Обвинения в заговоре. Критический период: с 7 февраля по 12 марта 2003 г.

Обвинения в заговоре. Критический период: с 7 февраля по 12 марта 2003 г., изображение №1

Летом-осенью 2002 года британский журналист и телеведущий Мартин Башир работал над документальным фильмом под названием «Жизнь с Майклом Джексоном». Во время создания этого документального фильма Башир предложил Джексону показать в фильме, как певец помог детям с серьезными заболеваниями. Джексон представил Баширу два примера: историю Дэвида Ротенберга («Дейв Дэйв»), который сильно пострадал от своего отца, когда был ребенком в 1980-х годах. Джексон взял на себя ответственность за Ротенберга, и заботился о нем на протяжении всей своей жизни. Сам Ротенберг говорил об этом на шоу Ларри Кинга CNN в сентябре 2009 года:YouTube5:12

Другим предложенным примером был мальчик, победивший рак, — Гэвин Арвизо.

Обвинения в заговоре. Критический период: с 7 февраля по 12 марта 2003 г., изображение №2

В 2002 году Ротенберг был уже взрослым, и Башир выбрал 13-летнего Гэвина. Гевина, его брата и сестру (Стара и Давеллин) пригласили на съемочную площадку — но Ротенберг тоже там присутствовал, согласно показаниям Гэвина в 2005 г.

— Хорошо. Ты когда-нибудь встречал этого парня с ожогами?

— Да, Майкл познакомил меня с ним.

— А когда это было?

— Примерно в то же время, что и с Мартином Баширом.

— Это было в Неверленде?

— Да.

— Ты говорил с этим человеком?

— Да.

— Ты помнишь его имя?

— Я думаю, его зовут Давид.

— Это был Ротенберг?

— Я не знаю.

— Был ли это тот молодой человек, которого его отец облил бензином и поджег?

— Я не знаю.

— Хорошо.

— Я думаю, что так и было.

— И он должен был быть в фильме вместе с тобой, верно?

— Да.

— Хорошо. Поправь меня, если я ошибаюсь, вы с Майклом обсуждали то, что Майкл помог этому мальчику, верно?

— Да.

— Хорошо. Вы говорили с этим парнем о том, что он испытал?

— Нет.

— Хорошо. Вы когда-нибудь видели его?

— Да.

— Пожалуйста, опишите для жюри, как он выглядел.

— Он выглядел так, словно его очень сильно обожгли, и он как… он был как рокер. Он был одет как рокер. И он был сожжен. И у него на голове было всего лишь несколько волосков.

— Ты с ним должен был появиться в фильме, если знаешь?

— Позже я смотрел фильм, а потом… ну, я смотрел только свою роль, и тогда я не видел его там.

— Хорошо. Но был ли он в Неверленде в тот день, когда тебя снимали?

— Да.

— Хорошо. Вы познакомились с ним вскоре после вашего приезда?

— Да.

Съемка сцены с Гэвином, его братом и сестрой произошла в сентябре 2002 года. Позже Джанет Арвизо сказала, что не знала, что ее дети появятся в документальном фильме.

Джексон не подозревал, что у Башира были скрытые мотивы, поэтому при описании своих отношений с Гэвином, из-за своей наивности и бесхитростности, он взял его руку, когда мальчик опустил голову ему на плечо. Башир, используя сплетни о Джексоне, вовлек его в дискуссию о том, допустимо ли делить спальню с ребенком.

Когда документальный фильм вышел в эфир в феврале 2003 года, этот эпизод вызвал бурю негатива к Джексону и дикие спекуляции относительно характера его отношений с Гэвином Арвизо.

Во всем документальном фильме Башир использует наводящее на размышления и чрезвычайно манипулятивное повествование, и кажется, что его намерением с самого начала было создать недосказанность об отношениях Джексона с детьми. Даже Гэвин признался в своих показаниях в 2005 году, что изображение Джексона Баширом в фильме было ложным. После съемок сцены с семьей Арвизо, они остались на ранчо на одну ночь, но Джексон немедленно скрылся, и снова стал недоступен для Гэвина.

— Тогда ты мог связаться с Майклом Джексоном по телефону, если хотел?

— Нет, после дела с Мартином Баширом он не дал мне никаких телефонных номеров, он просто ушел, в тот же день или на следующий день после интервью с Мартином Баширом, и у меня действительно не было никаких других телефонных номеров.

Команда Джексона пыталась ответить на документальный фильм Башира, и они работали над так называемым видео-опровержением, которое было выпущено 20 февраля 2003 года под названием «Майкл Джексон, дубль два: кадры, которые вы никогда не должны были увидеть.». Этот документальный фильм содержит интервью с людьми и кадры, сделанные оператором Джексона Хамидом Мослехи во время съемок документального фильма Башира, а также материал, который Башир намеренно не включил в свой фильм или использовал для манипулирования Джексоном и его зрителями.

Обвинения в заговоре. Критический период: с 7 февраля по 12 марта 2003 г., изображение №3

Семья Арвизо участвовала в видео-опровержении 20 февраля 2003 г.

Съёмка с Арвизо должна была быть включена в это видео-опровержение, но в конце концов она не была включена в окончательную версию. Однако отснятый материал с семьей Арвизо был сделан. Он был снят рано утром 20 февраля 2003 года, а затем был обнаружен стороной обвинения при обыске дома Мослехи во время расследования по делу Джексона. В результате Арвизо изменили первоначальные даты в своих обвинениях.

Первоначально Арвизо утверждали, что домогательства начались, как только они вернулись с Джексоном из Майами 7 февраля 2003 года. Это также отражено в первой жалобе обвинения, поданной 18 декабря 2003 года.https://www.youtube.com/embed/Bez7QCXJJV4?version=3&rel=1&fs=1&autohide=2&showsearch=0&showinfo=1&iv_load_policy=1&wmode=transparenthttps://www.youtube.com/embed/xUlDSoPzLLs?version=3&rel=1&fs=1&autohide=2&showsearch=0&showinfo=1&iv_load_policy=1&wmode=transparent

На видео они смеются и шутят, радостно восхваляют Майкла Джексона. Также они выражают свое недовольство Мартином Баширом. Когда они выдвигали свои первоначальные обвинения, они утверждали, что их заставили участвовать в съёмках, но кадры показали, что они не только смеются и шутят, но и сами высказывают идеи о том, что они хотят сделать в этом фильме. Они абсолютно не кажутся каким-либо образом принужденными или находящимися под давлением.

Изменение временного графика в показаниях Арвизо было не просто незначительным исправлением, оно полностью изменило повествование всей их истории.

20 февраля, в тот же день когда был снят фрагмент для видео-опровержения, Арвизо также посетили Департамент по делам детей и семьи Лос-Анджелеса (DCFS, также называемый «Служба защиты детей» — CPS). Визит Арвизо был вызван тем, что учитель из школы Гэвина подал жалобу после просмотра документального фильма Башира, беспокоясь о том, что Гэвин спал в кровати Джексона. Опять же, Арвизо ничего не сказали, кроме позитивных слов о Джексоне. Они отрицали домогательства и никогда не утверждали, что их якобы «похитили» или держали на ранчо против воли. На самом деле эта встреча с DCFS состоялась в доме майора Джея Джексона (офицер армии, не имеющий никакого отношения к Майклу Джексону), который в то время встречался с Джанет Арвизо, а затем стал ее мужем.

Чтобы потом объяснить, почему они не рассказали ничего негативного о Майкле Джексоне в DCFS, у Арвизо были несколько версий их истории: первоначально они утверждали, что Джексон и его люди запугивали их. Согласно заявлению от 13 августа 2003 г.: «Гэвина спросили, почему он ничего не раскрыл людям из CPS, и он сказал, что в то время они действительно боялись Фрэнка Касио и Майкла.».

В тот же день его брат Стар также заявил, что причиной, по которой они ничего не сообщили DCFS, было запугивание со стороны Джексона и его людей: «Когда его спросили во время встречи с CPS, почему он не раскрыл ничего о том, что происходит с людьми Майкла и самим Майклом, Стар ответил, что Майкл запугал их и угрожал, что убьет их. Затем он пояснил, что на самом деле угрожал не сам Майкл, а «люди Майкла». Его спросили, угрожали ли ему лично, или он просто слышал угрозы, и Стар ответил: «Фрэнк сказал ему, что если Стар не защитит Майкла, с его семьей случится что-то плохое.». Эта угроза была сделана в театре в Неверленде. Ещё раз Фрэнк угрожал за пару дней до встречи с CPS. Стара спросили, знал ли Фрэнк, что они встретятся с сотрудниками Службы социальной защиты детей, и он сказал «да» . Когда Стара спросили, почему он подумал, что Фрэнк угрожает, он сказал: «Потому что он уже знал, что Майкл сделал с нами. Если бы мы об этом рассказали, Майкл отправился бы в тюрьму.», а также: «Я уверен, что не сказал ничего плохого о Майкле (в CPS), потому что был напуган».

Это, однако, полностью противоречит более поздней версии истории Арвизо, в которой они утверждали, что домогательства начались ПОСЛЕ посещения DCFS, и именно поэтому они ничего не раскрыли им.

В суде в 2005 году Гэвин свидетельствовал согласно последней версии их истории, что 20 февраля, когда они снимали видео-опровержение и беседовали с сотрудниками DCFS, они все еще считали Джексона хорошим человеком.

Под перекрестным допросом адвоката Джексона Томаса Мезеро мальчик заявил, что большинство из того, что они сказали в видео-опровержении, отражало их истинные чувства к артисту в то время. Он говорил о некоторой лжи, которую они сказали якобы по просьбе одного из людей Джексона, Дитера Виснера, но она касалась только преувеличения того, как много Джексон сделал для него во время его рака, и какую роль сыграл в его исцелении. Вопреки предыдущим заявлениям его и его брата в полицию, на суде Гэвин четко заявил, что когда они делали видео-опровержение» они все ещё чувствовали, что Джексон был великим человеком. Гэвин также сказал, что он хорошо провел время в Неверленде: «Мне нравилось быть там. Я был действительно счастлив находиться в Неверленде все время.».

Таким образом, в новой версии их истории, которую они представили в суде, Арвизо утверждали что ничего не рассказали DCFS просто потому, что до 20 февраля не было никакого домогательства, а не потому, что они были запуганы Джексоном и / или его людьми, как они изначально утверждали.

Не только DCFS начали расследование против Джексона из-за документального фильма Башира. Департамент шерифа округа Санта-Барбара также начал расследование в феврале 2003 года на основании жалобы психиатра Кэрол Либерман — опять же из-за документального фильма Башира. Это расследование продолжалось до апреля 2003 года.

(Доктор Либерман — тот же психиатр, которая вместе с адвокатом и телеведущей Глорией Оллред подала жалобу на Джексона за так называемый «балконный инцидент с ребенком», и проводила кампанию за то, чтобы забрать у Джексона его детей. Затем в 2003 году Олпред представляла 18-летнего молодого человека, Дэниела Капон, который утверждал, что Майкл Джексон подверг его сексуальному домогательству, когда он был ребенком. Капон утверждал, что у него были «подавленные воспоминания» о растлении, и поэтому он только недавно вспомнил обо всем. И именно Либерман «помогла» выявить его «подавленные воспоминания». Во время расследования этого вопроса Полицейский департамент Санта-Барбары выяснил, что в действительности Капон никогда даже не встречался с Джексоном.)

После изменения своего графика Арвизо заявили, что Джексон домогался Гевина в период с 20 февраля по 12 марта 2003 года. То есть получается, что Майкл Джексон начал домогаться Гевина Арвизо во время публичного возмущения из-за фильма Башира, во время намеков об отношениях Джексона с детьми в средствах массовой информации, и в частности — огромного интереса СМИ и таблоидов конкретно к Гевину, во время их попыток «выследить» семью Арвизо, во время расследования DCFS, расследования отдела шерифа округа Санта-Барбара, во время работы пиар и юридической команды Джексона, трудящейся сверхурочно из-за ущерба от фильма Башира и его недосказанности?.. Вы поверите, что пока все это происходило, Джексон внезапно начал растлевать Гевина Арвизо, хотя в течение предыдущих трех лет он не трогал его? Именно на этой истории остановилась семья Арвизо после того, как они были вынуждены изменить свой первоначальный график из-за открытия так называемой «опровержительной записи».

Стоит также учесть некоторую другую информацию, которая появилась в ходе судебного разбирательства о периоде с 20 февраля по 12 марта 2003 года и показала, что в этот период Джексон и Арвизо едва ли находились в одном месте в одно и то же время. Мы знаем, что в период с 25 февраля по 2 марта Арвизо не были в Неверленде, они останавливались в отеле в Калабасасе. Более того, представленные обвинением регистрационные журналы показали, что в начале марта Джексон провел несколько дней в отеле «Беверли Хилтон», используя псевдоним Кеннет Морган (знаменитости часто используют псевдонимы, чтобы избежать внимания), из записей видно, что он был там 7-8 марта, и, возможно, 6 марта, когда Арвизо были в Неверленде. Судя по регистрационным журналам, 20 февраля Джексон был в Turnberry Isle Resort в Майами, штат Флорида. Показания Азжи Прайор (в то время подруги актера Криса Такера) подтвердили, что Джексона не было в Неверленде 20 февраля.

Первоначальная жалоба в уголовном преступлении в декабре 2003 года не включала обвинение в заговоре, но позднее была добавлена после слушаний в Большом жюри, и это добавление связано с проблемой объяснения сроков обвинений.

Как мы подробно обсудили, Арвизо первоначально утверждали, что Джексон начал домогаться Гэвина, как только они вместе вернулись из Майами, 7 февраля 2003 года. Однако это утверждение позже изменилось на другое: Джексон начал домогаться Гэвина после 20 февраля — т.е. после того, как семья Арвизо беседовала с сотрудниками Департамента по делам детей и семьи округа Лос-Анджелес, а также после записи видео, на котором Арвизо радостно восхваляют Джексона.

В обвинении в заговоре утверждалось, что в период с 1 февраля по 31 марта 2003 года Джексон вступил в сговор с Рональдом Конитцером, Дитером Визнером, Фрэнком Касио, Винни Аменом, Марком Шаффелом и другими неназванными сообщниками, чтобы похитить Гэвина Арвизо и держать в заключении всю его семью. Несмотря на то, что были названы пять предполагаемых сообщников, сторона обвинения не предъявила обвинений никому из них, — их единственной целью был Майкл Джексон. Таким образом, эти люди оставались «неопределенными соучастниками» на протяжении всего процесса. Это означало, что этим пяти потенциально важным свидетелям защиты не рекомендовалось давать показания в защиту Джексона под угрозой ответного иска против них, если они это сделают.

Согласно теории заговора, причина этого предполагаемого похищения и заключения была в том, чтобы вынудить семью Арвизо участвовать в так называемом видео-опровержении. Однако, как мы показали ранее, семья Арвизо не выглядела принужденной, когда снималась в этом видео. На самом деле, в 2005 году, в суде Гэвин сказал, что 20 февраля, когда они снимали видео-опровержение и когда они давали интервью DCFS, они все еще считали Джексона хорошим человеком. Его мать Джанет Арвизо также сказала, что она сама хотела поблагодарить Джексона на камеру в видео опровержении:

— Готовы ли вы были тогда сказать что-то положительное о Майкле Джексоне?

— Да. Я была готова.

— В то время вы хотели сказать о Майкле Джексоне что-нибудь отрицательное?

— Нет.

— И Вы сказали ему, что готовы сделать это?

— Да.

Это ставит под сомнение утверждение о заговоре. Зачем Джексону нужно было похищать и удерживать семью для съёмок в видео-опровержении (которая в конечном итоге даже не была включена в готовый документальный фильм), если они сами желали участвовать в ней и сами хотели говорить о нем позитивные вещи?

Семья Арвизо в своем утверждении о заговоре говорили, что они трижды убегали из своего плена в Неверленде. Первый предполагаемый «побег» произошел вскоре после того, как они вернулись из Майами 7 февраля. Однажды ночью Джанет Арвизо попросила управляющего ранчо Джексона, Иисуса Саласа, отвезти их домой в Лос-Анджелес, что он и сделал. Более того, согласно собственным заявлениям Джанет Арвизо в полиции 6-7 июля 2003 года, Мари Николь Касио помогла им в их «побеге»: «Она рассказала, как бежала в темноте по Неверленду вместе с Мари Николь, чтобы найти дорогу к машине. Миссис Арвизо не смогла вспомнить точные даты событий этого периода. Она заявила, что в Неверленде нет часов или календарей, и она потеряла счет времени.».

Мари Николь Касио —т сестра Фрэнка Касио, одного из предполагаемых «похитителей».

По словам семьи Арвизо, в Неверленде не было часов...
По словам семьи Арвизо, в Неверленде не было часов…

Джанет Арвизо объяснила ее «побег» тем, что ей не понравились двое из людей Джексона, Дитер Визнер и Рональд Конитцер, которых она назвала «немцами», она чувствовала себя запуганной ими. После того, как Фрэнк Касио пообещал ей, что этих немцев больше не будет в Неверленде, она и ее дети вернулись. Однако немцы все еще оставались в Неверленде, поэтому Джанет Арвизо снова «сбежала», на этот раз сама, оставив своих детей, и попросив телохранителя Джексона Криса Картера отвезти ее в дом Джея Джексона (офицер армии, не имеющий никакого отношения к Майклу Джексону), что он и сделал. Вскоре после «побега» Джанет Арвизо забрала детей домой.

Оба этих предполагаемых «побега» произошли в течение нескольких дней после их возвращения из Майами 7 февраля. Третий случай, который Джанет Арвизо назвала «побегом», был когда Арвизо покинули Неверленд навсегда 12 марта. «Побег» не встретил абсолютно никакого сопротивления со стороны людей Джексона — на самом деле Джанет Арвизо попросила Винни Амен, друга и ближайшего коллегу Фрэнка Касио, одного из предполагаемых «похитителей», отвезти их в дом родителей Джанет, и он это сделал.

Джексон и его люди, очевидно, с подозрением относились к Арвизо и к тому, как они могут использовать безумие СМИ после документального фильма Башира в свою пользу. Средства массовой информации в этот момент пытались связаться с семьей Арвизо, и у Джексона уже был опыт работы с таблоидными СМИ и с тем, каким искушением таблоидные деньги могут стать для людей. Пожалуйста, имейте в виду, что это все происходило ДО предполагаемого домогательства. Тот факт, что Джексон не доверял этой семье с самого начала, очевиден: он пытался держаться от них подальше, как это описал даже сам Гэвин в суде. По этой причине люди Джексона действительно следили за семьей Арвизо, но не было никакого «похищения» или «удержания силой», как вы увидите ниже.

Мать Гэвина Джанет Арвизо также жаловалась на то, что люди Джексона препятствуют ее контактам с Джексоном во время их пребывания в Неверленде. Следующий фрагмент взят из показаний Иисуса Саласа, свидетеля обвинения, который работал на ранчо Джексона в Неверленде. Прокурор Гордон Аучинклос пытался заставить Саласа сказать, что Джанет Арвизо жаловалась на то, что ее держали подальше от ее детей, но Салас дал понять, что женщина жаловалась не на отдаленность от своих детей, а на то, что ее держали подальше от Джексона:

— Вы также сказали, что Джанет жаловалась на то, что ее разлучили с Майклом, что Дитер разлучил ее с Майклом. Да?

— Да. Это было ее выражение, да.

— Она сказала, что ее разлучили с Майклом Джексоном и ее детьми?

— Не совсем так. Она сказала, что ее разлучают с Майклом.

— Хорошо. Но разве она не ссылалась на своих детей, когда говорила об этом?

— Г-Н. МЕЗЕРО: Возражение.

— СУД: Поддерживаю.

— Вы говорите «не совсем так». Что вы имеете в виду?

— Она никогда не упоминала детей.

— Она когда-нибудь жаловалась на разлуку со своими детьми?

— Нет, сэр.

Есть еще проблемы с обвинением в заговоре. Квитанции и показания свидетелей говорят, что во время их предполагаемого «плена» Арвизо несколько раз ходили по магазинам, разговаривали с детскими службами защиты по поводу документального фильма Башира, беседовали с врачами, посещали адвоката Уильяма Дикермана, чтобы помешать средствам массовой информации использовать изображения и фотографии детей Арвизо, а также давали показания в суде вместе с другим адвокатом Майклом Мэннингом по вопросам алиментов, однако они никогда не сообщали властям, адвокатам, врачам или кому-либо ещё о том, что их якобы похитили и удерживают против их воли в Неверленде.

Вот список посещений различных организаций семьей Арвизо во время их предполагаемого плена в период с 7 февраля по 12 марта:

Квитанции показали, что 11 февраля Джанет Арвизо посетила салон красоты для выполнения восковых процедур для ног. На суде она утверждала, что это была идея людей Джексона, «немцев» (Рональд Конитцер и Дитер Визнер), в качестве пиара для Майкла Джексона. Во время этой поездки она никогда не упоминала, что ее держат в плену.

Некоторое время между 12 и 15 февраля сначала Джанет Арвизо, а затем ее дети также покидали Неверлэнд (это позже было названо вторым «побегом»), они остались в доме парня Джанет Арвизо, майора Джея Джексона (Джей Джексон был офицером армии и не имел никакого отношения к Майклу Джексону). Находясь в доме своего парня в течение нескольких дней, ни Джанет Арвизо, ни ее парень не связывались с властями или кем-либо еще, чтобы сообщить, что они предположительно содержались в плену в Неверленде. Фактически записанные телефонные разговоры показали, что в течение этого времени Джанет Арвизо несколько раз разговаривала по телефону с личным помощником Майкла Джексона Фрэнком Касио, и беседы были очень дружескими — Джанет Арвизо даже назвала семью Касио своей семьей. Из перекрестного допроса Джанет Арвизо на суде 2005 года:

— Г-Н МЕЗЕРО: Вы говорили Фрэнку, что любите его семью, правильно?

— Да.

— Вы говорили Фрэнку «мы одна семья», верно?

— Да. Из-за первой встречи с Майклом, когда он хорошо нас принял.

— Просто, пожалуйста, ответьте на мой вопрос, мисс Арвизо. Затем прокурор спросит вас, что он хочет. Я хочу получить прямые ответы на свои вопросы, хорошо?

— Если бы вы могли упростить вопросы, мне было бы легче.

— Я постараюсь сделать их как можно более понятными. И если Вы не поймете, то просто не отвечай мне, попросите меня попробовать перефразировать. Хорошо?

— Хорошо. Это достаточно справедливо.

— Вы сказали Фрэнку Касио в этом разговоре: «Мы одна семья», правда?

— Я сказала: «Мы как будто семья». Верно.

— Значит ли это, что ваша семья, семья Фрэнка и семья мистера Джексона были едины?

— Дайте-ка подумать. Здесь написано: «Я так тебя люблю. Ты знаешь, как сильно я люблю твою младшую сестру и твоего младшего брата.». Так и было сказано.

— А потом, позже, Вы говорите: «Мы как будто семья, понимаешь, Фрэнк?»

— Да.

— Хорошо.

— «Мы как будто семья.»

— Когда вы это говорили, Вы верили в то, что это правда?

— Да, я верила им.

16 февраля Брэдли Миллер, частный следователь, работавший на адвоката Джексона Марка Герагоса, провел и записал на пленку интервью с Джанет Арвизо в доме Джея Джексона. На пленке Джанет Арвизо не упоминает о том, что ее или ее детей «похищают» или удерживают в плену ни Джексон, ни его люди, также не упоминает каких-либо других правонарушений со стороны Джексона. На самом деле она ничего не говорит, кроме хороших слов о нем. В суде в 2005 году Джанет Арвизо сказала об этом интервью:

— Вы говорили что-то хорошее о мистере Джексоне, не так ли?

— Да.

— И верили тому, что говорили, верно?

— Да.

20 февраля Арвизо посетили Департамент по делам детей и семьи Лос-Анджелеса в доме майора Джея Джексона. Они взяли интервью у Джанет Арвизо и ее детей, потому что учитель из школы Гэвина подал жалобу по поводу утверждения в фильме Башира о том, что Гэвин спал в постели Джексона. Опять же, Арвизо ничего не сказали, кроме позитивных слов о Джексоне. Они отрицали домогательства и никогда не утверждали, что их якобы «похитили» или удерживали против их воли.

На следующий день, 21 февраля, когда ее дети вернулись в Неверленд, Джанет Арвизо навестила адвоката по гражданским делам Уильяма Дикермана, которого ей предложил Джейми Масада. Джанет Арвизо отрицает, что встречала Дикермана 21 февраля в своих показаниях, но Дикерман в своих собственных показаниях заявил, что они впервые встретились 21 февраля. Затем они встретились снова 25 февраля — на этом оба свидетельства совпали. Во время этих посещений, Джанет Арвизо ни разу не упомянула адвокату, что они были похищены или удерживаются в плену в Неверленде, — адвокат не сообщал о каких-либо подобных вещах никаким властям. По словам Джанет Арвизо, она связалась с Дикерманом, потому что хотела, чтобы он не позволил средствам массовой информации использовать фотографии ее детей в своих публикациях и своих программах.

25 февраля у Гэвина была назначена встреча с врачом, и семья Арвизо также отправилась навестить Джейми Масада на Фабрике смеха.

С 25 февраля по 2 марта семья Арвизо остановилась в отеле в Калабасасе с Фрэнком Касио и Винни Амен. В течение этого периода, а также во время их пребывания в Неверленде, как показывают квитанции, они ходили по магазинам несколько раз.

Также в течение этого периода в феврале-марте, когда они якобы находились в плену, Арвизо ходили к стоматологу, чтобы удалить брекеты с зубов Гэвина и Стара.

11 марта Джанет Арвизо предстала перед судом в связи со спором об алиментах от бывшего мужа Дэвида Арвизо. Их сопровождал еще один адвокат, Майкл Мэннинг.

Как вы можете видеть, у Арвизо было столько возможностей сообщить о своем предполагаемой неволе властям, суду, адвокатам, врачам, родственникам, друзьям и продавцам, но они этого не сделали.

Примерно в это же время планировалось отвезти Арвизо в Бразилию на отдых (возможно, чтобы они были подальше от средств массовой информации). Позднее Арвизо и сторона обвинения трактовали это как попытку депортировать их, когда в действительности билеты, представленные в суде, показали, что они должны были находиться в Бразилии только одну неделю отпуска. Из перекрестного допроса Джанет Арвизо:

— Билет говорит, что Вы должны были уехать из Лос-Анджелеса в Сан-Паулу, Бразилия, 1 марта 2003 года, верно?

— Да.

— В нем также говорится, что вы должны были вернуться из Сан-Паулу, Бразилия, в Майами 6 марта 2003 года, верно?

— Да.

— И там указано, что вы должны были ехать из Майами в Лос-Анджелес 7 марта 2003 года, верно?

— Да.

Согласно показаниям Азжи Прайор, подруги актера Криса Такера в то время, Джанет Арвизо с нетерпением ждала поездки и даже пригласила ее присоединиться к ним:

— Джанет когда-нибудь упоминала о поездке в Бразилию?

— Да.

— Что она сказала?

— Она сказала, что они…

— СЕДДОН: Я буду возражать, это слухи.

— МЕЗЕРО: Импичмент, Ваша Честь.

— СУД: возражение отменено.

— Свидетель: Она сказала, что они едут в Бразилию на карнавал.

— А что за карнавал, вам известно?

— Красивые костюмы, бусы. Я думаю, что-то вроде Марди Гра.

— Это вид праздника, верно?

— Празднование, да.

— Она когда-нибудь просила Вас поехать с ней?

— Да.

— А когда Джанет попросила вас поехать с ней в Бразилию на карнавал?

— Во время телефонного разговора. Это было где-то в феврале.

— Хорошо. Что Вы ответили на ее приглашение?

— Я сказала: «Конечно, я хотела бы поехать».

— И Вы когда-нибудь говорили с ней о Бразилии снова?

— Да, мы пару раз говорили о Бразилии.

— И Вы говорили о том, что присоединитесь к ней?

— Я уверена, что да. Я сказала ей, что не смогу присоединиться надолго. Я была на обучении в то время, поэтому я могла пробыть там только три-четыре дня.

— Она сказала, что все в порядке?

— Да.

В конце концов вся поездка была отменена, и так и не состоялась.

2 марта семья снова вернулась в Неверленд из отеля Калабасас, осталась там до 12 марта, после чего они уехали — уже навсегда. Как упоминалось выше, Джанет Арвизо в своих показаниях 2005 года охарактеризовала это как «последний побег». В действительности, согласно собственному свидетельству Джанет Арвизо, она сказала Фрэнку Касио по телефону, что ее родители больны, и она хочет чтобы ее дети повидались с ними. Затем Винни Амен доставил их в дом ее родителей, и на этом все. Это и был «успешный побег».

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: