если вы действительно не помните, значит вы не обращали никакого внимания на новости в то время.

Два года назад консервативное, не черное жюри присяжных Санта-Мария – Калифорния фактически лишило сотни миллионов – если не миллиарда – долларов заработка массовой информации, следуя доказательствам, а не общественному мнению. Все, включая кухонную раковину, было брошено на суд 2005 года в попытке осудить Джексона за преступление, которое никогда не происходило.

Прокуроры хотели, чтобы присяжные вынесли Джексону обвинительный приговор на основе предположений, в то время как защита хотела, чтобы присяжные оправдали его на основе неопровержимых доказательств. Когда присяжные не смогли заставить себя бросить Джексона под автобус, игнорируя общественное мнение и финансовые выгоды, руководствуясь только доказательствами, многие представители СМИ были ошеломлены.

В тот день я сидел за своим компьютером, готовый опубликовать вердикт присяжных тысячам членов MJEOL, которые сами следили одним глазом за экраном компьютера, а другим-за телевизором.

Пока я сидел и ждал, я несколько секунд смотрел в потолок и шепотом говорил себе: «Я знаю, что ты не позволишь этому случиться.”

Это была моя маленькая молитва, чтобы для Джексона этот незаслуженный ад закончился. Во время чтения вердикта, я думаю, многие из нас, кто освещал это дело, затихли и напряженно концентрировались на каждом слове. Мы видели, как вершится правосудие.

Средства массовой информации, однако, увидели кое-что другое. После этого оправдательного приговора средства массовой информации поняли, что миллионы и миллионы долларов рекламы, продажи книг и других доходов вылетают в трубу.

Никаких последующих сообщений о том, что Джексон отправится в тюрьму, не будет. Никаких специальных трансляций типа Пэрис Хилтон, показывающих полицейскую машину, прибывающую в тюрьму, чтобы запереть там Джексона. Никаких документальных фильмов о «взлете и трагическом падении» короля поп-музыки. Никаких сенсационных интервью или шоу о Джексоне, которые привлекли бы миллионы глаз. Никаких книг, описывающих, как он “сделал это». Вместо всего этого мы получили тишину.

Тишина. Они не получили того, что хотели, и поэтому решили не продолжать освещение этой истории.

Никто не хотел говорить о суде после его окончания, потому что это означало, что им придется сообщать вещи, которые прямо противоречили тому, что они уже сообщили ранее. И конечно же, те, кто ждал своего часа, как стервятники, чтобы завладеть активами Джексона на сумму более миллиарда долларов, не собирались из кожи вон лезть, чтобы разубедить СМИ в распространении ложных представлений о Джексоне.

3) «Повторю, что мы все делаем свою работу, но при всем моем уважении, это урегулирование было камнем на моей шее, когда я обнаружил, что типичный аргумент присяжного, выступающего за обвинение, указывал именно на то, что больше всего беспокоило его в этом урегулировании. А именно: «зачем платить такие деньги, если он невиновен?” Когда мы опрашивали присяжных, их больше всего беспокоило то же самое! “Зачем нужно было платить столько денег, если ты невиновен?” Я тогда выпустил пресс-релиз и сделал публичное заявление, разумеется, с разрешения судьи Мелвилла. Я должен был это сделать. Это беспокоило слишком многих людей. И я объяснил, что мистер Джексон пошел это соглашение, потому что его бизнес-консультанты посоветовали ему это.»

Удивительно, что у Месеро есть характер и уровень, чтобы приправить свою критику в адрес Карла Дугласа словами “со всем должным уважением” !! Но эта критика вполне заслужена, так что если Дуглас обиделся, то поделом ему! Да, соглашение 1994 года с Чандлерами определенно стало камнем на шее MJ, поскольку это выставило его виновным в суде общественного мнения. Обычно вопрос “ «Зачем платить такие деньги, если ты невиновен?» задают те, кто не знает фактов дела, или кто дезинформирован об основах уголовного и гражданского права. Мы уже тщательно и досконально описывали причины MJ пойти на соглашение, и почему он является невиновным, несмотря на выплату миллионов своим обвинителям. В пресс-релизе, выпущенном 14 сентября 2004 года, о котором Месеро говорил на этом семинаре, клеветнический эпизод Dateline NBC показал, что у MJ было еще одно секретное соглашение с обвинителем в 1990 году (мы знаем что этим обвинителем является Джейсон Франсиа). Вот отрывок из этого заявления:

Г-ну Джексону неоднократно советовали те, кто вел его дела, не бороться с ложными обвинениями, а платить деньги. В результате много лет назад он действительно заплатил деньги двум людям, ложно обвинившим его в том, что он причинил им вред когда они были детьми, а не подал в суд. Люди, которые намеревались заработать миллионы долларов на его записях и музыкальных альбомах, не хотели, чтобы негативная реклама от этих судебных процессов мешала им получить прибыль.

4) «Он сказал: «Если вы дадите мне какие-нибудь сенсационные документы, я скажу вам, кто из прокуратуры спит с репортером!» — «Мне все равно, кто с кем спит! Есть приказ не разглашать информацию!» — ответил я повесил трубку. Но постоянные усилия, чтобы извлечь выгоду из этого дела, постоянно повторялись

Конечно, я не могу знать, кто с кем спит, это очевидно, однако я действительно знаю, что между представителями прокуратуры и сми были и есть определенные близкие дружественные отношения! Например, на вечеринке Снеддона в 2006 году по поводу его ухода на пенсию, угадайте, кто произносил «сердечную речь»? Не кто иной, как Дайан Даймонд! Какого черта на вечеринке по поводу отставки окружного прокурора, который живет на другом конце страны, должен присутствовать репортер? Потому что они друзья, вот почему!! Я уверен, что ее «сердечная речь» была способом выразить благодарность за то, что ей было позволено быть единственным репортером, освещающим обыск в Неверленде в ноябре 2003 года, или за то, что ее вычеркнули из иска о клевете, поданного MJ против «Hard Copy»!

Вот отрывок из статьи, опубликованной в марте 2005 года, в которой оправдывается репортаж Даймонд о MJ, несмотря на очевидный конфликт интересов!

Прокурор Снеддон, участвующий в гражданском иске, подписал декларацию, поддерживающую версию событий Даймонд. Судья отклонил иск, заявив, что Джексон не может доказать злой умысел или ложность сообщений.

Джексон подал апелляцию на решение судьи, и заявление Снеддона было широко процитировано в решении Апелляционного суда Калифорнии, принятом в ноябре 1998 года и подтверждающем итоговое решение.

Ни судебный процесс Джексона, ни роль Снеддона в его отклонении, не раскрываются ни в официальной биографии Даймонд, ни на веб-сайте CourtTV.com, ни в подробной истории ее освещения дела Джексона, которая включает ее эксклюзивное интервью со Снеддоном в ноябре 2003 года.

«Иск был публичным, и нет нужды упоминать его каждый раз, когда Дайан сообщает что-либо о Джексоне, и этого не будет”, — заявили вчера официальные представители суда.

Разве у Даймонда нет конфликта интересов?

«При рассмотрении исков к телевидению действительно есть политика конфликта интересов, и ни сообщения Дайан о Джексоне, ни тот факт, что мистер Снеддон подал аффидевит в поддержку защиты иска 10 лет назад, даже близко не подходят к какому-либо конфликту интересов — ни касемо ТВ, ни любой другой новостной организации”, — настаивало заявление.

— Если Дайан Даймонд перестанет сообщать о Джексоне, потому что он подал на нее в суд, это будет означать, что он запугал ее, чтобы она не сообщала больше ничего о его деятельности.”

Никакого конфликта интересов? Издеваетесь? У Даймонд не просто теплые и близкие отношения со Снеддоном! Вот несколько фотографий с ней и ее приятелями Роном Зоненом, его «подругой» Луизой Паланкер (которая также является, как мы помним, другом Арвизо и свидетелем обвинения) и предателем из семьи Джексона Стейси Брауном! Они размещены в блогеПаланкер.

Семинар «Frozen in time» («Застывшее во времени»), транскрипт. Томас Мезеро., изображение №2
Семинар «Frozen in time» («Застывшее во времени»), транскрипт. Томас Мезеро., изображение №3

А вот фрагменты из радиоинтервью, проведенного в июле 2007 года с Даймонд, Паланкер и Зоненом:

@ 1:40 Когда Даймонд спросила Зонена о разнице между посредником и прокурором, и он сделал ироничное замечание, что жертвы преступления (например, растления!!) не хотят «посредничества» с преступниками; вместо этого они хотят, чтобы преступник был буквально казнен! Когда я услышала это, я сразу же подумала об Эване Чандлере, конечно! Вместо того, чтобы добиваться справедливости и наказать MJ, он захотел договориться о сделке с фильмом?

32:00 Они шутят про “Изгнании MJ” (в связи с реабилитацией MJ за его преступления), а затем Даймонд продолжает распространять слухи о наличии у него печеночной недостаточности из-за наркотиков и алкоголя, и что его поклонники платят, чтобы встретиться с ним и поболтать. Зонен продолжал говорить, что он не верит, что MJ все еще может петь. Затем они продолжают обсуждать, что у него забирают детей, и намекают, что MJ-плохой отец, потому что посмел обучать своих детей на дому. По словам Зонена, фанаты MJ — «идиоты» и «дебилы». Кульминацией этого сегмента, а возможно, и всего шоу, был 42:00, где Зонен говорит, что MJ все еще виновен, и задает вопрос — почему Джесси Джексон и Мезеро поддерживают MJ? Паланкер сказала, что Мезеро солгал в своих вступительных словах о ней и Арвизо!

57:00 они вспоминают одного из адвокатов MJ Говарда Вейцмана, который первоначально представлял его в 1993 году, и подал в суд на Даймонд и Виктора Гутьерреса из-за несуществующей видеозаписи, и Даймонд издевалась над ним, говоря, что он пытался «заставить ее замолчать».

73:00 Зонена спрашивают о том, участвовал ли он когда-либо в деле, в которое он не верил (т. е. думал, что человек действительно виновен). Зонен рассказал историю о том, как он несправедливо осудил кого-то, а затем подал ходатайство о том, чтобы его признали фактически невиновным. Интересно, будет ли он когда-нибудь делать то же самое с MJ? Наверное, нет!

83:00 Зонен имеет наглость критиковать Майка Нифонга, прокурора игроков в лакросс Duke, за его злонамеренное преследование. По иронии судьбы, он говорит, что на Нифонга сильно повлиял вес людей, давивших на него, чтобы контролировать направление расследования (то есть такие люди, как преподобный Джесси Джексон и Эл Шарптон, которые хотели привлечь к ответственности, потому что изначально верили обвинителю.) И конечно, то же самое произошло со Снеддоном, с такими людьми, как Даймонд и Глория Оллред, которые давили на него, чтобы он расследовал дело MJ после документального фильма Башира. Он также сказал, что Нифонг должен был руководствваться здравым смыслом при оценке достоверности обвинителя, который, как он признал, не был таковым ! Исходя из слов Зонена и Даймонд, это довольно отвратительно — практиковать менталитет «делай так, как я говорю, а не так, как я делаю»! Это буквально комедия! Зонен описывает, как у игроков Duke было законное алиби, но у MJ тоже было одно, поэтому он и Снеддон и переставили даты растления!

http://www.talkitoverradio.com/blog/_archives/2007/7/9/3081779.html

5) «Меня никогда не видели в ресторане, никогда не видели в баре, никто не мог сфотографировать меня и попытаться поставить в компрометирующее положение. Я бы этого не допустил».

В отличие от других адвокатов, которые на протяжении многих лет пользовались славой MJ, Мезеро не хотел быть в центре внимания. Он не боялся огласки, и не хотел заключать сделки с репортерами или использовать это громкое дело как ступеньку к своему росту. Он просто хотел защитить своего клиента и убедиться, что прокуроры добросовестно выполняют свою работу! Поэтому неудивительно, что Мезеро принял меры предосторожности, чтобы не оказаться на обложке таблоида с заголовком вроде: «Адвокат Джеко участвует в драке в баре!» Он не хотел делать ничего, что могло бы скомпрометировать его имидж как честного адвоката. Я уверена, что Карл Дуглас бывал в барах и клубах, хвастаясь всем, кто хотел его слушать, что он защищал MJ в 1993 году! И я уверена, что после урегулирования, когда он купил ту новую машину, о которой говорил ранее, он выставлял ее напоказ всем для удовлетворения своего эго!

6) «Я никогда не видел, чтобы свидетели давали так много непристойных, тревожных показаний, и я никогда не видел такое количество свидетелей, которые бы так быстро дискредитировались под перекрестным допросом! И, наверное, больше никогда не увижу. Я имею в виду, что суд почти превратился в цирк. Люди выходили на эту трибуну для дач показаний и рассказывали, что они видели самые ужасные вещи на планете. В зале суда была очень тяжелая атмосфера. Тишину можно было почти резать ножом. Но при перекрестном допросе они едва только лепетать

Эта цитата, конечно, не нуждается в объяснении, но я все же дам его. Каждый свидетель обвинения, который утверждал, что видел неподобающее поведение со стороны MJ, был дискредитирован под перекрестным допросом рушился, как карточный домик! Были ли это Арвизо, Франсиа, бывшие служащие Неверленда, история каждого рассыпалась в прах! Для краткости я приведу по одному отрывку каждого члена семьи Арвизо: Стара, Гэвина, Дэвелин и, конечно же, Дженет!

Вот один из самых смешных моментов судебного процесса! Вот где Мезеро поймал Стара на лжи — на 7 день — относительно порнографического журнала, который, как он утверждал, MJ показывал ему в Неверленде, тогда как этот конкретный выпуск даже не был опубликован до того, как они покинули Неверленд навсегда!

Выдержка из показаний брата обвинителя в отношении журнала для взрослых, представленных в качестве доказательства обвинением (8 марта 2005 года):

В (Мезеро). Перед тем как дать показания вчера, вы смотрели эти фотографии вместе с прокурором Снеддоном, верно?

О (брат обвинителя). Да.

В. Вы сказали прокурору Снеддону, что это те журналы, которые вы видели в Неверленде, верно?

О. Да.

В. Вы сказали прокурору Снеддону, что Майкл Джексон показывал вам эти журналы, верно?

О. Да.

В. Майкл Джексон никогда не показывал вам этот журнал, не так ли?

О. Что?

В. Майкл Джексон никогда не показывал вам этот журнал, не так ли?

О. Он действительно показал его нам.

В. Он это сделал?

О. Да.

В. Стар, вы видите дату выхода этого журнала? Август 2003 года, не так ли?

О. Ну, я не говорил, что это был именно он.

В. Ведь ваша семья покинула Неверленд за несколько месяцев до этого, и больше не возвращалась, верно?

О. Это… я говорю вам, что это было не совсем тот, который он нам показывал.

МЕЗЕРО. Это не тот, что вы сказали вчера, и это не тот, что вы сказали сегодня, верно?

(Конец отрывка)

Г-н Мезеро также спросил мальчика о многочисленных расхождениях в его описаниях того, как г-н Джексон якобы приставал к его брату . После продолжительного ряда вопросов и туманных неубедительных ответов мальчик ответил: «Я не знаю точно, что я сказал». Мальчик также признал, ранее в своих сегодняшних показаниях, что он лгал во время дачи показаний по гражданскому иску своей матери против JC Penney. В том случае он поклялся под присягой, что его мать и отец никогда не дрались, и что отец никогда его не бил. Теперь его история подтверждает оба обвинения.

Вот еще один веселый обмен мнениями между Старом и Мезеро в 8-й день суда, относительно третьего предполагаемого инцидента растления!

«Ранее в среду в показаниях младшего брата обвинителя, под перекрестным допросом адвоката защиты Томаса Мезеро, выявлены серьезные противоречия между его показаниями и другими его рассказами о том, что он якобы видел, как мистер Джексон приставал к его брату.

Во время допроса со стороны обвинения мальчик рассказал, что дважды заглядывал в дверь спальни мистера Джексона, когда поп-звезда приставала к его спящему брату.

Мистер Мезеро указал на еще одно вопиющее несоответствие показаний свидетеля с его предыдущим заявлением следователям шерифа, в котором он сказал, что во время второго инцидента он был в комнате, свернувшись калачиком на небольшом диване, делая вид, что спит.

Когда мистер Мезеро спросил, изменился ли его рассказ о втором случае растления, мальчик вдруг вставил, что на самом деле было три случая, хотя этого никогда не утверждалось ранее.

(Выдержки из стенограммы-8 марта 2005 года)

Брат обвинителя: я нервничал, когда делал это заявление.

М-р МЕЗЕРО: Вы не назвали достоверные факты потому, что вы нервничали?

Брат обвинителя: да.

————–

Г-н МЕЗЕРО: Итак, вы указали, что первый раз обсуждали какие-либо предполагаемые неуместные прикосновения Майкла Джексона с психологом Стэнли Кацем, верно?

Брат обвинителя: да.

М-р МЕСЕРО: и вы признались, что дали Стенли Кацу другое описание, чем вы даете сейчас, в этом зале суда, не так ли?

Брат обвинителя: да.

Г-н МЕСЕРО: на самом деле, Стэнли Кацу вы никогда не говорили о третьем событии, которое вы описали сегодня ?

Брат обвинителя: потому что я, возможно, забыл об этом.

Г-н МЕЗЕРО: больше никаких вопросов.

(Конец отрывков)

Вот разговор Девеллин Арвизо с Мезеро относительно ее исчезающей памяти о том, что она видела, как MJ дает алкоголь ее братьям, но забывает рассказать об этом полицейскому управлению Санта-Барбары во время своего разговора с ними в июле 2003 года! Она оправдывает это тем, что ее не спрашивали об этом!

МЕСЕРО: хорошо. Помните ли вы, что вас допрашивали в управлении шерифа Санта-Барбары 6 июля 2003 года и задавали вопросы об этом?

ДАВЕЛЛИН: Я знаю, что мне задавали вопросы об этом, да.

Шериф из Санта-Барбары спросил вас, откуда вы узнали, что это вино, верно?

ДАВЕЛЛИН.: Да.

МЕСЕРО: и вы ответили, что знали, что это вино, потому что это винный погреб, а в винном погребе больше нечего пить, верно?

ДАВЕЛЛИН: Да, там винные бутылки вдоль левой стены.

Вы никогда не говорили им, что видели Майкла Джексона наливающим вино из любой из этих бутылок, верно?

ДАВЕЛЛИН: Они никогда не задавали мне этот вопрос, но я действительно видела такое.

Вас спросили, как вы узнали, что это было вино, и ваш ответ был: “они были в винном погребе, где нет ничего другого, чтобы можно пить”, правильно?

ДАВЕЛЛИН: Я не собиралась пить из этой чашки, мне ее дали.

Тогда почему вы не сказали об этом шерифу Санта-Барбары?

ДАВЕЛЛИН: Они не спрашивали меня об этом.

МЕЗЕРО: Ну, вообще-то они спрашивали. Если я покажу вам полицейский отчет, это освежит вашу память?

ДАВЕЛЛИН: Я только рассказал им о здании. И они спросили, как я узнала, что это вино? Потому что это был винный погреб.

Но вчера вы сказали, что видели, как Майкл Джексон наливал вина из бутылки в чашку, верно?

ДАВЕЛЛИН: Да.

И вы не сказали шерифам об этом в тот день, верно?

ДАВЕЛЛИН.: Ну, я тоже была в винном погребе. Я не знала, что должна была оговаривать каждую маленькую деталь. Тогда я была еще маленькой. Я не знала, что нужно говорить каждую маленькую деталь, чтобы это было правильно.

Что касается Гэвина, то следующий отрывок адекватно описывает не только его показания, но и весь судебный процесс!

На 11-й день судебного процесса против Майкла Джексона адвокату Томасу Мезеро-младшему пришлось очень постараться, чтобы получить прямые ответы от главного свидетеля обвинения, 15-летнего обвинителя. В свидетельских показаниях, которые, казалось, состояли из многочисленных потерь памяти, повторных изложений событий и многих других неполных предложений, не давали прямых ответов, когда обвинитель представлял свою «сторону» истории при перекрестном допросе.

Г-н Мезеро был вынужден неоднократно предъявлять обвинителю стенограммы его предыдущих показаний в правоохранительных органах и различные карточки и письма, на которые он ссылался, чтобы «освежить» его часто «отрывочные» воспоминания. В течение дня обвинитель использовал уклончивые фразы “Я думаю…” и «я не знаю» более 90 раз. Кроме того, было 15 “я так не думаю” и 40 ”не совсем так».

Он сказал “Я не знаю“ и ”я думаю» более 90 раз! И это тот парень, которому «верили» Зонен и его отдел? Интересно, почему Зонен и Снеддон не позволили Министерству юстиции США провести официальный судебно-медицинский допрос Гэвина и его семьи, точно так же, как они провели такой допрос над призрачной жертвой Даниэлем Капон, которого они сразу же объявили лжецом? (подробности — здесь) Вот краткий отрывок:

В полицейских участках по всей Америке эти два слова, «подавленная память», вызывают закатывание глаз . Для команды из Санта-Барбары, слушавшей доктора, это не было исключением. Тем не менее, было решено, что Донни вернется в Санта-Барбару, чтобы на следующий день пройти официальный судебно-медицинский допрос. Министерство юстиции США предлагало специальную проверку только горстке следователей по делам о жестоком обращении с детьми. Это интенсивный курс о том, как лучше всего иметь дело с детьми, которые пострадали от рук взрослых. Санта-Барбара вызвала одного из этих специально оборудованных людей, чтобы поговорить с молодым Донни, и через несколько часов было определено, что «это ложь.”

И последнее, но не менее важное: человеком, который в одиночку потопил дело Снеддона (хотя у этого дела все равно не было шансов на победу), была Джанет Арвизо! Ее показания настолько странные, что я даже не буду тратить свое время на то, чтобы действительно вдаваться в них здесь, поскольку я уверена, что любой, кто читает этот блог, все равно знает о ней. Но для тех, кто хочет краткое изложение ее показаний, пожалуйста, прочитайте эту статью.

7) «И все ученые мужи говорили: “Этот закон в Калифорнии настолько суров, настолько драконовский, что вы не сможете ничего сделать. Как только поступят доказательства других подобных действий, вам конец, независимо от того, что произошло.»»

Мотивы Снеддона для принятия этого закона ясны, но я приведу здесь этот отрывок, чтобы подчеркнуть, насколько несправедливым и предвзятым является Калифорнийский кодекс доказательств 1108, и как это на самом деле помогло MJ!

«У Снеддона были те же намерения, когда он пытался получить детали соглашения 1994 года, чтобы использовать их в суде в качестве доказательств, и когда он принял Калифорнийский кодекс доказательств §1108 в 1990-х годах, надеясь предоставить присяжным показания Джун Чандлер, Франсиа и “Неверлендской пятерки” (бывших сотрудников, которые задолжали миллионы долларов за юридические услуги). Мезеро пытался исключить их показания, потому что думал, что они поставят под угрозу презумпцию невиновности MJ в текущем судебном разбирательстве (вовсе не потому, что он думал, что MJ был виновен в 1993 году! На самом деле Месеро вызывал в суд Раймонда Чандлера, и это показывает, что он был уверен в невиновности MJ . Ссылка находится ниже в этой статье.) Юридический аналитик Джонна Спилбор основательно критикует несправедливость и предвзятость этих доказательств Это также обсуждается в этой статье.

Вот выдержка из статьи Джонны Спилбор, которая кратко суммирует тот эффект, который это решение оказало на судебный процесс:

Почему признание этих доказательств может на самом деле навредить, а не помочь обвинению?

Учитывая возможный предвзятый эффект от показаний о «предыдущих плохих действиях», почему я все еще считаю, что эти показания могут в конечном итоге навредить обвинению?

Ответ таков: потому что защита будет утверждать – и присяжные это увидят – что причиной, по которой прокуроры предлагают эти другие доказательства, является слабость их дела. Возможно, защита вызовет для дачи показаний самих обвинителей – в том числе и Калкина, который отрицает какие-либо злоупотребления.

Или, возможно, защита просто обозначит, почему обвинение не вызывало для дачи показаний самих потерпевших свидетелей – и спросит присяжных, почему бы обвинению не представить доказательства предыдущих плохих действий из лучших возможных источников? «Защита чувств» мужчин в возрасте до двадцати пяти лет вряд ли покажется присяжным веской причиной для того, чтобы пожертвовать правами Джексона на перекрестный допрос.

Доказательство склонности, по моему опыту, является наиболее мощным, когда обвинение в действительности не нуждается в нем; это может быть глазурью, но только если есть торт. Однако в данном случае, по-видимому, обвинение отчаянно нуждается в любой помощи, которую оно может получить. Они пытаются слепить торт, который уже упал и сломался.

И этот момент вряд ли будет упущен опытным адвокатом Джексона Томом Мезеро. После разрушительных перекрестных допросов, которые он проводил до сих пор, он может представить присяжным то, как обвинители – если бы они заняли место для дачи свидетельских показаний – также могли бы быть дискредитированы на перекрестном допросе.

Месеро также может сделать акцент на том, что если окружной прокурор Том Снеддон действительно считает, что остальные пять обвинителей пострадали, почему он никогда не предъявил официальных обвинений от их имени?

Снеддон может сослаться на срок давности. Но офис Снеддона, безусловно, знал о заявлениях Джордана Чандлера вовремя, чтобы выдвинуть обвинения от его имени. А в случае с другими жертвами он мог бы, по крайней мере, утверждать, что Джексон заставил их молчать. Однако никаких обвинений предъявлено не было.

Короче говоря, если обвинения окажутся правдой, то получается, что Снеддон не сделал ничего, чтобы добиться справедливости для них. Почему? Возможно, потому, что он не может доказать эти обвинения, но тем не менее готов использовать их в качестве шаткого основания для продолжения своей вендетты против Джексона.

Тому Снеддону хочется сказать: если у вас есть доказательства того, что Майкл Джексон совершил сексуальные преступления против других мальчиков, тогда действуйте как прокурор и обвините его в этих преступлениях!

Вот отрывок из статьи журналиста Николаса Стикса, который также обвинил Снеддона в использовании улик согласно Кодексу §110.

Судебный Порочный Круг

Согласно кодексу Калифорнии §1108, принятому в 1995 году, свидетельство “прошлых плохих поступков”, за которые человек не был ни осужден, ни подвергнут судебному преследованию, может использоваться в текущем судебном процессе, если такое свидетельство поможет подтвердить “шаблон” или “склонность” к совершению того преступления, в котором он сейчас обвиняется.

Этот закон подрывает презумпцию невиновности, которая, возможно, является основой американского уголовного права.

На практике это означает, что если вы кого-то ненавидите и узнаете, что ему предъявлено обвинение в преступлении, то можете заявить, что он ранее совершил аналогичное преступление и дать показания против него в нынешнем судебном разбирательстве.- И это законная двойная выгода. Вы можете свидетельствовать перед присяжными так, словно обвиняемый уже был осужден за более раннее преступление, и предубеждать присяжных относительно преступления, в котором он в настоящее время обвиняется. (Это именно то, что некоторые женщины стремились сделать во время суда 1991 года над наследником Кеннеди Уильямом Кеннеди Смитом, которого Патрисия Боуман обвинила в изнасиловании. Смит был оправдан.)

И именно это произошло в суде против Майкла Джексона, хотя команда защиты Джексона за миллион долларов смогла найти свидетелей, которые противоречили обвинениям в предыдущих плохих действиях, а именно совершения развратных действий. Представьте себе судьбу подсудимых, которые не могут позволить себе защиту как у суперзвезды.

Обычно такие показания, если они допускаются, подвергаются серьезным ограничениям, поскольку они наносят такой ущерб. Как отметил юридический аналитик CNN Джоанна М. Спилбор, закон Калифорнии когда-то имел такие ограничения, но они были перечеркнуты, когда был принят калифорнийский кодекс доказательств §1108.

Судья родни Мелвилл, председательствующий в деле Джексона, является вещественным доказательством того, почему такие показания не должны быть разрешены, и почему калифорнийский кодекс доказательств §1108 должен быть отменен. Судья не только разрешил такие показания, он разрешил их главным образом от людей, которые даже не утверждают, что являются жертвами Джексона, они якобы были свидетелями совершения Джексоном таких преступлений против других .

Обвинитель том Снеддон является вещественным доказательством: если бы у него было сильное дело, почему он чувствовал необходимость использовать этот закон?

Обоснование для разрешения таких свидетельских показаний носит косвенный характер. Они подтверждают «шаблон поведения», но вы можете использовать шаблон только после того, как вы осудили обвиняемого независимо от более старых утверждений.

Другими словами, только если свидетели, обвинявшие Джексона в аналогичных преступлениях в прошлом, не были допущены к даче показаний, и Джексон был осужден исключительно на основании настоящего дела, можно было бы затем вернуться и увидеть, что предыдущие обвинения против Джексона, взятые вместе с его преступлением, сформировали этот шаблон. И все же, вы не знали бы наверняка, являются ли обвинения в предыдущих преступлениях правдой. Но стремиться показать образец поведения до осуждения — это все равно что ставить телегу впереди лошади.

8) «Четвертый так и не появился, но даже если бы он появился, то я думаю, у нас было достаточно доказательств, чтобы дискредитировать его. И это — как раз клиент Ларри Фельдмана. Есть много других аспектов этого дела, о которых у меня нет времени поговорить. Но давайте просто скажем так: у меня было много информации, чтобы обличить его, не говоря уже о мотиве прибыли: “Почему вы берете деньги, а не идете в полицию? В частности, если вы член семьи, и предпочитаете брать деньги вместо того, чтобы позволить полиции и прокуратуре преследовать преступника — кто же тогда преступник?” И что вы скажете о такой ситуации?»

Мы знаем, что причина, по которой Джорди Чендлер не “появился”, заключается в том, что он угрожал подать судебный иск против Снеддона, чтобы избежать дачи показаний против человека, который, как он утверждал, растлил его! Это было подтверждено ФБР в их рассекреченных файлах по делу MJ, которые были выпущены в декабре прошлого года в соответствии с законом «О свободе информации». Конечно, большинство жертв и их семей немедленно уведомили бы власти, если бы заподозрили, что они были оскорблены, но не Чандлеры! Они угрожали судебным иском, чтобы избежать обращения в суд, но при этом написали книгу и подали в суд на Sony, чтобы получить контракт на запись!

9) «Помощница юриста из юридической фирмы, которая представляла ее в этом деле, звонила мне в слезах, она была просто опустошена тем, что ей пришлось сделать. Она сказала: «Эта женщина сама сказала мне, что этого никогда не было! И я боюсь потерять свою работу.»

Помощница юриста, о которой говорит Месеро, это Мэри Хольцер, которая случайно подружилась с Джанет Арвизо, когда ее фирма защищала ее в деле о вымогательстве JC Penney. Джанет призналась Хольцер, что она лжет, а затем, чтобы заставить ее замолчать, пригрозила ей, сказав, что ее брат состоит в Мексиканской мафии и убьет ее и ее дочь, если она настучит! Я сама не поверила бы в это, если бы не увидела этого в свидетельстве! Но чего же вы ожидали? Она просто шизофреник!

— Она вам угрожала?

Хольцер: Да, это так.

МЕЗЕРО: как же так?

Хольцер: она сказала мне, что брат Дэвида Рэй состоит в Мексиканской мафии и заправляет наркотиками между Лос-Анджелесом и Лас-Вегасом, и что она знает, где я живу, потому что она была в моем доме несколько раз, они придут и убьют меня и мою девятилетнюю дочь.

МЕЗЕРО: это вас так напугало?

Хольцер: да.

Вы когда-нибудь говорили кому-нибудь в юридической фирме о том, что вам рассказала Джанет?

Хольцер: Нет, я этого не делала.

МЕСЕРО: или, позвольте мне перефразировать это. Вы когда-нибудь еще обсуждали с ней фальшивые претензии к JC Penney?

Хольцер: Я пыталась уговорить ее поговорить об этом с мистером Ротстайном. Я спросила ее, могу ли я поговорить об этом с мистером Ротстайном, потому что у нас честная юридическая фирма, и я действительно чувствовала, что мы не должны участвовать в чем-то подобном. И она продолжала звонить мне каждый день и говорить, что она рассказала Дэвиду, чьо Дэвид был в бешенстве, и что он собирается прийти за мной, и мне лучше следить за своей спиной.

Как вы думаете, сколько раз Джанет Арвизо угрожала вам и вашей дочери?

— Я бы сказала, примерно восемь-девять раз .

10) «У нас было видео, где все, он и его семья, говорили: “Этого никогда не было”. У нас была в заявлении следователя аудиозапись, где было сказано “ ”этого никогда не было».»

Мезеро ссылается на печально известное видео-опровержение, которое, как утверждают Арвизо, их заставили записать. Они сказали, что немец, который плохо говорил по-английски, дал им сценарий, чтобы выучить его перед съемкой видео. Посмотрите отрывок из видео и скажите, выглядят ли они испуганными?

Аудиозапись, на которую ссылается Мезеро, — это интервью, проведенные DCFS в феврале 2003 года, которые полностью оправдали MJ. После ареста MJ, информация из их конфиденциальной служебной записки просочилась, и Ларри Фельдман пригрозил подать в суд, чтобы выяснить, кто ее разгласил! Иронично, что он был довольно холодным, спокойным и собранным, когда его собственная фирма слила декларацию Джорди в феврале 2003 года, изобилующую «графическими» подробностями!

11) «Первоначально обвинители утверждали, что растление началось в одни даты, но когда эти доказательства была обнародованы, они перенесли даты за пределы этого доказательства. Это было похоже на “давайте просто приспособимся к тому, что у нас есть, и убедимся, что мы продвигаемся вперед с этим делом”, это мое личное убеждение.»

Когда MJбыло первоначально предъявлено обвинение, Снеддон заявил, что MJ начал растлевать Гэвина, пока он находился под следствием DCFS с 7-го по 20-е февраля 2003 года, но после того, как он был официально обвинен, сроки изменились и было заявлено, что MJ начал растлление после того, как он был оправдан DCFS, с 20 февраля по 12 марта 2003 года! То, что это сошло с рук Снеддону в суде Соединенных Штатов Америки — выше всякого понимания!

12) «Я отказался от половины своих полномочий и просто выбрал состав, который, казалось, шокировал некоторых людей. Я имею в виду, что цель состоит не в том, чтобы использовать все свои превосходства; цель состоит в том, чтобы получить лучший состав жюри, который только можно!»

С юридической точки зрения, безапелляционный отвод (peremptory challenge) определяется так:

Безапелляционный отвод — это право истца и ответчика в судебном разбирательстве с участием присяжных заседателей на то, чтобы присяжный заседатель был отклонен до начала судебного разбирательства без указания причины. Это отличается от ”отзыва по делу», в котором необходимо указать причину, по которой присяжный не может быть беспристрастным. Число норм государственного права, которое варьируется, определяет число императивных требований для каждой стороны, которые различаются в зависимости от числа сторон в деле, а также от того, идет ли речь о гражданском или уголовном разбирательстве.

Привилегия государства отклонять определенных присяжных заседателей посредством императивных возражений регулируется Положением «о равной защите». Хотя прокурор обычно имеет право осуществлять допуски и отводы «по любой причине вообще, если эта причина связана с его мнением относительно исхода дела», Положение о равной защите запрещает прокуратуре оспорить потенциальных присяжных лишь по причине их расы или на основании предположения, что черные присяжные как группа не смогут беспристрастно рассмотреть дело против чернокожего обвиняемого.

Таким образом, по существу, присяжный заседатель может быть отклонен без объяснений по любой причине, кроме расы, но мы все знаем, что это условие часто обходят, и этот случай не был исключением! Снеддон абсолютно не хотел никаких чернокожих присяжных, потому что, будучи расистом, думал, что черные просто слепо оправдают MJ, потому что поклоняются ему, как кучка безмозглых зомби. Например, черный присяжный, который был отклонен, обвинил Снеддона и его команду за то, что он был предвзят против MJ, и не прилагал особых усилий, чтобы скрыть это:

Во время сегодняшнего допроса адвоката защиты Томаса Месеро младшего женщина сказала: “как он [Джексон] может получить справедливый суд в любом месте, когда даже бывший шериф округа Санта-Барбара говорит миру в новостях, что он [Джексон] является растлителем детей и был растлителем детей, когда я был шерифом.”

Пока Мезеро прощупывал почву, женщина продолжала: “единственное, о чем я хочу спросить, это о присяжных ваших коллег. Как этот человек [Джексон] собирается получить здесь справедливость, в этом районе? Джексон, который молча просидел большую часть допроса, энергично закивал в знак согласия. Сторонники Джексона уже поднимали вопрос о расе раньше, утверждая, что Джексон, как популярная афроамериканская поп-звезда, был подвергнут судебному преследованию.

Это был очень неожиданный и спорный шаг Мезеро — не использовать какие-либо из его безапелляционных полномочий, чтобы удалить присяжных, которые могли бы быть сторонниками обвинения, например, присяжную, у которой была история сексуального насилия в ее семье. Месеро хотел было расспросить ее подробнее, но судья Мелвилл отклонил его просьбу, и она оказалась в составе жюри присяжных. Как человек, который, очевидно, серьезно отнесся бы к обвинениям в сексуальном насилии, она могла быть очень предубеждена против MJ, но также возможно, что она была предубеждена против Арвизо за то, что он не сразу уведомил власти о том, что MJ якобы растлил их сына.

Мезеро более подробно обсудил проблему безапелляционных отводов в недавнем интервью:

Я удивил прокуроров в вопросе расы. Я думаю, что они разработали свою стратегию отбора присяжных исходя из убеждения, что защита сделает все возможное, чтобы в составе жюри присяжных были афроамериканцы. Они были так уверены в своей победе, что решили, будто я буду бороться за любого черного присяжного для успеха нашей защиты. У них отвисла челюсть, когда я принял состав жюри без афроамериканцев и не воспользовался ни одним из пяти безапелляционных отводов. У меня мог бы быть один черный мужчина в состав жюри, если бы я использовал все свои полномочия. Прокуроры уже удалили двух чернокожих женщин-присяжных, несмотря на мои решительные возражения.

Мой же подход заключался в том, что Майкл Джексон объединил все расы вместе. Он был отпрыском известной черной семьи, у него были два белых ребенка и одним латиноамериканский ребенок. Доказательства показали, что он нанимал много латиноамериканских сотрудников и был любим повсюду: в Азии, в Европе, на Ближнем Востоке, в Южной Америке, в Африке (на всем континенте) и т. д. Узость взглядов прокуроров на вопрос расы, а также на мир Майкла Джексона, нанесли им в итоге значительный ущерб.

Теперь хейтеры MJ наверняка набросятся на слова Мезеро о том, что у MJ “два белых ребенка и один латиноамериканский ребенок”, и используют это в качестве доказательства того, что Принс, Пэрис и Бланкет не являются биологическими детьми MJ (как будто это имеет значение!).

Вот фотография Принса, у которого начинают проявляться признаки витилиго. Либо это является надежным доказательством того, что он является биологическим ребенком MJ, либо по какому-то странному совпадению донор спермы, которую использовал MJ, также имел это редкое заболевание кожи!

Семинар «Frozen in time» («Застывшее во времени»), транскрипт. Томас Мезеро., изображение №5

Возвращаясь к безапелляционным отводам, слабость доказательств стороны обвинения позволила Мезеро защитить MJ без необходимости использовать расовый компонент (который он обсуждал гораздо более подробно в 2005 году на юридическом семинаре в Гарварде). Мезеро не пришлось использовать свои безапелляционные отводы, чтобы удалить присяжных, которые могли быть предвзятыми на основе их демографических данных, и в результате никто не может сказать, что присяжные оправдали MJ из-за расы, потому что его оправдали в основном белые присяжные!

13) « Он настаивал на привилегиях журналиста. Он не стал отвечать на основные вопросы, чтобы не иметь возможности быть уязвленным в какой-либо форме, если бы он захотел ответить на них, он просто отказался. И я думал, как лучше провести перекрестный допрос, рассказав ту историю, которую я знал, посредством тех вопросов, на которые он все равно не стал бы отвечать.»

Мартин Башир был первым вызванным стороной обвинения свидетелем, и когда Мезеро проводил его перекрестный допрос, он прятался за Калифорнийским законом о защите журналиста, который призван “обеспечивать правовую защиту журналистов, стремящихся сохранить конфиденциальность неназванного источника или неопубликованной информации, полученной в ходе сбора новостей”. Поэтому каждый раз, когда Месеро задавал Баширу вопросы о том, как он предложил MJ сделать этот документальный фильм, как он записывал или редактировал документальный фильм, или что-либо еще в отношении документального фильма, он ссылался на этот закон. Поэтому, чтобы обойти это препятствие, Месеро задавал Баширу вопросы, ответом на которые явно было «Да», зная, что Башир будет ссылаться на этот закон, и что в свою очередь создаст у присяжных впечатление, что Баширу есть что скрывать. Вот несколько примеров вопросов, которые были заданы Баширу, и конечно же на все следовало ответить «да»! (за исключением последнего!!)

Мистер Башир, когда Вы брали интервью у мистера Джексона, Вы неоднократно задавали ему вопросы о его желании провести международный детский праздник, верно?

Мистер Башир, Вы заставили Майкла Джексона подписать соглашение без присутствия его адвоката, верно?

Мистер Башир, Вас обвинили в Англии в подделке подписей, верно?

Мистер Башир, если Вы посмотрите на два документа, которые, как Вы говорите, подписал мистер Джексон, то увидите что его подпись, кажется, отличается в разных документах, правильно?

Мистер Башир, Вы просили Майкла Джексона пригласить Маколея Калкина, чтобы снять видео с ним в Неверленде?

Мистер Башир, в Вашем документальном фильме мистер Джексон говорит, что в его спальне ничего сексуального не происходило. Чтобы получить это заявление, Вы сказали мистеру Джексону, что Ваше романтическое развитие было частично сформировано его музыкой, верно?

Мистер Башир, Вы разрешили мистеру Джексону какой-либо редакционный контроль над этим фильмом? (Нет, это не так!!!)

Подробнее о предательстве Башира здесь.

14) «Представители обвинения, которых я слышал сегодня вечером, говорили нам, что «он спит с мальчиками, он спит с мальчиками, он спит с мальчиками…» Ну а мы показали, что он спит с матерями, он спит с сестрами, он спит со всевозможными людьми, потому что они хотели спать в его комнате, которая такая же большая, как это здание.»

Как вы можете себе представить, люди всегда хотели быть рядом с MJ каждую минуту, что они были в Неверленде, и с его личными жилыми помещениями размером с небольшую квартиру, в комплекте с двумя этажами и тремя ванными комнатами, имея несколько человек, спящих в его комнате, не было никаких проблем.

Средства массовой информации, в том числе и Мартин Башир, изображали MJ сексуальным хищником из-за его привычки позволять чужим детям спать в его постели. Но забавно, как Мезеро обозначил, что в постели MJ спят не только мальчики, но и девочки, матери, подростки, отцы — практически все! Кто-то может сказать: «Ну и что же это за защита?» — но Месеро пытался подчеркнуть то, что представление о том, что в спальню MJ пускают только маленьких мальчиков, в то время как всем остальным вход туда воспрещен, было мифом, который создан средствами массовой информации! Как вы понимаете, людям всегда хотелось быть рядом с MJ, каждую минуту, поэтому то, что в его личных жилых помещениях в Неверленде, размером с небольшую квартиру, состоящих из двух этажей и трех ванных комнат, спали еще несколько человек — это не было проблемой.

Вот близкая подруга MJ Элизабет Тейлор рассказывет об этих ночевках: 

Вот видео с выступлениемМезеро на Tonight Show с Джеем Лено, на котором он развенчивает мифы о ночевках с MJ.

Вот стенограмма R&B фанк-певца Рика Джеймса, близкого друга семьи Джексонов, трагически погибшего в 2004 году. В ноябре 2003 года, вскоре после ареста MJ, он дал это интервью CNN, защищая своего друга от обвинений. Вот отрывок, где он описывает, как он позволял детям спать в своей постели:

Филлипс: Позвольте мне спросить Вас, Вы знаете документальный фильм, который вышел на Би-би-си, о Майкле Джексоне? Он открыто говорил о том, что любит детей, спит с ними в одной постели, ничего сексуального, просто он любит их и любит заботиться о них. А что в этом плохого? Вы не видите в этом ничего плохого?

Джеймс: В этом нет ничего плохого. Послушайте, у меня есть дом, 8000 квадратных футов. У меня есть дети, приходите. У меня есть внуки. Они приходят и приводят своих друзей. Они спят в моей комнате. У меня есть очень большая гигантская спальня. Они смотрят там телевизор, лежат на полу. Иногда я просыпаюсь, а дети лежат в моей кровати, потому что они напуганы или что-то еще, что угодно. У меня горят свечи. Неужели меня делает педофилом то, что дети засыпают в моей кровати? Я люблю детей.

Удивительно, почему не поднимается медиа-скандал, призывающий к расследованию дела Рика Джеймса? О, он же «нормальный»!! Для получения дополнительной информации о «ночевках с MJ», прочитайте этот пост.

15) «… это позволило матери, которая действительно была главным фигурантом этого большого дела, заручиться их поддержкой. Это позволяло им запугивать свидетелей, которые были в Неверленде, потому что они слишком боялись, что их обвинят в заговоре. А это был великий заговор! Единственным обвиняемым был Майкл Джексон. Все остальные были непредусмотренными соучастниками.»

Да, это печально известное обвинение в заговоре действительно было основой дела Снеддона. Многие хейтеры MJ говорят о деле о растлении, но при этом молчат об обвинениях в заговоре. Но по словам Снеддона, сначала MJ удерживал семью Арвизо в заложниках в Неверленде, заставил их сняться в видео-опровержении, затем начал давать Гэвину алкоголь и показывать ему порно, и только после этого — растлил его! Тот факт, что они неоднократно выезжали из Неверленда за покупками, опроверг их обвинение в том, что MJ держал их в заложниках. Кто-то может сказать: «Если он не держал их в заложниках, это не означает, что он не растлевал!» — Как правило, жертвы преступлений не приукрашивают свои истории, утверждая, что с ними случилось то, чего на самом деле не было! Арвизо было легко солгать о том, что они были заложниками, потому что они лгали обо всем остальном! Либо все, либо ничего, вы не можете выбирать, в чем по вашему MJ был невиновен или виновен!

Пять предполагаемых сообщников якобы планировали полететь с Арвизо в Бразилию, чтобы избежать внимания средств массовой информации после документального фильма Башира. Этим пятерым мужчинам (Фрэнк Тайсон, Винс Амен, Марк Шаффел, Дитер Визнер и Рональд Коницер) была предложена неприкосновенность в обмен на дачу показаний против MJ, но, конечно же, все они отказались, потому что были невиновны! Какое виновное лицо откажется от неприкосновенности за совершенное им преступление? Вот отрывок из Veritas Project:

Еще одна проблема с обвинением в заговоре заключается в том, что, несмотря на пятерых сообщников Джексона, предположительно причастных к похищению семьи, обвинение в преступлении было предъявлено только Джексону. Пятерым предполагаемым соучастникам обвинения не предъявлялись, и всем им была предложена неприкосновенность, если они согласятся дать показания против Джексона.

Джо Такопина, адвокат одного из обвиняемых соучастников заговора, настаивает на том, что его клиент отклонил предложение Снеддона об неприкосновенности и утверждает, что претензии семьи Арвизо являются смехотворными.

“Если бы миссис Арвизо была взята в заложники, то во время одного из своих походов по магазинам на Родео-Драйв она могла бы сказать об этом менеджеру магазина, когда она покупала там платье за тысячу долларов”, — сказала Такопина пресс-службе Санта-Барбары. В другом интервью Такопина утверждала, что утверждения о похищении “будут опровергнуты при перекрестном допросе… есть документы, которые абсолютно уничтожат эти утверждения.”

Адвокат другого предполагаемого соучастника сказал то же самое. “Исходя из того, что мой клиент видел, Арвизо ни в коем случае не были под каким-либо давлением”, — сказал Майкл Бахнер журналисту. «Они свободно перемещались, и разговаривали со всеми. Они ездили за покупками. Они делали множество телефонных звонков. Они делали все, что делают свободные люди .”

Рон Коницер, бывший сотрудник Джексона, который теперь также обвиняется в заговоре против Арвизо, настаивает на том, что факты были искажены, чтобы события соответствовали версии обвинения. «Это было естественное развитие событий и нормальный профессиональный шаг, который был вырван из контекста», — сказал Коницер о мерах, которые были приняты для восстановления имиджа Джексона после того, как фильм «Жизнь с Майклом Джексоном» вышел в эфир, и сейчас эти меры используются обвинением в качестве доказательства заговора.

“Не было никакого прикрытия, — продолжал Коницер. “Мы работали на ранчо круглосуточно в течение 10 дней подряд – моя семья также там присутствовала – и я могу сказать вам, что единственное, что я помню, это куча детей, бегающих и веселящихся. Я не видел ничего, что хотя бы отдаленно напоминало тюремное заключение.”

Даже показания мужа Джанет Арвизо противоречат утверждениям семьи о похищении. Джей Джексон показал, что Джанет Арвизо и ее дети несколько раз возвращались в Неверленд в апреле 2003 года – через месяц после окончания срока действия заговора. «Так или иначе, они вернулись туда», — сказал Джексон суду.

Если Майкл Джексон похитил семью в феврале 2003 года, то почему Джанет Арвизо все еще восхваляла поп-звезду в мае 2003 года? Почему она вернулась в Неверленд после того, как ее якобы взяли там в заложники? Почему ей понадобилось три месяца, чтобы связаться с полицией? И почему сначала она связалась с адвокатом по гражданским делам?

Таким образом, в двух словах, эти пять непреднамеренных соучастников не давали показаний, чтобы избежать обвинения, и, несмотря на их отказ от свидетельствовать против MJ, им никогда не были предъявлены обвинения.

Благодаря отличной и безупречной защите Тома Мезеро, в тюремной камере MJ оказался только в своем клипе 1996 года на песню «They Don’t Really Care About Us»!!!

Наконец, вот видео, сделанное при открытии одной из его бесплатных юридических консультаций, где Мезеро обсуждает, почему он действительно счастлив как юрист: он может делать работу для обездоленных людей, которые не часто пользуются правовой системой!!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: