Джей-Си Агаджанян: «Он был очень любящим отцом, и он был добрым, щедрым другом».

В июле 2009 г, через неделю после смерти Майкла Джексона, авторы веб-шоу «Призрачный салун» (Haunted Saloon) пригласили на интервью давнего друга Майкла, Джей-Си Агаджаняна-младшего (JC Agajanian JR).

Джей-Си Агаджанян родился в США, его прадед и прабабка — выходцы из Армении. Его отец основал гоночный бизнес и введен в Национальный Зал Славы гонок на малых автомобилях. Семья Агаджанян уже десятки лет участвует в гонке Гран-при Турции, и Джей-Си Агаджанян-младший продолжает семейный гоночный бизнес.

Джей-Си Агаджанян младший
Джей-Си Агаджанян младший

Джей-Си, как видно по интервью, человек прагматичный, не склонный к сантиментам и идеализации людей (и к тому же не слишком хороший оратор). И это делает еще более ценным его честный, прямолинейный рассказ о дружбе его семьи — состоящей из него самого, его жены, двух сыновей и дочери — с Майклом Джексоном.

Агаджаняны дружили с Джексоном примерно с 1991 года.

Часть 1.

Ведущий (Айк): Как вы знаете, люди, на этой неделе произошла трагедия. Мы потеряли одного из величайших артистов, которых когда-либо знал этот мир, мистера Майкла Джексона. Джентльмен на связи со мной — это мистер Джей-Си Агаджанян младший. Джей-Си — близкий друг Майкла.

Ты провел с ним много времени, Джей, и я подумал: «Мы обязательно должны пригласить тебя сегодня вечером в «Призрачный салун» поговорить о Майкле Джексоне. Добро пожаловать в «Призрачный салун», Джей-Си!.. Мы потеряли еще одного хорошего человека, верно?

Джей: Серьезно, Дэвид, я должен сказать, что мы действительно потеряли — я уверен, на самом деле, что весь мир потерял — очень, очень особенный талант. И я думаю, именно это мы должны помнить, когда все это вранье и вздор, все эти слухи и сплетни, все это придет и уйдет, но суть останется в том, что мы потеряли человека, которого действительно никто и никогда не заменит.

Айк: Да, и знаешь, Джей, расскажи нам о своем общении с ним, как ты мне это рассказывал, расскажи нам тут, в «Призрачном салуне». Расскажи о том времени, когда ты провел две недели на ранчо «Неверленд» с Майклом.

Джей: Ну, знаешь, что… это было довольно особенное время, и сначала я должен рассказать немного о предыстории. Наш друг, с которым, как я знаю, ты и бармен Брюс оба знакомы еще со старых времен Аскота, Сэнди Симен, работал в компании по производству теннисной обуви «LA Gear», и эта компания наняла Майкла, и именно там я познакомился с Майклом.

Вот… таким было начало. У меня трое детей: Джей-Си третий, и Дэвид, Джей-Си его второе имя конечно, и Эми, и они снимались в рекламе «LA Gear». Они были на съемочной площадке, когда Майкл снимался там в рекламном ролике.

Дети и Майкл подружились, там было много других детей, которые собирались сниматься в рекламе — ведь «LA Gear» производит обувь для взрослых и детей, так что это было естественно. Майкл там был… погоди, вообще-то, моя жена Фрэнси была на той рекламной съемке, а я тем вечером был с вами в Аскоте, ребята, мы работали, и они тоже там работали. Майкл сказал, что мы как-нибудь должны приехать к нему в долину Неверленд…

Жена Джея (неразборчиво, говорит с мужем на заднем плане): …ранчо…

Джей: И вот еще что мне напомнила моя жена Фрэнси: это было ранчо, там было красиво, и там… у него были лошади, у него были олени, и он очень любил лошадей… и этого, думаю, слушатели «Призрачного салуна», наверное, не знают о Майкле… Он любил дикую природу, он любил, конечно, всю экзотику, которая у него там была. У него были дикие лошади, у него были жирафы. Пока мы там были, родился маленький жирафёнок.

Но, короче, мы были приглашены в Неверленд, и мы сначала думали, что он сказал это просто из вежливости. И мы провели там довольно много времени. И он пригласил нас, родителей, и он был очень рад видеть детей… Да, и ты знаешь, как только я это произношу, я знаю, что люди поднимают брови, но все совсем не так. Должен сказать тебе, что именно его честность во всех этих интервью — это то, что, по-моему, втравило его в неприятности. Он просто говорил от чистого сердца, просто то, что он по-честному чувствовал, а взрослые смотрят на это и поднимают брови, искажают то, что он говорил, и додумывают то, что не было его намерением.

В общем, ранчо было великолепным, просто как Диснейленд, там 2500 акров, и большая часть территории была тщательно ухожена. Там было очень весело. Он был, очень щедрым, щедрым человеком.

Дети бегали повсюду, они сбрасывали с себя куртки и бросали их на землю, или теннисные туфли, сбрасывали их и прыгали на гигантском батуте, который был рядом с огромным бассейном. И в тот же вечер вся одежда, что была ими брошена где попало, была вычищена, волшебным образом сложена и возвращена в их комнаты. Персонал там был просто изумительный.

Битвы водяными шарами… у него там была индийская деревня, в которой мы однажды ночевали. Мы ужинали там, ели в вигвамах, там имелись обогреватели, там было все, что только можно придумать… Давай, я отвечу на любые твои вопросы, Айк.

Айк: Правда, что твои дети хотели пойти в суд, когда были обвинения против него… Хотели пойти в суд и дать показания, потому что они были на ранчо много, много раз и никогда не имели никаких проблем. Правда, что они хотели пойти в суд?

Джей: Абсолютная правда. Адвокаты Майкла позвонили и спросили, будут ли мои дети давать показания в защиту Майкла, и мои дети были готовы туда лететь… Джей-Си третий и Дэвид — из Сан-Диего, а Эми — из Эрмос-Бич, полететь туда, но потом адвокаты сказали, что им не нужно больше свидетелей.

Но позволь мне рассказать кое-что, что болтают о его спальне, о «секретной комнате» и обо всей этой ерунде. Мы с Фрэнси бывали в его спальне, мои дети бывали в его спальне, его спальня была игровой площадкой! Там были диснеевские игрушки, это было больше похоже на гостиную. И когда он сказал: «Я приглашаю детей в свою кровать»…

[Примечание: Майкл никогда так не говорил. Он сказал, что «делится кроватью», то есть, отдает/предоставляет ее своим гостям.]

…Во-первых, все дети, которые хотели там ночевать… «секретная комната», о которой они болтают, была заперта и так далее, туда он и отправлялся спать.

[Примечание: Даже мозги Джей-Си запудрены ерундой в СМИ. Не было там никакой «секретной комнаты». Был секретный шкаф в гардеробной, размером с маленькую кладовку. И была вторая спальня на втором этаже, где Майкл и спал. На первом этаже была гостиная с камином, где могли ночевать гости, в том числе дети.]

Когда он говорил: «Я с радостью отдам свою кровать детям»… он имел в виду, что когда он рос, у него не было своей кровати! Все братья Джексоны спали в одной комнате! Иметь возможность спать в собственной кровати было для них большим делом! И люди просто не понимают… ведь он говорил, что когда вы отдаете кому-то то, где вы спите, вы уходите в другую комнату, вы отдаете им свою кровать, вы делитесь самым личным, что у вас есть. 

Это как сидеть за столом и сказать: «Да, бери себе этот стейк, а я поем вот эти бобы с краешку». Люди просто не понимают… и его честность, это то, что и принесло ему проблемы

Айк: Да, я знаю… ты очаровал меня своими историями раньше, когда мы говорили об этом, и ты рассказал мне много… Ты сказал, что когда впервые приехал туда, он водил тебя по саду, и там были статуи по всему саду, или что-то в этом роде?

Джей: Да, знаешь, Айк, когда ты позвонил вчера вечером и спросил, не поделюсь ли я своими воспоминаниями и мыслями о Майкле после его ухода… Конечно, я согласился, потому что это вы с Брюсом позвонили мне и пригласили меня. Я сказал: «Хорошо», но другие люди просили меня дать интервью, и я отказывал.

Однажды вечером, когда мы сидели за обеденным столом… у Майкла был красивый обеденный стол, в красивом доме в тюдоровском стиле, там было четыре этажа… и у него был большой штат персонала, и был замечательный повар, который мог приготовить все, что угодно… Еще перед тем, как мы приехали в Неверленд, нас спросили, что любят есть дети. Они хотели приготовить все, что они любят.

Но мы сидели там за обеденным столом и, конечно… я решил помолиться перед обедом, Майкл был религиозным человеком, никто вам об этом не расскажет, нам не дают об этом знать… мы помолились перед обедом, и потом, пока мы ели, мы говорили о разных вещах.

И, поверь мне, Майкл настаивал, чтобы мы задали ему любой вопрос, если мы видели что-то в новостях, слышали ерунду о костях человека-слона или о том, что он спит в барокамере, что-то вроде этого… спрашивайте меня обо всем, что хотите… И моя жена Фрэнси, которую вы оба, ребята, знаете, и правда задавала много вопросов…

Потом Майкл посмотрел на детей за столом, и сказал: «Слушайте, дети, я не хотел бы, чтобы вы рассказывали кому-либо о нашей дружбе, когда вернетесь в свои школы». Дети удивленно переглянулись, удивленно посмотрели на него и спросили: «Почему, Майкл?». А Майкл ответил: «Есть много злых людей, много людей говорят про меня плохие вещи, и я не хочу, чтобы вы попали в такое положение, что вам пришлось бы меня защищать».

И он сказал мне: «Я не хочу, чтобы им пришлось защищать меня, вступать в споры или драки, и говорить: «Нет, на самом деле Майкл хороший парень, не говорите о нем плохо».

Он был настолько заботливым, что просил детей сохранить наше счастливое время и нашу дружбу в тайне, и не говорить об этом. И он всегда был таким самоотверженным, Айк.

Айк: Это действительно нечто… Очень печально, что ему приходилось идти на такие крайности.

Часть 2.

Джей: Действительно. У него никогда не было времени для себя. Он вырос, как все знают, без детства, ты и Брюс знаете, что он работал с самого детства. У Майкла было много граней, а то, что люди видят по телевизору — это сплетни о знаменитостях. Он был также любящим отцом, и это не шутка, он был очень любящим отцом; и он был добрым, щедрым другом, это без сомнения.

И он был очень застенчивым. Когда мы впервые приехали в Неверленд, он был в темных очках и шляпе, и он стеснялся нас, видя нас второй раз в жизни. Но потом он оттаял.

Когда мы впервые приехали, он усадил нас в гольф-кар, особый гольф-кар, длинный, и повез нас катать по всему ранчо, которое было просто… Когда мы туда ехали, мы думали, что оно типа ковбойского ранчо. Как у вас в «Призрачном салуне», если бы за вашими дверями было ранчо. Грязь, загоны с лошадьми и тому подобное. Но это оказалось то, что мы сейчас видим по телевизору — аттракционы и кинотеатр, он все нам показал, и свои коллекции записей и прочего…

Но я сейчас подумал… если смогу описать… ты знаешь меня, я не мастер говорить… [Смех] э-э, спасибо, Брюс…

У него был кинотеатр, который был создан для больных детей, для неизлечимо больных детей. Это был кинотеатр, там красивые мягкие кресла, около 35-45 мест, кинотеатр в натуральную величину, проектор, как настоящем большом кинотеатре. А в задней части кинотеатра, позади сидений, были две комнаты, в которых было стекло от пола до потолка, эти комнаты снабжались кислородом, там стояли больничные кровати, большие больничные кровати, у которых поднимаются спинки.

На ранчо приезжали больные дети, с помощью фонда «Загадай желание» и подобных. Дети могли посмотреть только что выпущенные фильмы, посмотреть то, что они не смогли бы увидеть в театре, потому что в обычном кинотеатре нет кислородных подушек и прочего. Майкл вложил много денег и много труда, чтобы построить эти две комнаты для смертельно больных детей, чтобы они могли приехать на ранчо и посмотреть фильмы…

Господи, у меня так много историй, о которых никогда не пишут в газетах… Они никогда не сообщают о Майкле, его щедрости и о том, как сильно и искренно он любит детей. И, как мы говорили раньше, у него не было детства, поэтому он отчасти остался ребенком.

У него не было детства, и он завидовал детям, которые играли на улице в парке, пока он репетировал, пока он пел и тренировал свои танцевальные движения… и пока его лупил Джо… и я не хочу сказать ничего плохого… Джо был простым рабочим на сталелитейном заводе в Индиане, и он вывел своих детей из нуля до самой вершины. Они были талантливы, да, но это он покупал им инструменты, он покупал им все, что им было нужно, забыв про себя… И да, он лупил детей, и, должен признать, мои сыновья тоже несколько раз получали по заднице — это, может, неполиткорректно, зато по-армянски корректно, иногда это приходится делать!

Часть 3.

Айк: Как и весь мир, мы все так потрясены, услышав это. Это был такой шок.

Джей: Это был шок. Мы общались с Майклом несколько лет назад. Я знаю, что у него были проблемы с обезболивающими, после того, как он получил ожоги на рекламе «Пепси»… много лет он испытывал боли из-за этого. И, я думаю, он также испытывал сильную эмоциональную боль. Его беспокоило много всего, он переживал за многое, рядом с ним было мало людей, с которыми он мог бы поделиться. И он очень… не хочу сказать «восхищался», это неправильное слово… но ему очень нравилось находиться рядом с такой семьей, как наша семья, Агаджанян, где есть мама, папа и дети, которые любят повеселиться… и как мы говорим им «сядь на место» и «прекрати шуметь», просто воспитываем их… и он смеялся. Ему очень нравилось общаться с простыми людьми, потому что он был окружен либо подхалимами либо теми, кто надеялся от него что-нибудь получить. А мы не были ни нем, ни другим.

Айк: Да, точно. Вы были просто обычными людьми, и ему это нравилось.

Джей: Да, знаешь… мои дети любили кататься на лошадях. Они ездили в ковбойский лагерь, неподалеку от океана… где это было, Фрэнси? О, Калифорния, вот где был этот ковбойский лагерь. Они ездили туда каждый год. Очень любили его. Там разыгрывали ковбойскую жизнь… перестрелки на улицах… замечательный лагерь. Это было похоже на «Томбстоун», уменьшенную версию. Дети научились правильно ездить верхом, научились бросать лассо, узнали все в этой области.

Когда они приехали в Неверленд, где были лошади и конюхи, которые работали там на полную ставку, Майкл спросил детей, не хотят ли они покататься, и, конечно, они сказали «Да!». За ужином он сказал: «Просто позвоните главному конюху, скажите ему, в какое время вы хотите выехать, и он приготовит для вас лошадей».

Дети сказали: «Давайте завтра утром», и на следующее утро они туда пошли. Я, конечно, не вылез из кровати (смеется), Фрэнси пошла с детьми, договорилась с конюхами, и они пошли завтракать в главный дом. Мы жили рядом с главным домом, где жил Майкл, мы жили рядом с небольшим озером… Там очень красиво.

Я снова заснул, а через час или два кто-то постучал в дверь… У Майкла была полная организация безопасности, у него были полицейские, всюду стояли камеры безопасности, охрана могла наблюдать, на случай, если с детьми что случится, и камеры рядом с бассейном, если там вдруг будут проблемы. Полная организация безопасности. Охранники на гольф-карах, охранники в полной униформе, вся территория там просматривалась. У него была собственная пожарная служба. Свой вертолет, своя скорая помощь. У него было ВСЁ.

Безопасность и охрана там были превыше всего. И все эти сплетни… ничего подобного просто не могло там произойти, потому что… я заходил в комнату охраны — там были камеры, там были экраны, которые показывали весь Неверленд. Охрана постоянно следила за всей территорией.

Итак, дети и тренеры сели на лошадь, один тренер впереди, другой сзади, между ними мои трое детей, и они поехали на холмы… да, с ними была Фрэнси.. извини, я забыл, что ты была с детьми… И когда они поднялись в горы, там в горах вокруг этого района появляются медведи, олени и так далее. Они шли по тропе, и, очевидно, лошади почуяли запах медведя, это их напугало, и было какое-то движение в кустах, и все лошади поднялись на дыбы и развернулись и помчались на полной скорости вниз по холму обратно в свой сарай и в безопасность. Они буквально вышли из-под контроля.

Когда они добрались до равнины, Джей-Си смог успокоить свою лошадь, он был уже большим, и все дети умели ездить на лошадях, но лошади вышли из-под контроля. Дэвид, наш средний сын, он гимнаст, он спрыгнул и скатился, слегка ушибся, но все было в порядке… но наша младшая дочь, Эми, упала с лошади, упала на землю, и сильно ударилась головой и потеряла сознание. Фрэнси тоже была сброшена с лошади и лежала без сознания на земле.

Уже через пару минут там были медработники, там уже была скорая помощь, а ко мне пришел охранник — как я уже говорил, потому что я спал. И я сразу оделся. «Мистер Агаджанян, случилось происшествие, нам нужно немедленно вас забрать. Я запрыгнул в машину, поехал туда, где они были, и там были пожарные машины, и огни, и все такое. Об этом сразу позаботились, и я поехал в город с Эми.

В машине скорой помощи у Эми начались конвульсии. Я был так испуган, я боялся, что мы ее потеряем. Фрэнси была в той же машине скорой помощи, но она была почти без сознания. Ей казалось, что она в сознании, но она, конечно, не была. Мы добрались до отделения неотложной помощи, и они сказали: «Вам придется ехать в город!». Они сразу же отвезли нас в другой машине скорой помощи в больницу, которая, кажется, находилась недалеко от Санта-Барбары.

Что я хочу сказать: люди Майкла находились в той больнице с того момента, как мы были там, я молился в этой больнице, я очень волновался, что мы потеряем Эми, ей сделали сканирование мозга, была небольшая опухоль, но она была в порядке. И люди Майкла находились там все это время. Что, Фрэнси? О, у нее была трещина в черепе!

Но мы были гостями Майкла, и люди Майкла беспокоились, что мы подадим в суд на Неверленд, подадим в суд на Майкла и так далее. Один из его адвокатов позвонил нам, спросил, как у нас дела, и спросил, будем ли судиться. И, конечно, мы сказали: «Друзья не судятся с друзьями из-за несчастных случаев!». Эми потом поправилась, Майкл предоставил нам лимузин, чтобы ездить в больницу, он и сам бы приехал в больницу, но это вызвало бы слишком много суматохи.

Так что нас возили туда-сюда, на ужин обратно в дом, потом обратно больницу, Фрэнси оставалась с Эми. А Майкл в то утро уехал в город, чтобы записывать песню, но когда он услышал про Эми, он отослал всех музыкантов домой и сел в вертолет — а он не любил этого делать, он боялся летать, но он вылетел туда, и хотя он не мог поехать в больницу, он оставался в Неверленде, оставался на дежурстве, пока не узнал, что с Эми все в порядке… Это просто показывает, что он за парень.

Он остановил всю свою работу и отослал… там было, наверное, около 100 человек и музыкантов, которые записывали музыку и все такое… он отослал их домой, чтобы он мог вернуться на ранчо, потому что он услышал, что моя дочь поранилась в Неверленде. Я знаю, это многословная история, и я прошу прощения у гостей, и у тебя, и у Брюса, но я просто не могу молчать, ребята, когда я слышу … когда я слышу, как говорят о парне, который был на самом деле невинным, честным, любящим и заботливым парнем, мне просто нужно рассказать свою сторону истории.

Айк: Хорошо сказано, хорошо сказано. Мы благодарим тебя за то, что ты поделился этими историями с нами сегодня вечером.

Часть 4.

Айк: У Брюса есть вопрос: твое впечатление от того, как средства массовой информации обращались с ним последние 48-72 часа.

Джей: Трагедия! Трагедия, Брюс. Как они обращаются с ним, как обращались с ним всю его жизнь, как какое-то фрик-шоу! Я прошу всех, я прошу всех просто не делать поспешных выводов, я прошу вас не слушать сплетни, не слушать сенсации. Да, у Майкла было много граней, много сторон, и да, у него были проблемы с лекарствами, как и у многих людей в нашем обществе, но он не был монстром, он не был растлителем детей!

У меня есть куча историй, ребята, в следующий раз, когда мы увидимся, я расскажу вам истории о том, почему и как эти судебные процессы «просто ушли», и почему первый мальчик отказался выступать в суде, как хотел его отец… он отказался лгать о Майкле, он сказал отцу: «Я не могу выступать в суде! Мне все равно, сколько денег ты собираешься получить, меня не волнует создание твоей звукозаписывающей компании…» как хотел его отец «…я не могу пойти туда и лгать о Майкле…», и вот тогда их дело развалилось.

И 25 миллионов долларов для той семьи — этого никогда не было. Деньги пошли в трастовый фонд мальчика, и там было не так много денег, сумма была намного меньше, все это очень преувеличено.

Просто не делайте выводов, пока вы не попытаетесь разобраться с правдой и услышать все стороны. Сейчас я смотрел «Экстра», прежде чем позвонил на ваше шоу… они показывали те самые вещи, о которых я только что вам говорил: «Есть таинственная скрытая комната и там разложены детские игрушки…». Это просто куча вранья!

Там была комната с игрушками для больных детей, которые туда приезжали, были столы с игрушками, с которыми можно было играть, была комната для рукоделия. И другая комната — это комната, в которую можно просто подняться на второй этаж дома! Эта вторая комната, о которой я только что сказал — это была его личная спальня, куда он уходил, если дети хотели устроить ночевку внизу — он уходил и спал в своей другой комнате. Он отдавал им свою кровать. Он приглашал детей, но его самого там не было! Он за этим следил.

Все это просто извращено, и я просто прошу всех, пожалуйста, не слушайте ложь, не слушайте сплетни, не слушайте выдумки. Хотя я понимаю, что вам трудно понять и выяснить, где ложь, а где правда… Но, как я уже сказал, мы с Фрэнси смотрим телепередачи, и они берут то, что я только что вам рассказал, и выкручивают это, подают так, что это звучит странно и зловеще. А это просто не так! И у этого всего есть причина.

Айк: Да, и есть много сплетен… Знаешь, я заметил, в последнее время он был таким хрупким, он выглядел, будто в нем чуть более 100 фунтов или около того…

Джей: Да, это правда. Он никогда не был большим парнем. Он всегда был худым. Я думаю, тут пара причин… Прежде всего, он был вегетарианцем, он очень заботился о своем здоровье. Он медитировал. Он делал упражнения. Он делал большую работу и старался держать свой вес, чтобы он мог танцевать, он делал много всего, старался быть как можно лучше. И, может быть, ближе к концу он не был здоров, и, может, были какие-то заболевания, которые не были обнаружены. Он всегда был очень худым, но это вышло из-под контроля.

Айк: Так ты говоришь, он был вегетарианцем? Что вы ели, когда были там?

Джей: Повтори? Извини.

Айк: Ты сказал, он был вегетарианцем.

Джей: Он ел все то же, что любят дети, от хот-догов до гамбургеров, стейков и так далее. В Неверленде не было никакого алкоголя, когда я был там. Я знаю, кто-то говорил, что под игровой комнатой был винный погреб с очень замечательными винами и прочим. Возможно, он держал это для особых гостей. Но пока мы были в Неверленде, алкоголь не был доступен никому. И не важно, взрослые, дети или кто-то еще. Никакой выпивки, алкоголя не было. У него было два повара, два замечательных, сказочных повара, и они готовили для Майкла, они знали, что он любит, и поэтому он ел индийскую еду, он ел много вегетарианской еды… и Фрэнси сейчас напомнила мне… когда мы ели хот-доги, для него готовили хот-дог из тофу или типа того, что выглядело как хот-дог, и на вкус было как хот-дог, но было из чего-то, что соответствовало его диете.

И именно поэтому трудно понять… парень так заботился о своем здоровье и своей форме. Но не забывайте, ему было 50 лет! Он выглядел очень молодо, но ему было 50 лет, и он все еще танцевал, как 20-летний. И это видно, когда показывают репетиции для лондонского тура, которые проводились здесь, в «Стейплз-центре» в Лос-Анджелесе.

Айк: Джей, я не хочу тебя прерывать, нам нужно двигаться дальше, но хочу поблагодарить тебя за то, что ты поделился этими историями с нами.

Джей: Конечно, всегда пожалуйста, и я скажу вам, что, ваше шоу — единственное, которое услышит обо всем этом от меня. Я уже отказался от других интервью, и я хотел, чтобы ты, и Брюс и ваши слушатели по всему миру услышали эту информацию от кого-то, кто был там и видел все своими глазами, и я скажу: «Враньё!» всем людям, которые говорят плохие вещи. Да, у него были трудные времена в других областях его жизни, но он был добрым, щедрым джентльменом, и именно таким его следует помнить.

Айк: Хорошо сказано. Большое спасибо, Джей!

Женщина: Я знаю, что люди много всякого говорили о мистере Джексоне за эти годы, но сейчас я считаю, самое важное это то, что трое детей потеряли отца. И это самое главное. И все мы, кто является родителем, понимаем, что это самое главное. Трое детей потеряли своего отца.

Джей: Абсолютно. Да благословит вас Бог, это правда, и пусть это не будет забыто среди всего этого сумасшествия.

Айк: Большое спасибо, Джей!

Джей: Спасибо всем в «призрачном салуне»! Мы любим вас, ребята! Желаем вам всего наилучшего!

Айк: Люблю тебя тоже!

Источник.

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: