Интервью Дэвида Нордала о Майкле Джексоне.

По признанию Дэвида Нордала, 20-летняя дружба с Майклом Джексоном предоставила ему возможность узнать его на разных уровнях: как объект его живописи, как художника, хотя Дэвид объяснил, почему он не считал, что Майкл мог бы когда-нибудь преуспеть, как художник) и как бизнес-партнера и творческого соавтора (многие аттракционы Неверленда и будущие планы для его улучшения были оформлены совместно). Он также провел много времени в личном общении с Майклом и его детьми. После двадцати лет знакомства он узнал Майкла так хорошо, как никто другой.

Портреты Майкла, написанные Нордалом, обычно изображают его в различных романтических, в стиле ренессанса композициях, некоторые из которых стали знаковыми и узнаваемыми образами для фанатов, но в то же время считаются противоречивыми. Такой подход к живописи Нордала начался вместе с фильмом Башира , который включил картину «Майкл» в свои съемки. На этой картине Майкл изображен в окружении херувимов. Мы говорили с Дэвидом о тех противоречиях, которые витают в обществе относительно его портретов Майкла. Но начали мы с другого.

Прежде всего мы нашли несколько общих точек соприкосновения. До того, как стать личным художником Майкла, Нордал прежде всего был известен, как художник, изображавший быт апачей. Его картины показывали мельчайшие детали одежды апачей, их быт и культуру, что сделало его известным даже в кругу таких людей, как Стивен Спилберг, у которого висела картина Нордала в его офисе, изображающая деревню апачей, на которую нападают войска штатов. На картине один солдат, который находится отдельно от остальных, пытается закрыть двоих детей одной рукой, в то время, как другую он протянул, призывая прекратить атаку.

Это была та картина, которую увидел Майкл и которая побудила его позвонить Дэвиду.Конечно, я уже ожидала, что рассказ об этом услышу в интервью. Но это стало отличным трамплином для продолжения беседы.

Я спросила Дэвида, откуда начался его интерес к культуре коренных американцев, и была приятно удивлена, узнав, что Дэвид, также как и я сама, имеет предков среди коренных жителей Америки (Примеч . переводчика — Из-за соблюдения политкорректности название индейцы никогда не употреблялось.) Хотя большинство людей не верят в это, глядя на меня, но я на одну восьмую чероки, являюсь активным членом племени Echota Cherokee и, бывало, принимала участие в танцах в платье а ля джунгли на собраниях в Southeastern. Предки Дэвида, относящиеся к коренному населению, восходят к его отцу, который вырос в Лакоте в резервации и служил пожарным.

Майкл любил картины Дэвида с коренными американцами, но чувствовал, что ему нужно расширить свои рамки и включить все человечество.

У Нордала была репутация художника, который пишет быт коренного населения, когда он получил звонок от Майкла, который был впечатлен картиной в офисе Спилберга, побудившей позвонить ему с предложением о встрече.

Я спросила: »Как вы думаете, что зацепило его в картине? Какими качествами эта картина привлекла его?»

»Он никогда не говорил мне об этом», — сказал Дэвид. — »Картина изображала кавалерию, убивающую женщин и детей, поэтому я думаю, что это было сочувствие, которое захлестнуло его.»

»Майкл был хорошо осведомлен о культуре коренного населения?» Я хотела знать, не почувствовал ли он отклика в своем сердце, ведь, прежде всего, Майкл сам имел корни, связывающие его с коренным населением. Чокто — со стороны Джо, Чероки — со стороны Кетрин.

»Нет.» Ответ Дэвида был очень уверенным. Но затем он объяснил: »Я бы сказал, что его познания в этой области были на уровне среднестатистического человека. Но его общее представление о культуре коренного населения было хорошим.»

»Другими словами, можно сказать, что он имел, по крайней мере, неплохие, основные познания о системе верований и ценностей большинства племен.»

»Абсолютно точно. Майкл был осведомлен обо всем. Он был ненасытный читатель.»

Это подвело нас к небольшому обсуждению Earth Song. Я сказала, что большая часть текста и визуального ряда песни, как кажется, основывается на концепции коренных жителей о “earth changes” ( »изменениях земли»), предсказании , которое поддерживается большинством племен, в котором земля будет очищаться и освобождаться от скверны сама по себе в сериях всякого рода разрушений, катаклизмов и коллапсов. Многие племена верят в то, что сейчас мы находимся в периоде таких »изменений». В предсказаниях племени Лакота было сказано, что »изменения Земли» будут возвещены рождением белого теленка. (В 1992 году белый теленок родился, но вскоре умер.) Чероки также имеют свое видение о будущем »изменении земли».

»Каждое племя имеет свою собственную версию предсказаний» — сказал Дэвид.

»Майкл знал о пророчествах?»

»Да, он знал.» Дэвид также согласился со мной, когда я сказала, что его картина, которую Майкл видел в офисе Спилберга с солдатом, призывающим остановить кровопролитие, можно рассматривать, по крайней мере, как семя, получившее свое дальнейшее воплощение во время представления на сцене Earth Song (с танками, солдатами, отчаявшимися жителями, и Майклом, который находится между ними в позе Христа), которое могло прорасти из картины Нордала.

Но на самом деле, интерес Майкла к работам Нордала не имел никакого отношения к культуре коренных жителей. Майкл смотрел намного шире на живопись в целом.

»Он спросил меня: Почему ты пишешь только коренных американцев?» Он думал, что Дэвиду стоит найти более широкий материал, расширить границы своей живописи. Он сказал: »Не ограничивай себя одной культурой или одной тесной нишей. Мир намного шире, чем это место.» Его целью с самого начала было подтолкнуть Дэвида вперед, к более глобальному взгляду на вещи.

История о том, как встретились Майкл и Дэвид одновременно интересная и смешная. Недолго думая, Майкл придумал повод для того, чтобы получить возможность увидеться со мной. »Он сказал мне, что хотел бы взять уроки живописи,» — сказал Дэвид. Дэвид связался с помощниками Майкла, которые организовывали встречу. Это было в 1988, во время тура Bad, и Дэвиду было предложено выбрать место для встречи. »Я выбрал Денвер, потому что это было самым ближним местом» Поэтому, с приближением даты выступления в Дэнвере, Дэвид тщательно упаковывал все свои приспособления, поскольку он готовился к тому, чтобы преподать уроки живописи.

Их первая беседа по телефону, согласно Дэвиду, проходила примерно так:

Майкл: «Вы даете уроки живописи?»

Дэвид: «Нет, не даю.»

Но Майкл, используя все свое обаяние, стал убеждать Дэвида в том, что он безумно хочет учиться живописи. Наконец, Дэвид смягчился и согласился на встречу.

Но с самого начала было очевидно, что уроки были самыми последними желаниями Майкла.

Лимузин доставил Дэвида на встречу. Он упаковал все принадлежности для живописи, все еще находясь в иллюзии, что он будет давать уроки. Он сказал, что охранники вышли с Майклом и окружили его в первые несколько минут, пока Майкл не сказал им, что все в порядке, они могут уйти. Там еще была молодая женщина, которую Майкл послал купить накладки , которые он очень любил навешивать поверх ремня (не забывайте, что мы говорим о Bad эре!)

«Спокойно возьми свои 20%,» — сказал он ей, очевидно имея ввиду, что 20% от дисконта она может взять себе.

Во время первой встречи они много говорили об искусстве и многих других вещах. Но не было ни малейших признаков того, что Майкл серьезно заинтересован в каких-либо уроках.

Для чего же ему понадобились все эти разработанные уловки, зачем он притворился, что хочет учиться живописи?

«Он просто хотел встретиться со мной,» — рассмеялся Дэвид. «Он хотел встретиться, чтобы понять, сойдемся ли мы с ним.»

Но я знала, что у Майкла был интерес к живописи, что следовало из его набросков и автопортретов. Я также читала, что в какой-то период Дэвид давал Майклу уроки или пытался это делать.Уроки обычно заканчивались расстройством Майкла.

В чем проблема? В перфекционизме Майкла, том качестве, которое сделало его гением в музыке и танце, перфекционизм Майкла стал самым большим препятствием, которое не позволило ему продвинуться в рисовании и живописи.

«Он расстраивался так легко,» — сказал Дэвид. «Он хотел, чтобы все получалось с первого раза.» Майкл не мог справиться с тем разочарованием, которое всегда наступало, когда то, что он видел в своем воображении не воплощалось так, как он хотел на холсте.

«Вы думаете, он смог бы стать большим художником, если бы он этого захотел? Кажется, что у него был талант.»

«Я говорил ему однажды, что у него был потенциал стать большим художником. Но на это могли уйти годы развития. Я говорил ему, что он мог бы стать большим художником, если бы он мог отставить свою музыкальную карьеру и просто посвятить время живописи и ничему другому.»

«Я думаю, что мы оба знаем, что этого никогда бы не случилось,» — я засмеялась. Майкл мог находить наслаждение в искусстве, но я думаю, будет справедливым сказать, что музыкальная карьера была не тем, что можно было отодвинуть на второй план.

Майкл сделал набросок Чаплина, когда ему было только 9 лет. У него был потенциал, но не хватало терпения.

Но что могло бы быть, если бы Майкл был жив сейчас? Я могу представить его, возможно, это были бы его золотые годы. Все безумие и слава его жизни, проведенной на сцене, остались позади, и теперь тихо, но страстно он мог бы двигаться в этом направлении. Я спросила Дэвида, слышал ли он о том, что Майкл планировал пойти учиться в школу искусств, предположительно, в Париже. «Он никогда не говорил мне об этом,» — сказал Дэвид, давая понять, что эта история была для него новостью.

Как бы то ни было, интерес Майкла к живописи имел глубокие корни. Дайана Росс была тем человеком, который пробудил в нем интерес к живописи. Она брала его в музеи.

Хождение по художественным галереям также стало любимым времяпрепровождением для Майкла и Дэвида, хотя всякий раз появляясь где-нибудь в публичном месте с Майклом, это почти всегда заканчивалось хаосом. Как мы уже слышали много раз, это почти всегда приводило к тому, что владельцы закрывали вход для посетителей. Однажды, они были в художественной галерее мимо которой проходили дамы, идущие в салон красоты, который был напротив. Некоторые дамы узнали Майкла.

«Он говорил, что может дурачить кого угодно своей маскировкой, кроме женщин. Женщины узнавали его походку, их невозможно было провести».

Вскоре вдоль длинной стеклянной перегородки выстроились женщины в халатах, бигудях и прищепках, прижав лица к стеклу, они старались увидеть Майкла!

Я хотела спросить о концепциях тех картин, которые он делал для Майкла, но это оказалось более сложным предметом, на который не мог быть получен один ответ. Я хотела, чтобы он рассказал больше во время слайдшоу о некоторых из его наиболее известных картинах и набросках Майкла (и некоторых не столь широко известных) и рассказал те истории, которые лежали за каждой картиной, начиная от замысла до его окончательного воплощения. Как сказал Дэвид, по мере продвижения идеи, это обычно переходило в совместное решение. «Майкл сам что-то придумал, и мы вместе сделали некоторые сюжеты. У него были эти прекрасные идеи.»

Другая тема, к которой мы обратились, но которую Дэвид, как обычно, сделал более глубокой, выходя за рамки простых ответов на вопросы, были противоречивые аспекты многих его картин. «Это трудные моменты для восприятия,» — сказала я. «Потому что лично я считаю, что все картины прекрасны. Но я должна сказать вам, что некоторые люди называют такие работы, как «Поле мечты» и «Майкл» искусством для педофилов.» После обвинений пресса стала приводить в качестве доказательства того, что Майкл был педофилом абсолютно любой аспект его жизни. Тот факт, что многие картины изображали детей рядом с Майклом, больше всего напоминавшим посреди них Христа, стал причиной того, что многие работы Нордала подверглись извращенной интерпретации.

Интервью Дэвида Нордала о Майкле Джексоне., изображение №1

Мартин Башир использовал »Полевой День» и картину «Майкл» в своих целях, но Дэвид Нордал нашел для него подобающий эпитет.

«Мартин Башир, как вы знаете, все время возвращался к картине «Майкл»…

«Башир — …! Извините за мой язык .» (Примеч. переводчика: Нордал употребил сленговое обозначение анального отверстия.)

Я заверила его в том, что извинения не требуются.

Дэвид повторил:

«Мартин Башир — … . » ( Тот же эпитет.)

«Я пытался сказать Майклу, чтобы он не делал этого шоу. Но он был уверен, что Мартин Башир сделает для него то же, что он сделал для принцессы Дианы.»

Это подвело к короткому обсуждению того, что Башир предположительно сделал фальшивый банковский чек брата Дианы , чтобы шантажировать ее и заставить дать интервью. «Вы слышали об этом?»

«Нет, я не слышал. Но это не удивляет меня.»

Как я сказала, эта тема снова вышла за рамки вопросов и ответов. Когда вы узнаете настоящие истории, стоящие за этими картинами, вы понимаете, насколько смехотворны те обвинения. Например, когда дело коснулось «Поля Мечты», оказалось, что Майкл всего лишь хотел картину, на которой были бы собраны дети всех национальностей со всего мира. Это была тема, связанная с его Heal The World Foundation (для которой Дэвид также написал логотип, изображающий разделенную землю, скрепленную пластырем.) В «Поле Мечты» идея заключалась в том, чтобы собрать детей всех рас и всех национальностей, делающих то, что обычно делают дети в шаловливой, но невинной манере детства. Например, маленький мальчик, подглядывающий под платье маленькой девочки — это была идея Майкла. «Он сказал: Дети делают подобные вещи.»

Но после обвинений пресса стала обсуждать «Поле Мечты». Нордал говорит, что его постоянно допекали таблоиды и пресса, которые порой предлагали до $25 000 за то, чтобы он «вылил ушаты грязи» на Майкла. Неважно, было ли то правдой или нет. «Они хотели знать, кто были те дети, написанные мной, какие были у них имена,» — говорит Нордал. «А мы не могли назвать их имена просто потому, что ни один из тех детей не существовал в реальности. Они все были вымышлены.»

Разве что с некоторыми исключениями. В «Поле Мечты» Нордал, на самом деле, использовал фотографию своей жены в детстве, в качестве модели для маленькой девочки, которую видно справа от Майкла, под его рукой. Для тех, кто хорошо знает картину — где-то там есть маленькая афро-американская девочка, которая ест рожок с ванильным вареньем. Это тоже — жена Дэвида, нет, она не поменяла свою расу или цвет кожи! Дэвид просто изменил ее. «Я решил использовать портрет своей жены,» — говорит Нордал, показывая маленькую черную девочку, лижущую конус. «Единственное, что я изменил в ней — я просто сделал ее черной вместо белой.»

Интервью Дэвида Нордала о Майкле Джексоне., изображение №2

Небольшой фрагмент картины Поля Мечты Дэвида Нордала. Озорная маленькая девочка, выглядывающая из-под руки Майкла — жена Дэвида, написанная с ее детского фото.

Это был не единственный сюрприз. Большинство картин Нордала (обычно по настоянию Майкла) полны подобных сюрпризов и секретов. Например, во время показа нескольких картин из слайд-шоу он попросил нас присмотреться ближе, не сможем ли мы найти там Элизабет Тейлор или Фреда Астера или Маколея Калкина или каких-либо других спрятавшихся друзей или знаменитых людей. Вы будете удивлены тем, в каких местах поместил Нордал их на своих картинах! Майкл, как он сказал, любил идею «спрятанных сюрпризов» на картинах, и он часто играл в такую игру с теми детьми, которые приезжали в Неверленд — просил их найти какие-то спрятанные вещи или людей на картине.

«Иногда Майкл сам говорил мне, где бы он хотел разместить спрятанные сюрпризы,» — сказал Дэвид. «Но иногда мы так хорошо их прятали, что даже сами забывали, куда их спрятали.»

Я также спросила его о «Камелоте» , картине, написанной для Майкла и Лисы. Я подумала о том, что работа над сюжетом могла дать ему возможность, увидеть , каковы были их настоящие отношения. «О, да. Я провел две недели вместе с ними.»

«И каковы были их отношения друг с другом?»

«Совершенно сказочные. Необыкновенно любящая пара.»

«То есть, основываясь на ваших наблюдениях, они по-настоящему любили друг друга?»

«Безо всяких сомнений. Они были прекрасны вместе. Это разбило мое сердце, когда они развелись.»

Его слова являются интересным контрастом по сравнению с теми, кто называл их брак фиктивным. Как бы то ни было, две недели, проведенные под одной крышей с ними, стали достаточным временем, чтобы стать свидетелем того, если бы там было что-то несоответствующее или фальшивое в их отношениях. Дэвид не только любил Майкла и Лису по отдельности, он любил их вместе, как пару. Но Лиса, сказал он, «вышла замуж с ее собственными детьми» , и я подумала, что, возможно, как это часто говорили, именно это стало самой главной причиной их неожиданного распада. Она не хотела иметь больше детей.

В то же время, «Камелот» оставался незавершенным. «Майкл не был доволен замком. Он хотел что-то более фантастичное.»

Прежде, чем Нордал смог приблизиться к тому, чтобы сделать замок «более фантастичным», сказка закончилась. «Это так расстроило меня, что они расстались.»

Поскольку Нордал был личным художником Майкла , он также тесно сотрудничал с Майклом во многих его проектах, начиная от Heal The World до того, что могло бы стать кинокомпанией Майкла — Lost Boys Productions и будущих планов для Неверленда. Неверленд всегда был в процессе расширения и улучшения. И Нордал показал нам слайды, среди которых были наброски планов для того, что должно было стать аквапарком Неверленда. Было трудно осознавать, что осталось так много нереализованного из того, что уже было задумано, так много вещей, которые Майкл хотел сделать. Судя по наброскам, аквапарк должен был быть прекрасным — эффектная перспектива водопадов, бассейны с волнами и другие водные наслаждения!

«Он никогда не останавливался в том, чтобы сделать его еще более лучшим местом для больных детей, которые приезжали туда,» — сказал Дэвид. Он заметил, что они даже включали Jumbotrons, который мог бы показывать мультфильмы в режиме нон-стоп всю ночь напролет, для больных детей, которые не могли спать. «Майкл понимал, что для больных детей нелегко было спать ночью. Он хотел предоставить им возможность смотреть мультфильмы тогда, когда они проснутся от боли и не могут заснуть, тогда у них было бы что-то, что можно посмотреть. Он всегда думал об этих детях, и о том, как сделать обстановку более удобной для них.»

В Неверленде ничто не было сделано дешево. Даже лошади на карусели были сконструированы таким образом, чтобы стать уникальным опытом для каждого ребенка или человека , который сидел на них. «Каждая лошадь имеет свои собственные стихи , которые выгравированы на них.»

Во время слайд-шоу, как я уже упоминала, Дэвид провел нас по виртуальной галлерее большинства своих портретов и самых известных работ, одновременно рассказывая нам истории, которые стояли за большинством из них. Вот несколько наиболее интересных фактов:

Майкл не позировал для большинства картин. Вместо этого Дэвид обычно писал с фотографий. Но было очень трудно найти хорошую фотографию, потому что «Майкл не считал хорошей ту фотографию, где он не был Майклом». Другими словами, когда он не выглядел на них, как Майкл Джексон. Иногда просто получить хорошую фотографию для работы было затруднительным.

Но Майкл действительно позировал для нескольких набросков углем, таких как хорошо известный скетч Нордала, изображающий Майкла в позе Танца Пантеры. Тогда было очень трудно добиться от него, чтобы он стоял спокойно. «Вы можете заметить, что эскизы темнее в верхней части и светлее внизу.» Нордал говорит, что это был великолепный результат для него — сделать рисунок в то время, когда ноги Майкла постоянно двигались, поэтому они всегда получались расплывчатыми.

Во время работы над картиной “Michael” , Нордал должен был фотографировать картину на различных стадиях готовности. Он держал лицо Майкла закрытым так, что когда пленка отправилась в аптеку для проявки, никто не мог узнать, кто был изображен на картине.

Lost Boys Production была производственной компанией, в которой Эван Чендлер надеялся заполучить место. Дэвид рассказал публике, что Эван пытался вымогать деньги у Майкла , когда он понял, что он не станет частью Lost Boys Production.

В целом, истории Дэвида, описывали друга, который был очень преданным, очень милым, застенчивым и заботливым, но который мог быть также очень требовательным. Например, Майкл любил картину “Michael” так сильно, что он возил ее с собой по всему миру. Всюду, где он предполагал задержаться на длительное время. Как раз перед 11 сентября 2001 года картину привезли из Парижа, Франция, и нанесли ей повреждения во время пути. Очевидно, небрежное отношение привело к тому, что картина была поцарапана. Повреждение было особенно заметно на лице Майкла.

Майкл был очень расстроен и хотел, чтобы картина была отреставрирована немедленно.

Поскольку это было сразу после 11 сентября, попасть на рейс в Лос Анжелес было нелегким делом. » Я просидел несколько часов в пустынном аэропорту.»

Но впоследствии повреждение было устранено.

Перфекционизм Майкла иногда становился причиной также и других проблем. Он описал случай, который однажды произошел после записывающей сессии, когда Майкл объединился со Слэшем и несколькими другими рокмузыкантами. » Это были парни, которые обычно просто приходили в студию и делали трек , повторив его не более двух раз. » Майкл был неподдельно ранен и приведен в замешательство тем, что эти парни могли выйти из себя после того, как их просили повторить еще раз после того, как они сделали запись. » Все эти люди злятся на меня , » — сказал он.

Но Дэвид также хранит много других воспоминаний об их длительной дружбе. Он вспоминает совершенно сумасшедшее, не похожее ни ни чье чувство юмора Майкла. Он рассказал историю об одном моменте, когда он пытался достать Майкла по телефону. Сейчас уже я не вспомню, какова была цель встречи, но как он рассказал, было крайне необходимо найти Майкла. Как бы там ни было, он имел несчастье нарваться на «эту женщину с очень скрипучим голосом и действующим на нервы бруклинским акцентом», которая не позволяла ему поговорить с Майклом. Это продолжалось бесконечно. Наконец, он встретился с Майклом и стал рассказывать ему историю. «Я мог быть здесь намного раньше, но меня не пускала эта ужасная, действующая на нервы женщина, которая говорила таким ужасным голосом» (подражает ее носовому, вызывающему раздражение голосу, который, как я представила себе, звучал почти как голос Fran Drescher из The Nanny). Майкл начал хихикать, правда медленно стала доходить до Дэвида — его «сделали».

«Майкл, это был ты?»

«Как тебе это нравится?» — сказал Майкл «ее» голосом.

Интервью Дэвида Нордала о Майкле Джексоне., изображение №3

«Принс, Маленький Король» . Майкл планировал сделать похожие портреты для Пэрис и Бленкита, но не дожил до этого. Если посмотреть внимательно, можно увидеть изображение Майкла на золотой обшивке трона.

Нордал хранит удивительные воспоминания об отношениях Майкла со своими детьми, свидетелем которых он стал из первых рук. Одним из портретов, который он сделал для Майкла, был портрет Принса,» Маленький Король», который изображает Принса
который только начал ходить, спящего на троне.

Но почему не были написаны портреты Пэрис и Бленкита?

«Мы собирались сделать и их портреты тоже,» — сказал Дэвид, — «Но Майкл хотел подождать , когда они станут немного старше.» Грустно, конечно, Майкл умер до того, как эти портреты появились на свет.

Во время интервью Дэвид повторял очень смешную историю, которую я читала прежде, о том, как он и Майкл и дети прошвырнулись посмотреть The Day After Tomorrow в театре в торговом центре в Санта Фе, Нью Мексико. Это был обычный, переполненный толпами торговый центр, и маленький театр был забит. Тем не менее, чудом у них это получилось.» Я взял детей, чтобы купить попкорн. Майкл ждал до тех пор, пока не потушили свет, и проскользнул через боковую дверь. Он был одет в эти красные, шелковые штаны, наподобие пижамных,» — он рассмеялся, заметив, что трудно представить , как его смогли не вычислить, особенно в этом прикиде.

Дэвид был рядом с ними, когда Майкл пришел, очень возбужденный, потому что Бленкит произнес свое самое первое предложение. Майкл , как и подобает гордому отцу, восторженно сказал: » Бленкит только что сказал свое первое предложение!»

«Что он сказал?»

Он сказал: «Где Дэвид?»

Их двадцатилетняя дружба включала много приключений. Во время напряженных дорожных переездов Майкл прихватывал ведро для срочных надобностей, которые случаются в дороге. Ведь он был Майкл Джексон, в конце концов, поэтому остановиться на придорожной бензозаправке , чтобы воспользоваться мужской комнатой было, как правило, не вариантом. Я могу себе представить это невероятное чем зрелище, когда всемирно известная суперзвезда и знаковая фигура писает в ведро на обочине шоссе.

Дэвид также вспоминает своего друга Майкла Джексона, как человека, который «никогда не жаловался» , несмотря на те жестокие стороны, которые присутствовали в его жизни из-за дисфункции его кожи, витилиго. Мы говорили об этом, потому что я удивилась, прочитав интервью Нордала в USA Today, где он упоминал, что витилиго Майкла было уже в очень продвинутой стадии, когда они впервые встретились в 1988!

В то время, в 1988, он описывает Майкла, как человека, чье лицо было уже покрыто пятнами, как у коровы, и что последствия заболевания явственно просматривались на его теле. Мне было очень интересно узнать об этом больше, потому что для мира Майкл Джексон в 1988 все еще выглядел почти «нормально». Да, мы могли бы сказать, что он посветлел. Но еще не было явно видно, что происходит что-то радикальное.

«Вы сказали, что в начале 1988 он был уже покрыт пятнами в большей части его тела, включая его лицо?»

«О, да. Да. Когда я встретил его, вся правая сторона шеи была уже захвачена. И на его правой руке, насколько я мог увидеть, все было покрыто пятнами. Но нельзя было сказать, насколько это поднималось выше, потому что он носил эти вельветовые рубахи с длинным рукавом.» Те самые, которые все хорошо знают (в основном, красные, иногда голубые) рубахи с длинными рукавами, которые он начал носить в конце 80х и начале 90х. Рубахи стали удобным средством для маскировки его состояния.

«Конечно, по мере высветления кожи, он должен был использовать все более и более светлый макияж, чтобы скрывать это.»

Мы обсудили тот аспект, что витилиго полностью лишает кожу пигмента. Я упомянула, что даже Опра Уинфри говорила, что Майкл выглядел «как кто-то, кто был просвечивающимся, — можно было видеть весь путь голубых вен, лежащих под кожей.»

Он сказал, что суждение Опры было правильным. Вот, что это такое — витилиго.

Это никогда не означало, что Майкл хотел быть белым. «Белые люди имеют пигмент,» — сказал Нордал, — «что обычно говорю и я во многих случаях, когда приходится разговаривать с теми людьми, которые думают, что Майкл отбеливал кожу.» Посмотрите на вашу кожу и посмотрите на мою. А теперь … посмотрите на этот лист бумаги.» Он указал на пачку листов для принтера, на которых я делала свои заметки. «Этот лист бумаги … представьте себе кого-то, чья кожа такая же белая, как этот лист».

«Майкл всегда считал себя очень уродливым,» — сказал Дэвид.

Я сказала, что в это просто трудно поверить. «Он был прекрасен » — сказала я.

«Но он сам никогда так не считал. Он думал, что он был ужасно уродлив. Он всегда хотел выглядеть так, как он сам называл «нормальные люди».

Можно подумать, что такая болезнь, как витилиго могла полностью разрушить такое хрупкое самоуважение. Но это не так.

«Я никогда, ни одного раза не слышал, чтобы он жаловался. Он никогда не говорил: «Почему я?»

От нашего разговора сложилось такое впечатление, что это был человек, тихо несший свой крест, который был определен ему по жизни, и делал он это с достоинством, благодатью и силой духа. Он не жаловался и не купался в жалости к себе. Он продолжал работать, творить, радоваться жизни, и стремиться к своим представлениям о том, как сделать этот мир лучше. Кажется , в конце нашей беседы я уходила с более глубоким пониманием того, почему Майкл никогда не был избран в качестве представителя от этой болезни. Майкл имел гораздо больше планов и гораздо больше видения, которые он надеялся осуществить в своей жизни и на том основании, которое у него было.

Витилиго было просто тем раздражающим комаром, который никогда не смог бы опустить его вниз или остановить его. Вот почему я добавила в свой заголовок слово «выживший». Потому что слова Дэвида нарисовали картину именно такого человека.

В течение двадцати лет Дэвид видел своего друга , борющимся с разрушительными последствиями этой болезни также, как и со всем непониманием и насмешками, сопутствовавшими этому. «Он всегда знал, кем он был. Он знал, что он был черным.»

Весь мир нуждался в этом напоминании. Но только не Майкл.

Страниц: 1 2

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: