Изменяющееся содержание обвинений и противоречия.

Поскольку не было никаких вещественных доказательств, которые связали бы Майкла Джексона с предполагаемым преступлением (ДНК, образцов крови, спермы, каких-либо медицинских доказательств, любовных писем и т. д.), дело в конечном итоге сводилось к авторитету обвинителя и его семьи.

В период с 2003 по 2005 год Арвизо рассказывали свою историю несколько раз. Сначала психологу, доктору Стэнли Кацу в июне 2003 года, затем несколько раз в полиции в серии интервью в 2003 году, затем перед Большим жюри в 2004 году и, наконец, на самом судебном процессе в 2005 году. Общественность не имеет доступа к каждому из этих интервью, но материал, к которому у нас есть доступ, все же раскрывает временную последовательность, которая значительно изменилась в ходе расследования, изменив тем самым содержание самого обвинения и породив множество противоречий.

Мы рассмотрим некоторые изменения и противоречия в показаниях Арвизо, поскольку изменились не только сроки, но и описание предполагаемых актов растления. Более того, члены семьи несколько раз противоречили друг другу и сами себе.

Количество предполагаемых актов растления.

Число предполагаемых актов растления, заявленных Гэвином, изменялось несколько раз в период с 2003 по 2005 год.

7 июля 2003 г. Гэвин сказал сержанту Стиву Робелу, что акты домогательства происходили менее пяти раз:

«Гэвин сказал нам, что Майкл мастурбировал его каждую ночь, когда Стар не спал с ними в его спальне. Когда его спросили, он ответил, что это произошло менее пяти раз. Он сам не мастурбировал Майкла и никогда не видел пенис Майкла во время этих инцидентов. Но он сказал, что Майкл однажды заставил его прикоснуться к «личной части» Майкла поверх одежды.»

13 августа 2003 года в другом интервью сержанту Робелу Гэвин утверждал, что акты домогательства происходили в общей сложности пять раз:

«Гэвин сказал, что эти инциденты произошли ближе к концу их последнего визита в Неверлэнд, прежде чем они перестали туда приезжать. Когда его спросили, сколько раз Майкл делал это с ним, он отвечал: «Каждый раз, когда моего брата не было, — всего пять раз.»

Затем в том же интервью в другое время Гэвин утверждал что случаев было около семи:

«Он сказал, что Майкл велел ему перед принятием душа положить нижнее белье, которое он носил во время мастурбации, в корзину. Это случилось после того, как Майкл мастурбировал его. Он сказал, что это произошло около семи раз. Нижнее белье ему не вернули. Майкл купил ему новое.»

В первоначальном заявлении от 17 ноября 2003 года они пишут:

«Гэвин описывает как минимум пять случаев мастурбации, происходивших в период с 7 февраля по 10 марта 2003 года. В показаниях под присягой есть еще два других случая, произошедших в тот период, когда Стар видел, как Джексон опустил руку на штаны Гевина в области его пениса и сам мастурбировал. В этих двух случаях, как Стар считает, Гэвин потерял сознание на кровати Джексона в спальне наверху.»

К тому времени, когда дело дошло до суда, количество предполагаемых актов растления из «минимум пять», «меньше пяти», «всего пять», «около семи» стало два, и когда после описания второго предполагаемого акта его спросили, были ли другие случаи, когда Джексон пытался сделать с ним подобное ещё раз, он ответил — не было.

Также изменилось число предполагаемых попыток домогательств: в первоначальной жалобе об уголовном преступлении они утверждали, что в отношении ребенка было совершено семь непристойных действий, а в окончательном обвинительном заключении количество сократилось до четырех. (В обоих документах утверждается, что два из них были замечены братом Гэвина Старом, и Гэвин не знал о них, потому что он «вырубился» после того, как Джексон якобы дал ему алкоголь.)

Что касается заявления о том, что Джексон якобы велел ему положить свое нижнее белье в корзину после каждого акта растления — «около семи раз» — педофилы часто собирают так называемые трофеи или сувениры от своих жертв. Видимо, на это и было рассчитано утверждение о том, что Джексон не возвращал нижнее белье Гэвина. Но во время обыска дома 18 ноября 2003 года в Неверленде не было обнаружено нижнего белья Гэвина — утверждения не были подтверждены доказательствами. Интересно, что после обыска, когда не было получено никаких доказательств вины, история стала намного короче, вместо семи случаев был заявлен только один, который даже не был связан с какой-либо сексуальной активностью. Гэвин только утверждал, что однажды после того, как он спал в комнате Джексона, тот якобы велел ему положить свое нижнее белье в корзину, и он сделал это, — а суде он не связывал это с мастурбацией или какой-либо сексуальной деятельностью, не говоря уже о семи случаях. На суде Гэвин также сказал, что после того, как они навсегда покинули Неверленд, сотрудники Джексона доставили им их одежду (нижнее белье, рубашки, брюки). Сначала же они намекали, что Джексон хранил нижнее белье Гевина в качестве трофея.

Кто сказал Гевину, что мужчины должны мастурбировать?

В своем интервью сержанту Робелу 13 августа 2003 года Гэвин сказал, что его бабушка утверждала, что мужчины должны мастурбировать, иначе они могут изнасиловать женщину:

«Его спросили, что, по его мнению, означает мастурбация. Гэвин сказал, что его бабушка объяснила ему, что взрослые мужчины должны мастурбировать, потому что, если они этого не делают, они могут сорваться и изнасиловать женщину.»

Однако на суде Гэвин заявил, что Джексон сказал ему об этом. Это важно, потому что согласно утверждениям Арвизо, именно этим разговором Джексон склонил Гэвина к мастурбации (мальчик утверждал, что он никогда не мастурбировал раньше). Гевин утверждал, что первый акт предполагаемого домогательства последовал сразу же за этим заявлением Джексона.

Когда адвокат Джексона Томас Мезеро указал на это несовпадение, Гэвин заявил, что и Джексон, и его бабушка сказали ему одно то же.

Что якобы увидел Стар?

Из четырех обвинений против Майкла Джексона в непристойном проведении с ребенком, предположительно два случая были замечены младшим братом Гэвина Старом, но сам Гэвин якобы не знал о них. Утверждалось, что Гэвин был «без сознания» во время этих актов, потому что Джексон якобы дал ему алкоголь.

Первоначально в своем интервью с доктором Стэнли Кацем в июне 2003 года Стар заявлял о двух случаях, когда он якобы был свидетелем того, как Джексон неуместно прикасался рукой к интимным местам Гевина поверх одежды:

«Д-р Кац сообщил, что Стар в двух случаях видел, как Майкл положил руку на промежность Гэвина поверх его одежды. Стар сказал, что Гэвин потерял сознание в постели из-за того, что слишком много выпил. Он описал Майкла одетым в футболку и трусы. Стар сказал, что Майкл был на спине, с правой рукой в трусах. Он сказал, что у Майкла была эрекция и его рука была на промежности Гэвина.»

Позже Стар утверждал, что рука Джексона была в брюках Гэвина в обоих случаях, и эта более поздняя версия была предъявлена в 2005 году на суде.

В интервью сержанту Стиву Робелу 7 июля 2003 года Стар также заявил, что во втором случае он видел, как Джексон растлевал его брата, когда у него был виден пенис из нижнего белья:

«У Майкла был виден пенис когда он «поглаживал его». Он сказал, что пенис Майкла был твердым.»

Позже это утверждение исчезло из их обвинений, и в суде Стар никогда не утверждал, что видел такое.

Сначала на суде Стар утверждал, что он не видел алкоголя в комнате, в то время как наблюдал эти предполагаемые акты, но позже в своих показаниях ему напомнили, что Большому жюри он заявил, что видел водку, поэтому он внезапно «вспомнил» это и подтвердил.

Первоначально Стар также утверждал доктору Кацу, что он был свидетелем того, как Джексон терся о ягодицы Гэвина и касался его. Согласно заявлению обвинения от 17 ноября 2003 г.:

«Стар рассказал, что в другой раз он видел, как Майкл лег в постель и потёрся об зад Гэвина. Он сказал, что Майкл поцеловал Гэвина в щеку и коснулся его ягодиц. Стар не сказал, были ли одеты Майкл или Гэвин.»

Доктор Кац свидетельствовал об этом и в 2004 году перед Большим жюри.

Мало того, что это утверждение исчезло из их обвинений позже, но на судебном процессе в 2005 году, когда адвокат Джексона Томас Мезеро показал, что Стар первоначально утверждал д-ру Кацу, Стар категорически отрицал что когда-либо говорил подобные вещи.

— Когда ты встретился с психологом Стэнли Кацем, ты также описал то, что, по твоему мнению, произошло в спальне Майкла Джексона, верно?

— Да.

— И согласишься ли ты, что ты давал разные описания почти каждый раз, когда описывал это?

— Я не помню точно, что я сказал.

— Ты давал разные описания о том, что было одето на Майкле Джексоне.

— Я не помню точно, что я сказал.

— Ты давал разные описания того, во что был одет Гэвин.

— Я не помню точно, что я сказал.

— Ты давал разные описания того, что, по твоему мнению, Майкл Джексон делал в спальне.

— Нет.

— Были случаи, когда ты говорил, что Майкл Джексон положил руку на нижнее белье твоего брата, верно?

— Я не помню, как говорил это.

— А в другой раз ты говорил, что он засунул руку в нижнее белье, верно?

— Да.

— Ты говорил, что твой брат был в пижаме, верно?

— Да.

— А иногда ты говорил, что он был в нижнем белье, верно?

— Я не помню

— Иногда ты говорил, что Майкл Джексон коснулся его ягодиц, а не его — промежности, верно?

— Когда это было?

— Когда ты давал разные интервью.

— О чем?

— О том, что Майкл Джексон, как ты утверждаешь, делал в своей спальне.

— Я никогда не говорил, что он прикоснулся к его заднице.

— Ты говорил кому-нибудь, что видел Майкла Джексона в постели со своим братом, и он терся о его попу?

— Нет.

— Никогда никому об этом не говорил?

— Нет.

— Никогда не говорил это мистеру Кацу?

— Нет.

— Никогда не говорил это шерифам?

— Нет.

— И никогда не говорил это большому жюри?

— Нет.

— Хорошо. Помнишь ли ты, как описывал Стэнли Кацу второй раз когда ты видел Майкла Джексона в постели с твоим братом?

— Да.

— Ты помнишь, как говорил Стенли Кацу, что ты поднялся по лестнице и увидел, как Майкл Джексон трогает твоего брата?

— Да.

— Ты сказал Стэнли Кацу, что Майкл Джексон положил руку на промежность твоего брата?

— Да.

— Но ты не об этом сказал ему, не так ли?

— О чем вы?

— Ну, ты сказал Стэнли Кацу, что Майкл Джексон тер пенис о ягодицы Гэвина, не так ли?

— Когда? Второй раз?

— Да. Ты сказал это Стэнли Кацу.

— Нет.

— Я освежу твои воспоминания, если покажу твое свидетельство большому жюри.

— Я знаю, что я сказал.

— Ты отрицаешь что рассказывает психолог Стэнли Кац?

— Во второй раз?

— Ты сказал ему по поводу второго раза, что видел как Майкл Джексон трогал твоего брата в постели, и тер свой член о ягодицы твоего брата.

— Нет.

— Ты никогда не говорил об этом Стэнли Кацу?

— Нет.

— Если бы я показал тебе его показания, это освежило бы твою память?

— Я знаю, что я сказал.

В своем интервью сержанту Стиву Робелу в июле 2003 года Стар также заявил следующее:

«Стар описал еще один случай, когда Гэвин спал в постели Майкла. Стар дремал в кресле рядом с кроватью. Майкл вошел в спальню и лег в кровать с Гэвином. Майкл думал, что он спит. Стар заметил, как Майкл подвинулся к Гевину, который свернулся калачиком и спал, и начал двигать бедрами, прижавшись к спине Гевина. Гэвин был в пижаме, Майкл — в нижнем белье. Стар сказал, что он притворился, что проснулся, и Майкл быстро отодвинулся от Гэвина и притворился спящим.»

Эта история тоже изменилась к тому времени, когда дело было передано в суд. На суде Стар утверждал, что он был в постели с Джексоном и Гэвином, когда это предположительно произошло, а не на стуле рядом с кроватью, как он первоначально утверждал. На суде он также ничего не упомянул о том, что Джексон якобы «двигал бедрами, прижавшись к спине Гевина», вместо этого он сказал, что не видел, делал ли он что-нибудь. В оригинальной истории он утверждал, что Гэвин был в пижаме, на суде он сказал, что не помнит, что на нем было надето.

— Хорошо. Расскажи, как произошел инцидент. Где ты был до того, как мистер Джексон вошел в комнату?

— Спал.

— Где?

— На кровати.

— И где был твой брат?

— Рядом со мной.

— Посмотрим прямо на кровать с задней части стены, хорошо? Где ты находился на кровати?

— Вправо.

— Где был твой брат?

— В центре.

— Ты был под одеялом?

— Под одеялом.

— И как ты был одет?

— В пижаме.

— Опиши ее.

— Спортивные штаны и рубашка.

— Хорошо. А ты помнишь, в чем был одет твой брат?

— На самом деле, нет.

— Теперь, расскажи нам, что случилось.

— Я спал. Это было утром. И я видел, как подошел Майкл, я попытался сказать привет, но не смог. Он лег в постель. Начал подвигаться все ближе и ближе к моему брату, ближе и ближе, затем он остановился.

— И что случилось, когда он услышал, как ты двигаешься?

— Он остановился.

— Хорошо. Ты видел, что конкретно он делал? .

— Нет.

Не только собственные показания Стара были противоречивы, — есть еще одно свидетельство, которое ставит под сомнение всю его историю. В средствах массовой информации было много разговоров о системе сигнализации в спальне Майкла Джексона. Теория обвинения заключалась в том, что Джексон установил ее, чтобы предупреждать, если кто-нибудь не вовремя войдет в его спальню. Мы говорим о звонке, который оповещал, когда кто-то входил в нижнюю часть спальни Джексона. Это вполне понятно, если учесть что часто в Неверленде останавливались и гуляли десятки или даже сотни людей: и гости, и поклонники, и персонал.

По иронии судьбы, эта система сигнализации, которую таблоидные СМИ часто пытаются использовать для обвинения Джексона, на суде пробила еще одну дыру в истории Стара Арвизо. Как получилось, что Стар смог два раза войти в спальню Джексона и наблюдать за домогательствами к Гэвину, если Джексон услышал этот сигнальный звонок? Защита Джексона попросила, чтобы видеооператор Лоуренс Ниммер провел тест системы сигнализации, и его видео было представлено на суде в качестве доказательства. Видео показывает, что звук сигнала громкий и отчетливо слышен в верхней части спальни Джексона, где происходило предполагаемое домогательство. Когда Стара спросили об этом, он заявил, что наверху его не было слышно, потому что дверь внизу лестницы, ведущей наверх, была закрыта. Это противоречило показаниям Ниммера, который показал, что они выполнили тест тремя различными способами, — в третий раз с закрытой дверью, и во всех трех тестах была слышна тревога наверху. Видео всех трех тестов было представлено на суде.

Первоначально Стар утверждал, что его тоже неуместно трогали — позже это утверждение исчезло.

Первоначально в своем интервью с доктором Стэнли Кацем Арвизо утверждали, что Майкл Джексон неуместно тронул не только Гэвина, но и Стара:

«Стар рассказал доктору Кацу, что однажды, находясь на ранчо во время их пребывания, Майкл положил руку на пенис Стара поверх штанов. Стар также сказал, что Майкл дотронулся до его «задницы», и он также видел, как Майкл много раз дотрагивался до интимных частей тела Гэвина поверх его одежды.»

Эта претензия также появилась в их первом интервью с сержантом Стивом Робелом 6-7 июля 2003 года:

«Майкл дотронулся до интимной зоны Стара.»

А также:

«На вопрос Стар ответил, что Майкл Джексон неуместно прикасался к нему. Инцидент произошел, когда они были в машине для гольфа. Стар управлял гольф-каром, а Майкл был рядом с ним. Затем Майкл протянул руку и коснулся «пениса» Стара левой рукой. Он ничего не сказал Майклу и продолжил вести гольф-кар.»

Позже, по мере того как их требования развивались, это обвинение полностью исчезло, и на суде никогда не утверждалось, что Джексон неуместно коснулся Стара.

Братья Арвизо когда-нибудь были в спальне Джексона, когда его самого там не было?

Когда в 2005 году Арвизо на суде спросили, находились ли они когда-нибудь в спальне Майкла Джексона, когда его самого там не было, Гэвин заявил — нет, никогда:

— Сколько раз ты входил в спальню Майкла Джексона, когда мистера Джексона там не было?

— Я никогда не заходил в его комнату, когда его там не было.

— Тебе известно, твой брат когда-либо заходил в его комнату, когда его там не было?

— Я не думаю.

— Хорошо.

В то время как Гэвин отрицал, что когда-либо входил в комнату Джексона, когда Джексона не было дома, — его младший брат Стар очень хорошо помнил такие посещения. Он свидетельствовал не только о том, что они были в спальне Джексона, но и о том, что они даже спали там, когда артиста не было дома. Он утверждал, что Джексон якобы позволил им спать там, но это довольно сомнительно, особенно учитывая тот факт, что Джексон не доверял этой семье.

— Хорошо. Ты дал описание спальни Майкла вчера присяжным, верно?

— Да.

— А что ты сказал присяжным о первом этаже?

— Первом этаже?

— Да. Первый этаж спальни Майкла.

— Комната справа или слева?

— Давай возьмем комнату слева. Что ты видел в комнате слева?

— Там есть стол с кучей духов и одеколонов. Там есть зеркало. За ним есть еще одно большое зеркало. Есть колонки. В ящике куча электрических бритв. Там есть большая ванна, джакузи. Там раньше был стул с откидной спинкой. Там есть дверь в туалет. Там стеклянные двери до самого конца. Там есть большой сейф. Что же ещё?..

— А как насчет комнаты справа?

— Справа есть еще один шкаф с кучей вещей в нем. Есть плакат с Гарри Поттером и его двумя друзьями. Там есть комната отдыха с душевой, если вы продолжаете идти вниз. Слева — шкаф с кучей одежды и сувенирами из разных фильмов. Там, как сразу входите, есть шкаф с кучей пижам. И если вы идете налево, там лестница ведет наверх. Что еще там… Вроде все.

— Вы и ваш брат были пойманы в той комнате, когда Майкла Джексона даже не было в Неверленде, не так ли?

— Да, Майкл открыл нам свою комнату, чтобы мы могли спать там, пока его нет.

— Тебя попросили покинуть эту комнату, когда тебя поймали там, Майкла даже не было в Неверленде?

— Нет.

— И ты и твой брат рылись в каждой комнате в этой спальне, верно?

— Нет.

— Ты шпионил по всей спальне, когда Майкла там даже не было, верно?

— Нет.

— Вы лазали по шкафам?

— Нет.

— Откуда ты знаешь, что в шкафу есть пижамы?

— Потому что Майкл показал нам.

— Что же, Майкл показывал вам каждую маленькую часть спальни?

— Нет, он просто показал нам, где была пижама.

— И вас там никогда не ловили, не попросили уйти?

— Да.

Азжа Прайор (подруга актера Криса Такера в то время) в своих показаниях в 2005 году рассказывала, что она была свидетелем одного случая, когда дети Арвизо просили сотрудника ранчо разрешить им остаться в спальне Джексона, пока его там не было. Сотрудник отказался впустить их, но мы знаем, в том числе из собственных показаний Стара Арвизо, что в какой-то момент они получили код входа в спальню Джексона, и им удалось проникнуть туда, пока никто не видел. Стар утверждал, что они получили код для входа в комнату Джексона от самого Джексона, как и другие коды, которые открывали каждую дверь в Неверленде. Однако то, что Джексон дал им код в свою спальню — довольно сомнительное утверждение, учитывая его недоверие к семье Арвизо.

Разные заявления о том, как Джексона видели голым.

Были также различия в рассказах о предполагаемых оскорбительных или неуместных ситуациях, которые якобы переживали Гэвин и Стар. Одним из их утверждений было то, что однажды Джексон преднамеренно показал себя обнаженным с эрекцией. Дети Арвизо утверждали, что они болтались наверху в спальне Джексона, когда певец поднялся обнаженным с эрекцией, чтобы показать себя им, а затем снова спустился вниз. Однако детали истории у них отличались. Гэвин утверждал, что Джексон просто подбежал, чтобы что-то получить, и сразу же вернулся обратно, не сказав ни слова. Стар утверждал, что Джексон сел с ними на кровать, где просидел около двух минут, и сказал, что нагота — это естественно.

В свете приведенной выше истории, учтите пожалуйста, что во время показаний в другое время между адвокатом Джексона Томасом Мезеро и Гэвином произошел обмен мнениями о состоянии кожи Джексона и о том, что у него была кожа с коричневыми пятнами. Во время этого разговора Гэвин сказал, что не знал об этом, он думал, что Джексон «просто весь белый»:

— Ты знал, что из-за этой болезни на его коже были определенные пятна белого и коричневого цвета?

— Да. Я полагаю.

— Ты знал, что его кожа уязвима для солнечного света, правильно?

— Да.

— И именно поэтому он ходит с зонтиком, правильно?

— Да.

— Ты знал, что из-за пятен, которые появляются на его коже от этой болезни, он иногда наносит макияж, верно?

— Я не знал о пятнах. Я думал, что он просто весь белый.

Порнографические журналы.

Дети Арвизо утверждали, что Джексон показывал им порнографические журналы из портфеля в двух случаях: первый раз — внизу в своей спальне, второй раз — наверху. Однако, когда их попросили описать подробности, братья снова противоречили друг другу: Гэвин утверждал, что первый случай произошел в тот же день, когда они вернулись из Майами (7 февраля), а второй — примерно через две недели после того, как они вернулись из отеля Калабасас.

Из отеля Калабасас они приехали 2 марта, а 12 марта навсегда покинули Неверлэнд, так что, согласно отчету Гэвина, вторая дата будет около 9-12 марта, самые последние дни их пребывания в Неверленде. Стар ничего не упоминал о том, что Джексон якобы показал им взрослые журналы в тот же день, когда они вернулись из Майами, а именно — 7 февраля. Вопреки утверждениям брата, Стар утверждал, что Джексон впервые показал им такой материал «после отеля Калабасас», т.е. после 2 марта, и второй случай был несколько дней спустя. Когда Стара спросили: «Ты помнишь, сколько времени прошло между первым разом, когда вы видели эти журналы, до второго раза?», мальчик ответил: «Несколько дней.». Однако в в соответствии с показаниями Гэвина, между первым случаем (7 февраля) и вторым (9-12 марта) прошло более месяца.

По утверждению Гэвина, Джексон сказал им, что портфель в котором находились журналы принадлежал Фрэнку Касио, и он высмеял Касио, показывая им эти журналы. Стар утверждал, что Джексон не делал никаких комментариев, показывая им материал.

Во втором случае Гэвин утверждал, что они просмотрели почти все содержимое портфеля («мы видели практически все»), и все это длилось от 30 минут до часа. Стар же утверждал, что они видели только около трех или четырех журналов.

О первом случае Стар сначала заявил, что портфель был открыт, когда они впервые увидели его, а затем в своих показаниях он заявил, что он был закрыт.

Обвинение утверждало, что отпечатки пальцев Гэвина и Стара, обнаруженные на некоторых найденных журналах, подтверждают их слова о том, что Джексон показывал им эти журналы. Однако есть несколько несостыковок с этим выводом. Одна из них заключается в том, что, как мы показали выше, мальчики находились в комнате Джексона, когда его не было дома, поэтому они свободно могли рыться в его вещах — находить и трогать эти журналы самостоятельно. На самом деле это соответствовало бы их поведению по описанию других людей, как отметил адвокат Джексона Томас Мезеро в своем заключительном аргументе:

«Единственное судебное свидетельство, на которое они смогли опереться, — это отпечатки пальцев на некоторых мужских журналах, которые принадлежали Майклу Джексону. И вы знаете, что дети Арвизо, где бы ни были, везде они рылись в чужих вещах. Они делали это в офисе стоматолога. Они делали это в доме Верни Уотсона Джонсона. Так они повели себя и здесь.»

(Кстати, единственными журналами для взрослых, где были обнаружены отпечатки пальцев мальчиков Арвизо, были журналы в портфеле. Их отпечатки не были обнаружены в журналах для взрослых, которые были найдены в столе Джексона или в тумбочке у его кровати или где-нибудь еще.)

В ходе судебного процесса, также было показано, что мальчики Арвизо вовсе не были наивными в вопросах порнографии, как пыталась изобразить сторона обвинения. 24 мая 2005 года сотрудник Неверленда Хулио Авила показал, что однажды он поймал Стара Арвизо прогуливающимся с журналом для взрослых, и когда он спросил, где он его взял, Стар сказал, что взял его из дома. Другая сотрудница Неверленда Мария Гомес показала 16 мая 2005 года, что она видела журналы для взрослых в рюкзаке Стара Арвизо, когда убирала гостевой блок, где они остановились.

В своем вступительном заявлении адвокат Джексона Мезеро заявил, что вместо того, чтобы показывать журналы мальчикам, Джексон действительно однажды поймал их с ними и отобрал их.

«Прокурор сказал вам, что в доме мистера Джексона есть журналы для взрослых и материалы откровенного сексуального характера, и они были. Мистер Джексон признает, что время от времени он читает такие журналы. Он посылает кого-то за покупками, они выбирают Playboy и Hustler, и он время от времени читает их. Он категорично отрицает, что показывал их детям. Журналы, на которые ссылался прокурор, были в запертом портфеле. И мистер Джексон подтверждает, что он застал детей, просматривающих его журналы, забрал их и спрятал в портфеле.»

История относительно журналов действительно очень спорна. Теория обвинения состояла в том, что Джексон показал мальчикам Арвизо журналы, чтобы подготовить их перед растлением, потому что педофилы обычно используют порнографические журналы для этого. Тем не менее, так выглядели показания Гэвина на суде.

— Когда вы впервые увидели портфель, где он был в той комнате?

— Это было рядом с… это было слева от кушетки.

— А вы когда-нибудь видели, чтобы мистер Джексон сам смотрел экспонат 470?

— Да. Я находился с ним там, а он вроде как наносил макияж или что-то в этом роде, я не знаю. Затем он схватил портфель и сказал мне, что это портфель Фрэнка, и показал мне, что там было.

— Хорошо. Что он тебе показал?

— Он такой: «Посмотри на это! Вот Фрэнк — вонючий осел.».

— Хорошо. Что было внутри чемодана?

— Журналы для взрослых.

— А сколько времени вы смотрели их с мистером Джексоном?

— Ну, он показал мне только один — там была эта девушка, а затем он убрал ее.

— Какая девушка?

— Она раздвинула ноги, и было видно ее влагалище.

— Хорошо. Ты когда-нибудь видел этот портфель снова?

— Да.

— Где?

— Около его кровати, мы еще смотрели на все это.

— Кто «мы»?

— Я, мой брат и Майкл.

— А вы помните где в спальне был портфель, когда вы впервые увидели его?

— Когда я впервые увидел его, он был в комнате отдыха. И затем во второй раз, когда мы… я не знаю, но это было рядом с его кроватью. И мы все смотрели это, и мы смеялись над Фрэнком.

— Вы смотрели журналы?

— Да.

— Как вы думаете, сколько журналов вы видели?

— Мы видели практически все, но были несколько, которые мы не смотрели.

— Как ты думаешь, сколько времени ты смотрел на все эти вещи?

— От 30 минут до часа, наверное.

— Делал ли г-н Джексон какие-либо комментарии в это время — о любых фотографиях в журналах?

— На самом деле, нет. Мы просто смеялись над Фрэнком.

Эти предполагаемые сцены, которые изображаются как попытки возбудить мальчиков Арвизо, чтобы потом домогаться к ним, не имеют смысла, поскольку, согласно их собственной истории, домогательство или какой-либо половой акт за ними не последовали. По версии Арвизо, Джексон пытался дистанцироваться от этого материала, утверждая, что журналы якобы принадлежат Фрэнку (т.е. Фрэнку Касио), и он высмеял Фрэнка за это, используя такие слова, как «вонючий».

История музыкального продюсера Марка Ронсона, рассказанная в 2008 году, подтверждает, что Джексону было не по себе, когда дети смотрели материалы для взрослых, не говоря уже о том, чтобы побуждать их к этому. Ронсон проводил время в компании сына Джона Леннона Шона и Джексона, когда они росли. Он вспоминает: «Это странная история. Мы (Ронсон и Леннон) смотрели телевизор и переключили на канал порно, потому что нам было интересно: «Боже мой, сиськи!» Итак, Майкл был в кровати. Мы с Шоном сказали: «Майкл, ты хочешь увидеть кое-что классное?» Мы включили порно канал и там были стриптизерши, мы сказали: «Майкл, Майкл, как это круто!». А он съежился, говоря: «О, прекратите, это так глупо.». Мы говорили: «Майкл, ты должен посмотреть, ты не видишь, что ли — это голые девушки!». Но я думаю, что у него были на самом деле очень предвзятые взгляды на порно.».

Комментарии Ронсона были сделаны во время записи британского шоу Sunday Night Project, которое вышло в эфир в Великобритании 22 июня 2008 года.

Следует отметить, что до детей Арвизо, ни один из обвинителей, ни Джордан Чендлер, ни Джейсон Франсиа, не утверждали, что Джексон показывал им такой материал, чтобы подготовить их к растлению, либо по любой другой причине. Только в процессе Арвизо стало публично известно, что у Джексона такой материал вообще был.

Изменение показаний о том, кто показал Арвизо порнографию в Интеренете.

Гэвин утверждал, что, когда он и Стар провели ночь в комнате Джексона летом 2000 года, Джексон показывал им порнографию в Интернете на портативном компьютере, который он только что подарил Гэвину. Согласно первоначальному обвинению от 17 ноября 2003 года и в своем первом интервью с доктором Стэнли Кацем в июне 2003 года Гэвин утверждал что Джексон сам управлял компьютером и заходил на порнографические сайты.

«Кроме того, во время посещения ранчо Неверленд, Майкл подарил Гевину ноутбук. Они подключили ноутбук к AOL и Майкл начал искать голых женщин. Гэвину показали изображения обнаженных женщин на экране компьютера, и Майкл сказал ему и Стару никому ничего не говорить об этом.»

Первоначально Стар тоже рассказывал об этом.

В более поздних версиях их истории этим человеком стал Фрэнк Касио, хотя они все еще утверждали, что Джексон сидел с ними рядом и поощрял это. (Касио был в комнате, потому что Джексон не хотел оставаться один с детьми Арвизо. Дети Джексона тоже были в комнате. Мы обсуждали это в главе «Знакомство с семьей Арвизо: как начались их отношения с Майклом Джексоном.»)

Касио в своей книге 2011 года «Мой друг Майкл» отрицал , что Джексон или он показывали детям Арвизо порнографию в интернете. Он сказал, что Гэвин и Стар начали самостоятельно искать такие сайты, и когда Джексон понял это, он попросил Касио остановить их и покинул комнату.

Снотворное.

Первоначально в их беседе с сержантом Стивом Робелом 6-7 июля 2003 года Арвизо утверждали, что Джексон давал детям снотворное:

«Майкл хотел, чтобы Стар принял снотворное. Миссис Арвизо сказала, что Стар хранит эту таблетку и что она в настоящее время у их адвоката.»

«Стар заявил, что однажды Майкл захотел, чтобы Гэвин и он приняли снотворное. Майкл велел ему пойти и взять снотворное у Руди, шеф-повара. Майкл хотел, чтобы Гэвин и Стар приняли таблетки, но каким-то образом тема изменилась, и таблетки были забыты.»

Позже это утверждение полностью исчезло из их обвинений, и на суде никогда не утверждалось, что Джексон давал им снотворное.

Имитация секса с манекеном.

Арвизо утверждали, что однажды Джексон имитировал перед ними секс с манекеном. Когда Стар впервые рассказал эту историю доктору Кацу, он сказал, что не может вспомнить, был ли Джексон одет, когда это предположительно произошло, или нет.

Позже, 7 июля 2003 года, когда он рассказал свою историю сержанту Стиву Робелу, он вдруг вспомнил, что Джексон был одет: «Майкл был одет и вел себя так, будто занимался сексом с манекеном.»

Кстати, манекен, о котором говорили дети Арвизо, оказался точной копией одной из двоюродных сестер Джексона.

Кто кого преследовал?

В первоначальном интервью с сержантом Стивом Робелом 6-7 июля 2003 года Джанет Арвизо пыталась изобразить Майкла Джексона, который преследовал ее семью, особенно Гэвина. Она жаловалась на слишком длинные телефонные разговоры между Джексоном и Гэвином, на то что Джексон не вернул фургон и портативный компьютер, которые он подарил семье. (Летом 2000 года Джексон подарил Гэвину ноутбук, а в октябре 2000 года он подарил семье фургон. В 2001 году оба предмета сломались, и Арвизо отправили их обратно Джексону, чтобы он отремонтировал их, но затем вещи так и не были возвращены им.)

Однако в ходе расследования были обнаружены открытки и письма, написанные семьей Арвизо Джексону, в которых они просили внимания певца, потому что он не отвечал на их телефонные звонки. Гэвин на суде признался, что Джексон прекратил звонить ему еще в августе-сентябре 2000 года.

— С какого времени примерно он больше не разговаривал с вами?

— Два месяца во время моего рака.

— Извините?

— Два месяца во время моей химиотерапии.

— Примерно когда это?

— Август или сентябрь 2000 года.

— Хорошо. Итак, в августе или сентябре 2000 года вы и ваша семья начали отправлять милые письма и открытки Майклу Джексону, верно?

— Да.

— И это те письма и открытки, которые я показал вам некоторое время назад, верно?

— Да.

— Ты понимал, что твоя мать тоже посылала ему открытки и письма, верно?

— Я так думаю.

Джексон абсолютно не преследовал Арвизо и Гэвина — как раз наоборот. На суде мальчик жаловался, что артист его избегал.

И еще:

Мистер Джексон помогал тебе в борьбе с раком; это правильно?

Нет, потому что… Майкл немного помог мне, но, я имею в виду, я чувствовал себя как маленький ребенок. Я имею в виду, помимо всех этих денег… кто заплатил за это, кто заплатил за то, — я чувствовал, кто действительно помог мне, они и есть мои друзья. Когда Майкл звонил мне, разговаривал со мной и тому подобное, я чувствовал, что он мой друг. Но когда я звонил по его телефонным номерам, а операционная леди говорила: «Этот телефон больше не обслуживается.»… Я имею в виду, не было такого, чтобы я звонил Крису, а его телефон не обслуживался. Чтобы я звонил Джорджу, и его телефон не работал…

Когда Джанет Арвизо узнала о предполагаемом сексуальном насилии над своим сыном?

Джанет Арвизо утверждала в своих первоначальных показаниях сержанту Стиву Робелу 6-7 июля 2003 года, что сыновья раскрыли ей предполагаемое насилие в феврале или марте 2003 года. Согласно утверждению обвинения: «Эти признания были сделаны ей после февраля или марта этого года [2003]. Она объяснила, что сказала Стару и Гэвину «простить и забыть». Она сделала это, потому что думала, что поступает правильно. Она хотела, чтобы Стар и Гэвин раскрыли информацию священнику или кому-то еще. С тех пор она поняла, что это было неправильное решение с ее стороны.»

На суде в 2005 году Джанет Арвизо заявила, что тогда она еще не знала, что кто-либо из ее сыновей подвергался домогательствам, однако в документе обвинения от 17 ноября 2003 г. утверждается, что в феврале-марте 2003 г. ее сыновья рассказали ей об этом. (Пожалуйста, учтите, что эта же самая семья ранее предъявила иск универмагу JC Penney о том, что их охранники домогались Джанет Арвизо сексуально: они якобы трогали ее интимные места на стоянке. Поэтому Арвизо не могли быть в неведении относительно неуместности таких прикосновений.)

Это утверждение полностью противоречило другому: что Джанет Арвизо якобы узнала о предполагаемом жестоком обращении с ее сыном, когда правоохранительные органы сообщили ей об этом в сентябре 2003 года.

«Важно отметить, что в ходе двух разбирательств, подробно описанных в показании под присягой, миссис Арвизо не знала, что Гэвин подвергался домогательствам. Она полагала, что центром нашего расследования было то, что семья была задержана на ранчо Неверленд против их желания, — после их возвращения из Майами. Миссис Арвизо рассказала, что она связалась с адвокатом, чтобы помочь вернуть их имущество и установить контакты с правоохранительными органами, чтобы сообщить, что с ними случилось. Она подчеркнула, что не интересуется деньгами.»

«30 сентября 2003 г. сержант Робел, лейтенант Клапакис и окружной прокурор Том Снеддон встретились с миссис Арвизо и ее семьей в гостинице в Лос-Анджелесе и сообщили ей, что наши разговоры с ее детьми установили, что Гэвин подвергался домогательствам. Она впервые узнала о характере раскрытия своих детей правоохранительным органам.»

Сеть противоречий становится еще более сложной, когда мы также рассматриваем показания Ларри Фельдмана, адвоката Арвизо по гражданским делам (того же адвоката, который представлял семью Чендлеров в 1993 году), который на суде в 2005 году представил третью версию о том, как Джанет Арвизо узнала о предполагаемом насилии над ее сыном. По словам Фельдмана, в июне 2003 года он отправил семью Арвизо к психологу доктору Стэнли Кацу для оценки, и именно здесь выяснилось, что Гэвин якобы подвергался домогательствам. Когда доктор Кац доложил ему, он вызвал семью Арвизо обратно в свой кабинет, где обсудил с ними, в том числе с матерью, выводы Каца и объяснил, какие юридические действия им доступны.

— Как вы получили сообщение от доктора Каца о его контактах с семьей?

— У меня был устный разговор с ним.

— Вы помните, это была личная встреча, или по телефону?

— Он пришел ко мне в офис.

— После того, как вы получили этот отчет, вы что-нибудь сделали?

— Да.

— Что вы сделали?

— Я позвал семью Арвизо, миссис Арвизо и ее троих детей, обратно в мой кабинет на встречу.

— Хорошо. Что вы обсуждали на этой встрече?

— Предметом обсуждения были варианты, которые существовали на тот момент для этой семьи. Различные варианты действий, которые были им доступны на тот момент.

24 марта 2003 года Джанет Арвизо официально наняла Уильяма Дикермана в качестве адвоката, и Дикерман начал писать письма адвокату Джексона Марку Герагосу от ее имени с требованиями вернуть их вещи. 1-2 марта Арвизо переехали из их квартиры в Лос-Анджелесе. В своих письмах от марта-апреля 2003 года Дикерман никогда не заявлял о домогательствах, заключении или употреблении алкоголя несовершеннолетним. На вопрос Томаса Мезеро об этом на суде, Дженет Арвизо ответила так:

— Ни в одном из своих писем он никогда не упоминал ничего об алкоголе или растлении детей, правда?

— Потому что это была информация для полиции.

— Сколько месяцев спустя?

— Потому что я не хотела, чтобы Герагос знал, что мы направляемся прямо в полицию.

Так что это еще одна версия: Арвизо не упоминают о предполагаемом растлении в письмах от марта-апреля 2003 года не потому, что Джанет Арвизо еще не знала об этом, а потому, что они хранили эту информацию для полиции. Здесь мы должны добавить, однако, что в марте-апреле 2003 года они не пошли «прямо в полицию», вместо этого они обратились в мае 2003 года к адвокату по гражданским делам Ларри Фельдману.

Источник.

Перевод Ивановой Олеси.

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: