Интеллект и духовность Майкла Джексона

Один из нелепейших мифов о Майкле гласит, что уровень его развития был, как у девятилетнего ребенка. Однако быть ребенком в душе и быть ребенком по уровню развития — это очень разные вещи.

Майкл действительно любил проводить время с детьми: играть и дурачиться с ними; но это не отменяет того, что он был умным человеком, которого волновали отнюдь недетские проблемы — достаточно взглянуть на тексты многих его песен — не все знают, что большинство своих песен он написал сам.

Взрослых друзей у Майкла тоже хватало и они отзывались о нем самым лучшим образом. Помимо отличного чувства юмора и скромности, люди отмечали его ум, любознательность, образованность и духовность. Некоторые находили его несколько наивным, но в то же время другие считали, что Майкл хорошо разбирался в людях, но всегда старался видеть в них лучшее, и поэтому где-то был излишне доверчив — в силу собственной доброты — не в силу глупости. Майкл не слишком часто давал интервью или выступал с речью, но достаточно, чтобы понять каким человеком он был и каков был уровень его развития.

Совершенно очевидно, что люди, которые говорят о его какой-то умственной или психической неполноценности, не знают о нем ровным счетом ничего. Разумеется Джексон был неординарным (облик, манеры, образ жизни), как и полагается любой максимально одаренной личности, но в то же время он был совершенно простым и скромным человеком, которого радовали самые обычные вещи. В СМИ ему создали образ крайне эксцентричного персонажа, но на самом же деле, Майкл Джексон нормален настолько, насколько это вообще возможно.


Речь на церемонии Bollywood Awards

Речь в Оксфорде

Речь в Гарлеме о расизме в музыкальной индустрии

«Мне очень приятно видеть детей и всех, кто молод душой. Детская невинность является для меня источником бесконечной творческой энергии и, вероятно, основой всего моего вдохновения. Это не интеллектуальный вид разума, но это такой разум, который полон чудес, волшебства, тайн и приключений. В этом разуме есть любовь, доверие, радость и красота. Именно такой разум способен исцелить мир».

Майкл Джексон

«Я люблю читать. Я бы хотел посоветовать людям больше читать. В книгах есть целый новый мир. Если вы не можете позволить себе путешествовать, вы путешествуете мысленно через чтение. Вы можете увидеть все, что угодно, и попасть в любое место, читая».

Майкл Джексон


В истории L.A. Times многочисленные южные Калифорнийские продавцы книг сообщили, что Майкл Джексон был постоянным и хорошим клиентом, часто уезжающим с четырьмя или пятью книгами.

Иногда магазин получал просьбу закрыться пораньше, чтобы он мог посмотреть книги, не встречаясь с поклонниками. Он всегда прибывал с огромными телохранителями и иногда просматривал полки в больше обычного размера темных очках или в хирургической маске или под черным зонтиком.

Он редко говорил, но когда делал это, он был тих и вежлив. Один продавец вспомнил, что Майкл любил поэзию, а другой, что он одобрил Эмерсона.

«Я думаю, что Вы нашли бы много необыкновенной, все-принимающей философии в его лирике» — сказал один из них L. A. Times. Майклу Джексону нравилось обсуждать то, что он прочитал, хотя круг доверенных лиц, которые могли идти с ним в ногу интеллектуально был, вероятно, маленьким. «Мы говорили о психологии, Фрейде и Юнге, Готорне, социологии, Черной истории и социологии, имеющей дело с расовыми проблемами» — сказал один из поверенных Майкла, Боб Сэнджер L.A. Weekly, отмечая, что Джексон был сведущим в классических работах всех вышеназванных авторов и в завершение Сэнджер сказал: «Выйдите на улицу и попытайтесь найти пять человек, которые смогут поговорить о Фрейде и Юнге.

Как-то раз, он разбудил меня телефонным звонком. Мы пол-ночи проговорили на Библейскую тему. Он всегда задавал очень много вопросов! В этом плане он всегда был любопытен. Так, в его тихие моменты Майкл Джексон читал долго и глубоко, ища вдохновение и способность проникновения в суть вещей. Я думаю, его библиотека смогла бы дать ответ на все его загадки. Открыла бы нам его личность, потому что книги всегда были его вторым домом».


«Что впечатлило меня при встрече с ним в первую очередь, так это то, насколько он был образован. Конечно же, я знал его музыку и то, каким невероятным исполнителем он был, но я понятия не имел, что он питал страсть к искусству и истории искусств. Особенно ему нравились американские иллюстраторы. Мы провели много часов, обсуждая Максфилда Пэрриша, Н.К. Уайета, Говарда Пайла, Джесси Уиллкокса Смита и его любимого Нормана Роквелла».

«И я хочу вам сказать, что он имел свой собственный список книг для чтения. Это необычно, учитывая, что он был самоучкой. Он был очень начитанным. Так замечательно было разговаривать с ним, потому что он был очень умен и любил говорить об истории и философии. Хотя он не афишировал это — очень редко сам начинал разговор, но если вы заговаривали с ним — он с удовольствием поддерживал тему».

Боб Сэнджер

«В его личной библиотеке насчитывалось более двадцати тысяч наименований, включая биографии, поэзию, философию, психологию и историю. Джексон читал об афроамериканском рабстве и движении по защите гражданских прав, об Эдисоне и Галилее, о религии и духовности. Он читал романы Джеймса Барри и Чарльза Диккенса. Он читал Блейка, Эмерсона и Вордсворта. Он заставил свой персонал прочесть биографию известного шоумена Ф.Т. Барнума и часто цитировал целые абзацы из биографий Микеланджело и Альберта Эйнштейна».

Джозеф Вогель

«Многие люди не знают о Майкле того, что он всегда читал. Он был умным человеком. Его любимым поэтом был Роберт Бернс, и он был одержим романами Чарльза Диккенса. Он обыскивал антикварные книжные магазины в поисках первых редакций его работ. Он любил Шекспира и меня тоже приглашал в театр. Он также был очарован английской историей, особенно Генрихом VIII, и любил коллекционировать костюмы того периода».

Дэвид Гест

«Мало кто знает, что мой брат был книжным червем, который всегда копался в какой-нибудь случайной теме, чтобы улучшить свой словарный запас, знания или понимание жизни. «Я люблю читать. В книгах можно открыть для себя чудесный мир» — сказал он. Первые материалы для чтения Майкла касались Фреда Астера или Элвиса, или детей-звезд: Ширли Темпл или Сэмми Дэвиса-младшего. В последующие годы его чтение распространилось от Стивена Спилберга до Альфреда Хичкока, от президента Рейгана до президента Рузвельта, от Малькольма Икс до доктора Мартина Лютера Кинга и от Муссолини до Гитлера. Сомневаюсь, что многие люди отдали бы ему должное за общие знания, которые он накопил. За исключением Роуз Файн. Она всегда учила нас, что мы можем учиться у лучших, следуя урокам истории; что она оставила нам следы, по которым мы должны следовать. Вот почему автобиография Майкла «Moonwalk» начинается с цитаты из Томаса Эдисона: «Когда я хочу что-то узнать, я начинаю с чтения всего, что было сделано в этом направлении в прошлом — для этого и предназначены все эти книги в библиотеке. Я вижу, что в прошлом было достигнуто с большими трудностями и расходами. В качестве отправной точки я собираю данные о многих тысячах экспериментов, а затем провожу еще тысячи. Три важнейших элемента, необходимых для достижения чего-либо стоящего, — это, во-первых, упорный труд; во-вторых, цепкость; в-третьих, здравый смысл». Эта цитата до сих пор остается самым верным отражением подхода Майкла к собственному мастерству, и это были слова, которые он нанес золотыми буквами на кофейно-коричневую ткань стен своей студии в Хейвенхерст».

Джермейн Джексон

«Я интересуюсь всеми вещами, и самыми простыми — тем, что находится в капле воды. Однажды я читал о ресницах и обнаружил, что в наших ресницах живет целая колония живых существ. Для меня это удивительно. Мне все интересно, особенно если вы начинаете изучать Вселенную и тому подобное. Это феноменальное количество информации, и я просто поражен ею. Это заставляет меня чувствовать себя невежественным, сколь многого я не знаю, — и чем больше я узнаю, тем более невежественным я себя чувствую. Я понимаю, что нам еще многому предстоит научиться. Вот почему я обожаю книжные магазины. Я могу часами рассматривать книги и уходить из них с коробками всякой всячины. Это одна из вещей, за которую я благодарен своей матери. Мы часы проводили в книжных магазинах, и она позволяла нам брать все, что мы хотели. Она привила нам это, она никогда не говорила «нет». Мы читали, читали, читали. Я люблю это. Это просто замечательно, не правда ли? Мне все очень любопытно. Нет ничего, что меня не интересовало бы».

Майкл Джексон

«Образование открывает человеческий разум для всего мира. И нет ничего более важного, чем убедиться, что у каждого есть возможность получить образование. Желать учиться, иметь способность учиться и не иметь возможности — это трагедия».

Из выступления Майкла Джексона по случаю получения одной из его почетных докторских степеней в United Negro College Fund 10 марта 1988 г.

Библиотека Майкла Джексона: путешествие по кругу чтения

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: