Дайан Даймонд, глава 14: «Декабрь 1993 г».

В четырнадцатой главе у Даймонд так много ее собственного вранья, вранья Снеддона и манипуляции фактами, и так много обманных причин, которыми они оправдывают то или иное событие, что я просто не могу выпускать в мир эту главу, не комментируя почти каждое слово. Я понимаю, что это затруднит чтение, но что поделать… Я даже думала, что может сначала дать главу с комментариями, а ниже дать главу целиком, чтобы легче было ее прочитать… Но у меня не поднимается рука так сделать — я не хочу печатать эту отраву такой, какая он есть, без «противоядия».

Ниже следует перевод всей главы. Пропускаю только один абзац в самом начале — о том, как Майкл вернулся в США 10 декабря 1993 г, прилетев на частном самолете в город Билинг, Монтана, а затем перелетел оттуда в Санта-Барбару — и в середине пропускаю полный текст видеообращения Майкла, который можно прочитать здесь.

Поскольку моих комментариев больше, чем текста Даймонд, то текст главы пишу курсивом, а мой комментарий — обычным шрифтом, чтобы легче было читать:

__________________

Глава 14. Декабрь 1993 г.

«…прилетел…

Когда самолет приземлился, Майкл Джексон знал, что полиция желает его видеть — и скоро. Спустя десять дней, 20 декабря, прокурор округа Санта-Барбара Том Снеддон и его команда были у порога Джексона в Неверленде, чтобы исполнить полицейский ордер, дающий им разрешение фотографировать гениталии суперзвезды.

__________________

Вместо того, чтобы написать просто «ордер на личный досмотр», Даймонд смакует скабрезности, а, главное, она уверена, что ее читателям это понравится.

__________________

Снеддон, который для поездки на ранчо заказал лимузин с тонированными окнами, чтобы прибыть незамеченными, позже подробно изложил в своем заявлении (declaration) свою версию произошедшего на ранчо в тот день.

__________________

Для того, чтобы полиции прибыть незамеченными, непременно нужен лимузин, как же иначе. И да, Даймонд, здесь ты совершенно права: Снеддон излагает в отчете не факты, а СВОЮ версию.

Далее она цитирует declaration Снеддона:

__________________

«Почти с самого момента нашего прибытия, адвокаты мистера Джексона начали пересматривать условия, с которыми Майкл Джексон изначально согласился. Они запросили: выбор места проведения досмотра; присутствие их доктора; присутствие их собственного фотографа; исключение каких-либо следователей-женщин не только при досмотре, но также вообще на ранчо; ограничение до одного детектива и не из Департамента полиции Лос-Анджелеса; строгую секретность, что в свете последующего видео-заявления мистера Джексона делает это требование особенно сумасбродным».

__________________

Майкл Джексон изначально согласился на досмотр ТЕЛА, а ты, собака, притащил ордер на досмотр и фотографирование ИНТИМНЫХ частей тела — это совсем другое дело, и тебе это прекрасно известно. Соответственно, и условия должны быть другими, и не по прихоти Майкла или его адвокатов, а ПО ЗАКОНУ.

И потом, если адвокаты требовали нарушить какой-либо законный порядок дела — так и сказал бы. Однако тебе нечего было сказать по этому поводу, верно? А поскольку ты, Снеддон, СОГЛАСИЛСЯ на эти новые условия, значит, они были в рамках закона — так почему бы им тогда не требовать то, что положено по закону? И в свете того, что ты СОГЛАСИЛСЯ на эти условия, слова «они начали пересматривать условия» выглядят просто нытьем и жалобами по пустякам.

И чего же такого особенного они «запросили»?

1) «выбор места проведения досмотра» — это вообще ни о чем: договоренность, что дело будет происходить на ранчо, УЖЕ БЫЛА ЗАРАНЕЕ. А в каком именно помещении на ранчо это будет происходить, тебе явно не было никакой разницы. Адвокаты просто предложили проводить это в здании охраны — и вот ЭТО Снеддон и называет «их запросами».

2) «присутствие их доктора и собственного фотографа» — закон это запрещает? Явно нет, поскольку Снеддон СОГЛАСИЛСЯ, и в своем отчете не пишет, что это было против правил. Так что нечего ныть.

3) «исключение каких-либо следователей-женщин не только при досмотре…». Законы об интимном досмотре в США очень мутные, но присутствие при этом лиц противоположного пола — это как раз-таки буквально единственное, что ЗАКОН четко и конкретно ЗАПРЕЩАЕТ. Но Снеддон имеет наглость писать об этом так, словно это какое-то неслыханное требование.

4) «исключение каких-либо следователей-женщин не только при досмотре, но также вообще на ранчо» — если женщины не должны присутствовать при досмотре, то на фига они тебе нужны были на ранчо?

5) «ограничение до одного детектива и НЕ из Департамента полиции Лос-Анджелеса» — вот это я не знаю почему. Почему они были против ЛАПД (если Снеддон не врет?), непонятно. Явно причина имелась. Тем не менее, Снеддону это не помешало привезти на ранчо двух детективов: одного из Санта-Барбары, одного из Лос-Анджелеса.

6) «строгую секретность…» — ну а ты, Снеддон, конечно же, хотел растрепать всему миру, что едешь интимно досматривать САМОГО Майкла Джексона — «…что в свете последующего видео-заявления … делает это требование особенно сумасбродным (whimsical)». Тебе, Снеддон, какое дело до его видео-заявления? Это ЕГО личные гениталии, и он может делать с ними, что хочет. Это ТЕБЕ, Снеддон, не позволено было трепаться о том, что ты их досматривал. А сам Майкл мог рассказывать о собственном теле, и о том, что с его телом делали, сколько он пожелает и кому пожелает.

Дальше пишет сама Даймонд:

__________________

Окружной прокурор имел в виду публичное заявление, которое Джексон сделает через несколько дней после того, как полиция приедет к нему домой, чтобы провести личный досмотр. Была также договоренность, что будут присутствовать детективы из Санта-Барбары и Лос-Анджелеса, поскольку существовала «законная обеспокоенность правоохранительных органов, что в случае проведения судебного разбирательства место проведения любого такого судебного разбирательства… пока неизвестно, и каждому из агентств потребуется детектив, который лично наблюдал за тем, что происходило» во время досмотра. Но в своем заявлении Снеддон также объяснил, что его офис пошел на компромисс, позволив проводить досмотр без двух детективов, которые сопровождали его на ранчо в тот день.

__________________

«пошел на компромисс» — ах, боже мой, какие жертвы!.. Враньё!

Я пыталась отыскать законы Калифорнии об интимном досмотре, но, похоже, ЕДИНСТВЕННЫЙ существующий закон касается досмотра АРЕСТОВАННЫХ И ЗАКЛЮЧЕННЫХ — вот этот: Статья уголовного кодекса 4030. То есть, интимный досмотр людей, которым не предъявлены официальные обвинения, закон, видимо, даже не предусматривает — потому что его ограничения предусматриваются Конституцией США (о чем мы поговорим в другой раз).

И вот в этой статье 4030, про досмотр (заметьте, арестованных и заключенных) написано:

«(l) Все личные досмотры, визуальные и другие и досмотр полостей тела, должны проводиться в закрытом помещении, так чтобы досмотр НЕ МОГЛИ наблюдать лица, НЕ УЧАСТВУЮЩИЕ в досмотре. Лица считаются участвующими в досмотре, ЕСЛИ их официальные обязанности, связанные С ПРОЦЕДУРОЙ досмотра, ТРЕБУЮТ их присутствия во время проведения досмотра».

Детективы Снеддона собирались лишь «наблюдать» за ходом проведения досмотра, а не участвовать. Поэтому закон исключает их присутствие. Видимо, именно ПОЭТОМУ фотограф Снеддона приехал с допотопным оборудованием, и в своем отчете так расписывал необходимость ДВУХ ПОМОЩНИКОВ — чтобы Снеддон мог сказать, что официальные обязанности двух детективов были связаны с процедурой и требовали их присутствия во время досмотра.

__________________

…Он подчеркнул то, как Майкл Джексон затягивал и прерывал процедуру своим несотрудничающим поведением.

__________________

Они приехали к воротам ранчо без пятнадцати пять вечера, а в семь они уже уехали. Не так уж и долго ждали, нытики. И позже мы увидим, ЧТО ИМЕННО Снеддон называет «несотрудничающим поведением».

__________________

И он сделал запись того факта, что его команде не позволили сделать все фотографии, которые приказал Высший суд.

__________________

Обратим внимание на то, как Снеддон сам «сделал запись того факта, что его команде не позволили сделать все фотографии». А именно: они не сделали фотографий гениталий крупным планом. Что означает, что у Снеддона попросту не было материала для сравнения с описанием конкретных пятен, которое (якобы) дал Джорди Чандлер.

«приказал Высший суд» — тоже хитрая формулировка. Не САМ Высший суд решил и повелел проводить досмотр. Судья Слейтер лишь поставил подпись под написанным Деборой Линден заявлением на выписку ордера.

Даймонд снова цитирует Снеддона:

__________________

«Некоторые фотографии были сделаны, но другие, санкционированные судом, не были. Мистер Джексон отказался выполнить часть ордера, касающуюся фотографирования «всего тела». Вместо того, чтобы заставить Майкла Джексона соблюдать условия, которые он согласовал, мы снова попытались пойти на компромисс, чтобы пойти ему навстречу».

__________________

Снова «ути-пути какие жертвы». Если у тебя, Снеддон была возможность и необходимость заставить его исполнить ордер, но ты не сумел этого сделать, то это твой личный профессиональный провал. Не справился — так и пиши. А не сваливай на то, что мол подозреваемый сопротивлялся.

Конечно, подозреваемый будет сопротивляться, ты что, первый день в полиции? Виновный — потому что не желает показывать лишнего, а невиновный — потому что он, елки-палки, НЕВИНОВНЫЙ! И полицейскому чину жаловаться в своем официальном отчете «ах, как ему трудно было сладить с подозреваемым», ну как-то не к лицу.

Снеддон дальше:

__________________

За этим последовал почти постоянный и непрерывный процесс переговоров, в результате которого мы согласились исключить нашего фотографа, и позволить их фотографу использовать нашу камеру, чтобы сделать оставшиеся несколько фотографий, требуемых ордером на досмотр. Майкл Джексон в конечном итоге отказался даже от этого компромисса.

__________________

Согласно полицейскому отчету в первой главе у Даймонд, они начали досмотр в 18:04, а «приблизительно в 19:00 часов мы уехали с ранчо…». За эти 56 минут они успели: пофотографировать, Майкл успел немного поскандалить, затем фотограф пошел отчитываться Снеддону, Снеддон велел делать еще фото и указал какие именно, Майкл ушел, Майкла вернули — и вот только после этого начался «постоянный и непрерывный процесс переговоров», который, судя по хронометражу длился от силы десять минут.

Здесь Снеддон вроде как отвечает на наш вопрос из прошлого поста — каким образом получилось так, что дополнительные фотографии не делались? Снеддон уверяет нас, что «Майкл Джексон в конечном итоге отказался даже от этого компромисса» — но, позвольте, ведь этот отчет Снеддон, по идее, пишет сразу же после досмотра, который был 20 декабря? Он же пишет отчет о проделанной работе? А Майкл 22 декабря в видеообращении фактически пообещал ВСЕМУ МИРУ сделать эти фотографии, и никто не заставлял его это обещать.

И потом, как это Снеддон УЖЕ (заранее?) пишет в своем отчете, что Майкл «отказался», если в следующем абзаце Снеддон пишет то, о чем они все-таки ДОГОВОРИЛИСЬ:

__________________

Мы заключили (еще одно) соглашение с его адвокатами следующим образом:

— мистер Джексон согласится сделать оставшиеся несколько фотографий в кабинете его врача в течение следующих 30 дней,

— фотографии будут сделаны его фотографом в присутствии его доктора и нашего доктора. Сотрудники правоохранительных органов не будут присутствовать. Непроявленная пленка будет передан правоохранительным органам в надежном месте». *

________________

Звездочку поставила здесь Дайан Даймонд, и в самом конце главы под этой звездочкой она «дает объяснение» тому, почему эти фотографии так и не были сделаны.

Дальше пишет сама Даймонд:

_________________

После того, как в тот день был исполнен ордер на досмотр, во время совещания в окружной прокуратуре Санта-Барбары, дерматолог доктор Стрик сказал детективам Рассу Бирчиму и Фредерико Сикарду, что после того, как они вышли из комнаты, личный врач Майкла Джексона, Доктор Дэвид Форекаст обозвал их «жлобами», которые просто хотят «досадить ему, расстроить его и поиграть на его нервах». Хотя доктор Стрик сказал, что, по-видимому, доктор Форекаст просто пытался этими замечаниями успокоить Джексона, он лично счел эти комментарии невероятно неуместными в данных обстоятельствах. Доктор Стрик также сообщил, что во время фотографирования Джексон постоянно отказывался от сотрудничества, задавая вопросы типа: «Что вы пытаетесь делать? Я говорил, что у меня витилиго, ну и что? Что вам еще нужно? Зачем вам нужно меня осматривать? Зачем вам осматривать мой пенис? У меня витилиго, ну и что?».

_______________

Значит, после того, как полицейские уехали с ранчо в семь вечера, они приехали в окружную прокуратуру Санта-Барбары и устроили там совещание.

И все, что Даймонд может рассказать нам об этом совещании, это то, как Стрик ябедничал, что Форекаст обзывался на детективов, и что Майкл, редиска такая, посмел задавать какие-то вопросы… А ЧТО ИМЕННО ВЫЯВИЛ досмотр доктора Стрика, этого они не обсуждали? Обсуждали, конечно, только Даймонд в этом плане похвастаться нечем, и поэтому рассказать она может только про то, как Стрик ябедничал. Прямо детский садик, а не совещание в прокуратуре.

И перечитайте внимательно вопросы Майкла: «Что вы пытаетесь делать? Я говорил, что у меня витилиго, ну и что? Что вам еще нужно? Зачем вам нужно меня осматривать? Зачем вам осматривать мой пенис? У меня витилиго, ну и что?»… «Зачем? Зачем? «Зачем?» — совершенно очевидно, что человек реально не в курсе, ДЛЯ ЧЕГО они его осматривают. Он не знал про описание Джорди!

А поскольку он не знал про описание Джорди, он не мог знать и про интимный досмотр.

Доктор Стрик не знал, что Майкл этого не знает! И, возможно, на момент досмотра даже доктор Стрик не знал, ДЛЯ ЧЕГО ИМЕННО он его досматривает — есть более позднее интервью с доктором Стриком, в котором Стрик говорит: «мне (потом) сказали, что описание совпало». Ему «сказали». То есть, он никогда не видел описания Джорди, хотя он был нанят прокуратурой как медицинский эксперт, и это именно он, по идее, должен был проводить сравнение. Но он сравнения не проводил, только досмотр.

Вопросы Майкла доктор Стрик посчитал риторическими, как просто «жалобы и возражения». Но ТАК не возражают, ТАК спрашивают и ждут ответа! А поскольку ему не отвечают, Майкл спрашивает снова и снова!

В первой главе фотограф тоже пишет в отчете, что Майкл сопротивлялся, задавая вопросы «почему и зачем». Им явно больше нечего было сказать о «сопротивлении Майкла», кроме этих вопросов. И вот эти вопросы Майкла Снеддон и называет «несотрудничающим поведением».

Даймонд продолжает:

_______________

По иронии, несмотря на все обширные меры, принятые для обеспечения конфиденциальности Майкла Джексона во время исполнения ордера на личный досмотр 20 декабря, именно сам Джексон всего два дня спустя рассказал всему миру об этом. 22 декабря 1993 года артист выкупил спутниковое время, чтобы представить свои первые публичные комментарии о том, что происходило в его жизни. Выступая со своего ранчо, Джексон появился перед камерой в красной рубашке и полном гриме, включая невероятно длинные накладные ресницы, и обратился к публике: <<далее цитируется видеообращение целиком>>.

_______________

Какие «обширные меры»? О чем это она? О лимузине для полицейских? И о том, что Снеддону велели не распускать язык, что он проводит такой досмотр? Хотя в ноябре полиция уже и так слила прессе инфу, что собирается проводить этот досмотр… Обширные меры, ага…

А по поводу «иронии», повторю еще раз: ЕГО ТЕЛО — ЕГО ДЕЛО! Хочет, и рассказывает. Ты, Даймонд, не видишь разницы между тем, что человек рассказывает о своем теле САМ, и тем, что о его теле рассказывал бы ПРОКУРОР (т.е. ОБВИНИТЕЛЬ)?

Даймонд продолжает:

______________ 

За менее чем пять минут Джексон пять раз заявил о своей невиновности и внушил телезрителям четкое впечатление, что он полностью сотрудничал с властями и что они превратили его в жертву недостойного обращения и унижения. 

______________

Целых пять раз заявил о своей невиновности, ишь, негодяй какой…

И теперь Даймонд «внушает своим читателям четкое впечатление», будто бы Майкл лгал, когда говорил, что «они превратили его в жертву недостойного обращения и унижения». Да еще и выделяет курсивом слова «они» и «его» — как будто на самом деле это не они его унизили, а наоборот, он их.

Не ты ли сама, Даймонд, первым предложением в своей первой главе написала: «Это, должно быть, был самый необычайно унизительный день в жизни Майкла Джексона»? С чего бы он был тогда «самым необычайно унизительным», если ОНИ ЕГО не унизили?

Насчет того, что он «полностью сотрудничал с властями». Да, он полностью сотрудничал, в чем проблема? Они сделали фото общим планом, а по поводу фотографий гениталий вблизи и крупным планом договорились делать это в кабинете врача — В КАБИНЕТЕ ВРАЧА ЭТО И ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ ПО ЗАКОНУ.

Часть фото сделали? Сделали. О второй части договорились? Договорились. И в своем видеообращении Майкл обещает перед всем миром сделать эту вторую часть.

Так в чем же «несотрудничество»? В том, что он при этом не плясал от радости?

Даймонд пишет дальше:

_____________

Интересно отметить, что Майкл Джексон никогда не предлагал пройти тест на детекторе лжи, чтобы доказать свою невиновность и убедить полицию, что это всего лишь большое недоразумение.

_____________

А это обязанность подозреваемого — предлагать полиции методы расследования?

И что, так можно было? Почему же тогда полиция ему этого не предложила? Быстренько определили бы детектором его вину, да и дело с концом… А то потратили больше 2 миллионов баксов на 13-месячное расследование, допросили зачем-то 400 свидетелей, а ведь так просто все решалось — детектором. Эх, жалко полиция не спросила совета у Даймонд, сэкономили бы столько времени и денег.

Может, полиция не предложила ему этого потому, что результаты детектора лжи не имеют никакого веса ни при расследовании, ни в суде? В США вину подозреваемого решают присяжные, и это известно каждому школьнику.

______________

Вопреки утверждению Джексона, власти не смотрели, имелось ли у него витилиго как таковое, они смотрели, соответствовало ли очень конкретное описание Джордана…

_____________

Да, Дайан, власти смотрели это. Только тебе прекрасно известно, что Майкла об этом НИКТО НЕ УВЕДОМИЛ.

Тебе это прекрасно известно, потому что у тебя на руках имелся аффидевит Линден (копию которого ты продала сайту «Смокинг ган» в начале того же года, когда и выпустила свою книгу — 2005), и в котором было написано то же самое, что и в ордере на досмотр:

«Чтобы осмотреть и сфотографировать полностью тело Майкла Джексона, включая его пенис, анус, бедра, ягодицы и любую другую часть его тела. Чтобы осмотреть Джексона и проверить его чтобы определить посредством мнения медицинского специалиста в дерматологии существование какого-либо кожного заболевания включая витилиго или другую депигментацию или физическое состояние кожи…» (текст из книги Гутьерреса).

Майкл 22 декабря 1993 года говорит в своем видеообращении то же самое:

«… искали нарушения цвета кожи, пятна, отметины или любые другие доказательства наличия у меня болезни кожи витилиго… … оказывать их доктору всяческое содействие в осмотре, чтобы помочь ему установить состояние моей кожи и факт наличия у меня витилиго…».

И Майкл, конечно же, не цитирует книгу Гутьерреса, которая появится только два года спустя — он цитирует слова из полицейского ордера, повторяющие слова из этого самого заявления Линден.

Даймонд продолжает:

_____________

…они смотрели, соответствовало действительности очень конкретное описание Джордана Чандлера о том, где расположены «крапчатые розовые пятна» на мошонке и ягодицах Джексона.

_____________

Спасибо за факты, Дайан.

Значит, Джордан Чандлер дал только ОПИСАНИЕ, верно? Я так и думала — что это было ОПИСАНИЕ, а не рисунок. И что идея о рисунке возникла только в 1994 году, после того, как 9 мая 1994 года Гутьеррес с экрана ТВ помахал перед изумленным взглядом Снеддона своей «салфеткой». До этого времени НИКТО и никогда не упоминал о рисунке.

И значит, Джордан говорил только о пятнах на мошонке и ягодицах, верно, Дайан? Точно так, как это написано на салфетке Гутьерреса.

И пятна были ««крапчатые розовые», верно? Видимо ты цитируешь точные слова Джордана, раз взяла их в кавычки. Эван тоже написал на салфетке «розовые». Эван даже сначала написал «белые», потом зачеркнул и приписал: «не белые, а розовые» — потому что в столь нежном месте обесцвеченные пятна не могут быть белыми, там слишком тонкая кожа, и кровеносные сосуды расположены слишком близко к поверхности.

"PINK WHITE (зачеркнуто) NOT WHITE BUT PINK / BROWN
«PINK WHITE (зачеркнуто) NOT WHITE BUT PINK / BROWN

На салфетке Эвана написано: «розовые белые не белые а розовые/коричневые».

Дальше Даймонд пишет:

_____________

Они также хотели увидеть, действительно ли было темное пятно у основания пениса Джексона — из-под низу — там, где его не было бы видно, если, скажем, Джорди Чандлер просто переодевался вместе с ним в раздевалке. Это могло бы подтвердить или опровергнуть утверждение Чандлера о том, что он часто видел Джексона обнаженным и возбужденным.

_____________

О «пятне» они узнали только во время досмотра. Даймонд пишет книгу в 2005 году, и, естественно, уже знает о пятне от Снеддона.

Во-первых, никакого пятна не упомянуто на «салфетке Эвана».

Во-вторых, если бы описание Джорди состояло в том, что: «было пятно из-под низу на основании пениса, а также розовые пятна на ягодицах и мошонке», то они (Даймонд, Снеддон и др.) начинали бы свои рассказы именно с этого конкретного пятна — ведь это важнее? И более убедительное? И вообще, если есть такое пятно, то черт с ними, с ягодицами, верно? Но они всегда начинают с расплывчатого «обесцвечивания» и «розовых пятен», а о пятне всегда как-то подозрительно в конце…

(но это требует отдельного доказательства, и я до этого еще доберусь)

_____________

Что касается его заявления о том, что «если я должен вынести это, чтобы доказать свою невиновность, — так тому и быть», то менее чем через месяц после данного публичного заявления адвокаты Джексона ходатайствовали перед судом о возвращении «его собственности» -— чтобы фотографии этого органа были ему возвращены…

_____________

Это называется «в огороде бузина, в Киеве дядька». Второй несостоявшийся досмотр ВААЩЕ ну совсем никак и абсолютно не связан со спорами о возвращении фотографий — даже чисто логически.

И это было не «меньше, чем через месяц», а спустя ДВА месяца — в феврале (об этом будет отдельный пост).

А вот «меньше, чем через месяц» адвокат Джордана Чандлера САМ ходатайствовал о том, чтобы фотографии были удалены из материалов дела. Об этом уже 5 января написала газета «ЛА Таймс», а через несколько дней после этого Снеддон ходатайствовал о том, чтобы ему позволили ЕЩЕ РАЗ изъять медицинские записи Джексона — потому что он искал инфу о том, не изменил ли Джексон вид своих гениталий. Но Снеддону этого (изъять новые меддокументы) судья не позволил.

Об этом Даймонд нам, конечно, не расскажет.

Дальше она пишет о том, как адвокаты Джексона требовали вернуть фотографии (начали в феврале 1994 и продолжали до лета 2005 — но им их так и не вернули):

_____________

Его адвокаты утверждали, что досмотр «не имел достаточных оснований и являлся необоснованным вторжением в личную жизнь». По завершении уголовного процесса летом 2005 года команда Джексона снова просила суд предоставить эти фотографии. Запрос был снова отклонен, и на момент написания этой книги стопка фотографий, по приказу суда, все еще остается под замком.

______________

Глава 14 на этом заканчивается.

А в конце Даймонд дает ссылку под звездочкой*, которой ранее она отметила абзац о договоренности на второй досмотр:

______________

* Больше фотографий не было сделано, потому что спустя чуть более месяца семья Чандлер подписала мировое соглашение, и вероятность уголовного суда была поставлена под вопрос.

_______________

Семья Чандлер подписала мировое соглашение ПО ГРАЖДАНСКОМУ ДЕЛУ. Снеддон вел УГОЛОВНОЕ ДЕЛО. Так что мировое соглашение никак не могло остановить Снеддона — это было бы равнозначно тому, как если бы преступник убил человека, и уголовное расследование было прекращено только потому, что преступник оплатил родне случайно разбитые им в доме  китайские вазы.

И Джордан не отказывался сотрудничать до июля 1994 г, по словам самих прокуроров, так что никакое соглашение в январе им не могло помешать заставить Джексона сделать эти фото.

Но дело даже не в этом.

Ранее, в тексте под этой звездочкой, Даймонд цитировала отчет Снеддона:

«Мы заключили (еще одно) соглашение с его адвокатами следующим образом:

— мистер Джексон согласится сделать оставшиеся несколько фотографий в кабинете его врача в течение следующих 30 дней…»

«Еще одно» — это поставила в скобки сама Даймонд, как бы намекая, что вот на что бедным прокурорам приходилось идти.

Внимание: «в течение следующих 30 дней»! Срок в 30 дней после 20 декабря 1993 года означал: до 19 января 1994 года включительно. А мировое соглашение было подписано 25 января 1994 года. Так что даже чисто по датам это не имело отношения одно к другому.

Почему до 19 января 1994 года Снеддон не потребовал этих фотографий? Этого нам, конечно, Дайан не расскажет.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: