Проект «М» для Майкла Джексона.

Проект «М» для Майкла Джексона. Могущественные игроки Голливуда.

Когда вы сталкиваетесь с одними и теми же людьми снова и снова  в самых неожиданных местах, вы реагируете на этот удивительный факт, говоря: «Как тесен мир!».

Если мир тесен, то высший эшелон голливудских руководителей должен быть самым крошечным местом, потому что там вы постоянно натыкаетесь на одну и ту же горстку людей, которые переходят из одной киностудии в другую, занимают должности друг друга, уходят и возвращаются, воссоединяются и расходятся, и многое другое.



Ну, по крайней мере, так было в 1980-90-е годы, когда Майкл Джексон пытался начать кинокарьеру в Голливуде. Работать в кино было мечтой Майкла на протяженни всей жизни. И это было своего рода страстью, поскольку он думал, что не его концерты или даже записи, но только фильмы могут обеспечить ему прочное место в памяти людей.

Стив Кноппер, редактор Rolling Stone, пишет об этом в своей книге «MJ: гений Майкла Джексона»:



«Он восхищался карьерой Элвиса Пресли и он чувствовал, что его карьера должна быть смоделирована иначе» — говорит Расти Леморанд, который написал и спродюсировал Captain EO  и тесно сотрудничал с Майклом в кинопроектах в начале девяностых. «Он чувствовал, что Элвиса Пресли больше помнят по его фильмам, чем из-за его выступлений.»

Расти Леморанд говорит:

Раньше он говорил о карьере Элвиса Пресли «Если бы он не снялся в этих фильмах, его бы так не помнили.» Он очень хотел сделать карьеру в кино.



И Майкл был прав — видео, которые он создал для своих песен действительно являются захватывающим визуальным наследием. Без них большая часть его обаяния и феноменального танца была бы потеряна. Теперь я действительно понимаю, почему он создал новый жанр видео с собственным сюжетом и почему он настоял называть их короткометражными фильмами — все это возникло из его стремления к свойствам, характерным чертам художественного фильма, и это лучшая идея, которую можно было придумать.  Его видео были своего рода тизерами к фильмам, которые никогда не были сняты, и теперь мы можем только представить, каким мог бы быть его фильм «Тутанхамон», если бы сняли его, а не клип «Remember the Time», например.

Живые музыкальные фильмы, несомненно, были самой желанной мечтой Майкла, и чтобы понять, почему эта мечта никогда не сбывалась, нам нужно посмотреть на горстку мощных игроков, которые населяли крошечный мир голливудских руководителей еще в 80-х и 90-х годах.

Его связь с некоторыми из этих людей многое объяснит в судьбе Майкла Джексона – даже в том, что касается ложных обвинений против него.


МУЧИТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС


Первоначально мой интерес к топовым руководителям Голливуда был вызван книгой Дарлин Кравиотто и ее тупым изображением руководителей Disney в качестве ангелов, которые желали только лучшего для Майкла Джексона, изображением Стивена Спилберга плохим парнем, который испортил их прекрасный проект «Питер Пэн» для MJ, её изображением Джона Питерса из Columbia/Sony как неудобство для Майкла Джексона и о том, как тот хотел переманить его в конкурирующий фильм «Пиноккио», который хотел создать Фрэнсис Коппола в Columbia.

Что-то было совершенно неправильно  в этой черно-белой картине, и в предыдущих постах мы рассматривали уже многочисленные искажения фактов от Кравиотто.
Её лживая история о том, как «Пиноккио» планировался в Columbia, а в это время Disney якобы хотел заполучить Майкла для своего проекта «Питер Пэн», кажется глупой и заставила меня задаться вопросом — почему, для начала,  она солгала про Columbia?

Дело в том, что проект «Пиноккио» действительно существовал, но он был начат в Warner Bros. и оставался там три года, пока отчаянный Коппола не отправил его в Columbia Pictures. Но это произошло только в 1994 году, и этот год был уже далеко за пределами временных рамок повествования Кравиотто, которая описывает период февраля-июня 1990 года, — так почему Кравиотто изменила все даты и построила свою историю вокруг Columbia, а не Warner Bros. где проект действительно начался?

Ложь выглядела глупо, и на самом деле ее абсурдность заинтриговала меня больше всего – дьявол всегда прячется в деталях, и нежелание Кравиотто говорить простую правду, должно быть, имело причину.

Когда пазл не складывается, это часто является решающим знаком, и в этом случае неподходящая деталь может быть прикрытием для некой игры власти вокруг имени Майкла Джексона.


И эта игра власти могла невольно раскрыть личность спонсора и вдохновляющую силу книги Кравиотто и, следовательно, указать на того, кто поощрял ее делать внезапные утверждения о Майкле в самом конце книги, несмотря на мирный поток всего ее предыдущего повествования.

К настоящему времени абсолютно ясно, что размазывание Джексона и навешивание на него ужасного ярлыка были на самом деле всей идеей этой книги.

Итак, как только вы узнаете этого вдохновителя, вы также узнаете, кто организовал всю клевету вокруг Джексона и кто не может оставить его в покое даже после его смерти.

Другими словами, детали стоило изучить подробно, и вот, что я обнаружила:




БОЛЬШАЯ ШЕСТЕРКА


Удивительно, но в американском кинематографе доминируют всего шесть киностудий, известных под названием «большая шестерка». Википедия описывает их следующим образом:


«Большая шестёрка», чья деятельность базируются в районе Лос-Анджелеса в Голливуде и в окрестностях, сосредоточены в киностудиях, действующих со времен Золотого Века Голливуда 1930-х и 1940-х годов.

20th Century FoxWarner Bros. и Paramount Pictures — входили в «Большую пятёрку» в то время. Columbia Pictures и Universal Pictures — тоже считались крупными, но были другого уровня, они входили в «Маленькую тройку».

Walt Disney Studio была независимой производственной компанией во время золотого века; это была важная голливудская организация, но не крупная.  Metro-Goldwyn-Mayer, RKO и United Artists были крупными студиями Золотого Века, которые выживают сейчас только как относительно небольшие независимые компании или как бренд.

 Сегодня Disney является единственным членом Большой шестерки, чья головная компания все еще находится недалеко от Лос-Анджелеса. Остальные пять представлены конгломератами, соответственно, со штаб-квартирами в Нью-Йорке, Филадельфии и Токио.




Студии Большой шестерки занимаются не только производством фильмов, но и их основной работой в настоящее время — они являются дистрибьютерами фильмов, сделанных другими независимыми компаниями («инди»).   Влияние Большой шестерки в распространении фильмов настолько велика, что если инди хотят, чтобы их фильмы достигли широкой аудитории, они должны распространяться одним из способов Большое шестерки.



Большая шестерка крупных студий сегодня—это, прежде всего, спонсоры и дистрибьюторы фильмов, фактическим производством которых в основном занимаются независимые компании-специализированные подразделения часто просто приобретают права на распространение картин, в которых студия ранее не участвовала. Деятельность [большой шестерки] в большей степени сосредоточена в области развития, финансирования, маркетинга и мерчандайзинга.

Сегодня  Большая шестерка по заведенному порядку распределяет сотни пленок ежегодно на всех значимых международных рынках. Фильму невозможно достичь широкой международной аудитории на нескольких континентах, если дистрибьютером не выступает  одна из студий Большой шестерки.




Все вышеперечисленное, должно быть, поднимает топ-менеджеров  Большой шестерки на позицию не менее, чем богов кино. Наличие связей с ними должно рассматриваться как билет в рай или, по крайней мере, огромный шаг на пути к успеху.



Неудивительно, что Майкл Джексон был так увлечен проектом Диснея «Питер Пэн», он  не рассматривался им как обман.
По словам Кравиотто, этот так называемый Проект «М»  был инициирован самим Джеффри Катценбергом, который был главой студии Disney, и  великим Стивеном Спилбергом, будущим режиссером фильма, поэтому с самого начала и до конца проект звучал для Майкла Джексона совершенно подлинным, а не просто  как способ «держать его счастливым».

Руководители, упомянутые в книге Кравиотто, принадлежали двум конкурирующим студиям, обе из которых являются членами Большой шестерки – Джеффри Катценберг был руководителем Disney;  Джон Питерс, тот, кто якобы заманивал Майкла в проект Коппола, был на верхней позиции в Sony/Columbia/TriStar Pictures вместе с другим руковоителем  Питером Губером.

В то время как Катценберг был просто соперником, Барри Диллер был врагом Джона Питерса – у них было серьезное столкновение, которое даже перешло в  физическое, после чего Диллер объявил тем, кто присутствовал на вечеринке, что Питерс «никогда больше не будет работать в этом городе.»


(на фото Барри Диллер)


 То, кем был (и остается) Барри Диллер, не оставляет никаких сомнений в том, что у него действительно были  та власть и средства, чтобы покончить с Джоном Питерсом и его проектами.

Питерс был новичком в управлении огромной компанией — он был человеком, который сделал карьеру сам, он вырос из парикмахера до успешного продюсера, известного благодаря Бэтмену и другим фильмам.

Он занимал высшую должность в студиях Sony / Columbia / TriStar только два года, в то время как Барри Диллер сначала возглавлял Paramount Pictures уже десять лет, а затем перешел в 20th Century Fox, где стал председателем и главным исполнительным директором корпорации Fox (материнская компания телевезионной сети Fox и фильмов 20th Century Fox), что, безусловно, гораздо более высокое положение, чем просто глава киностудии.

Диллер занимал этот пост еще восемь лет, с октября 1984 года по апрель 1992 года, и был в этом качестве, когда недавно назначенный председатель Sony / Columbia Джон Питерс столкнулся с ним на этой вечеринке, после чего сам Питерс и его страстный фильм Midknight, где Майкл Джексон должен был играть главную роль, были обречены.

Как краткое резюме: фильм Midknight был на самом деле проектом, над которым Питерс работал в Columbia в то время, когда Дисней был занят своим фиктивным Питером Пэном.

Этот фильм был собственной идеей Майкла, и когда Midknight уже был близок к производству, вокруг начали происходить странные вещи — сначала его постановщик Антон Ферст внезапно спрыгнул с крыши автостоянки (или упал с нее по какой-то причине), затем продюсер фильма Джон Питерс был уволен его другом и сопредседателем Губером. С тех пор СМИ обрушились на Питерса за то, что он делал и чего не делал, поэтому всё, что мы знаем о нем сейчас это то, что он хулиган, неграмотный парикмахер, полное ничтожество. Его недавние планы опубликовать книгу «все-все» были убиты путем утечки информации из его книги, предназначенной только для глаз издателя. За этим последовала крайне неблагоприятная огласка.
Сейчас Джон Питерс по-прежнему обеспечен, но живет в уединении и редко общается со СМИ.


(на фото Джон Питерс)


Мы не знаем, имел ли к этому отношение Барри Диллер, но его стиль управления и власть легендарны и заработали ему имя «Киллер Диллер». По крайней мере, эта публикация упоминает это прозвище как «данное Диллеру его недоброжелателями», а также ставит его на 3 место в списке 101 самых влиятельных людей в индустрии развлечений в 1990 году.

Wiki повторяет ту же идею, имея специальный параграф о команде Диллера, для которой он был наставником и сторонником, когда он был председателем Paramount, и называет эту команду «Дети Киллера Диллера», что говорит, очевидно об их навыках управления, приобретенных у их наставника и их общему стилю «не брать пленных».

Некоторые из имен в списке «Киллер Диллер»  меня сильно удивили.



Диллер несет ответственность за то, что СМИ называют «Киллер Диллер» – людей, которых Диллер наставлял, и которые позже сами стали крупными руководителями СМИ со своими правами. Наример, Майкл Эйснер, который был президентом  Paramount Pictures в то время, когда Диллер был там  председателем и главным исполнительным директором (стал председателем и генеральным директором The Walt Disney Company). Даун Стил — в будущем глава Columbia Pictures и первая женщина руководитель киностудии (работала под руководством Диллера в Paramount).
Джеффри Катценберг — глава DreamWorks Animation, бывший руководитель студии Walt Disney и глава отдела Paramount при Диллере. Гарт Ансье — президент BBC America. Дон Симпсон — был президентом производства в Paramount при Диллере и Эйснере.




Итак, Катценберг и Майкл Эйснер из Диснея также принадлежали команде Диллера и некоторое время работали под его руководством? Да.  Более пристальный взгляд на даты показывает, что Диллер и его команда работали в Paramount Pictures до 1984 года, после чего все они ушли – Диллер отправился в Fox Corporation, а Катценберг и М. Эйснер перешли к руководству в Disney Studios.

Единственный, кто остался в Paramount на некоторое время, была Даун Стил, чрезвычайно уверенная в себе женщина, характеризуемая Катценбергом как «решительный торнадо с большой страстью и отсутствием в ее жизни слов «нет» или «это невозможно». Стил поднялась с низкоуровневой маркетинговой работы в журнале Penthouse (разрабатывая продукты непристойного содержания, где она высмеивала лейбл Gucci, штампуя его на туалетной бумаге; за этим последовал судебный иск Gucci об авторском праве и внесудебное урегулирование) на пост президента производства в Paramount, который она унаследовала от Джеффри Катценберга. После того, как новые менеджеры вытеснили ее в 1987 году, она перешла в Columbia Pictures и стала президентом там.

Но когда в 1989 году студии Columbia/TriStar были приобретены Sony, этот «ребенок» Диллера был заменен новыми председателями, которых мы уже знаем — Джоном Питерсом и Питером Губером. И хотя тройка работала бок о бок в течение нескольких месяцев, между ними не было никакой любви. В январе 1990 года она окончательно уволилась, назвав это побегом из клетки, а не отставкой.



Даун Стил покидает свой пост в Columbia Pictures.
9 января 1990 года.


«Вы не увольняетесь с этих рабочих мест, вы сбегаете» — сказала мисс Стил. «Я будто вырвалась из клетки».


После ухода из Columbia / Sony она присоединилась к своим бывшим коллегам Эйснеру и Катценбергу в Disney, но и там что-то пошло не так:

Хотя она оставалась там после того как Джону Питерсу и Питеру Губеру были переданы вожжи председательства в студии, Стил вскоре была отстранена. В 1990 году она присоединилась к Эйснеру и Катценбергу в Disney, но на этот раз в качестве инди-продюсера. После споров по поводу фильма «Крутые виражи», который был отложен, отсрочен, и, наконец, снят, ее отношения с Disney дрогнули.



Теперь, если пометить эти имена в чарте киностудий Большой шестерки, то получится удивительная картина: в 1990 году, описанном Кравиотто, половину голливудских студий возглавляла команда Барри Диллера.





Честно говоря, было шоком обнаружить, что Голливуд того периода был монополизирован горсткой людей, и куда бы вы ни посмотрели, вы видели одни и те же знакомые лица, циркулирующие туда и обратно. Шутки про команду «Киллера Диллера» только усугубляли впечатление.

По крайней мере, теоретически такая монополия могла бы привести к согласованным действиям этих людей — влиять на голливудские тренды и выступать  единым фронтом за или против каких-то проектов или людей, если они, не дай Бог, впадут в немилость с этими сильными игроками.

Такая сплоченная группа могла открыть много дверей для друзей, но что могло случиться с теми, кто не был их другом?


Теперь можно найти объяснение тому, что ожесточенные СМИ высмеивают Питерса и Губера за то, что они не имеют опыта работы в киностудии. По мнению тех, кто монополизировал половину индустрии, вхождение новичков в высший эшелон руководства должно было действительно выглядеть смехотворным эпизодом в истории тогдашнего Голливуда.

И уровень образования и опыт новичков не имели к этому никакого отношения. Например, издевательство над Джоном Петерсом как бывшим парикмахером здесь не имеет значения – Барри Диллер и его звездный сотрудник Катценберг тоже не учились в колледже, но никто никогда не смел высмеивать их за это.

Хорошо, но какова была ситуация с людьми, управляющими оставшимися студиями?


СПИЛБЕРГ ВОЗВРАЩАЕТСЯ ДОМОЙ

Две студии из Большой шестерки, еще не охваченные здесь, были Universal Pictures и Warner Bros.

С точки зрения менеджмента, Universal studio выглядела как пример стабильности, так как  Лью Вассерман и Сидни Шейнберг управляли компанией более 20 лет. В 1995 году студия сменила владельца, и ее возглавил Рон Мейер, который руководит студией и по сей день, он руководит ею уже 23 года.

Universal студия тоже особенная, так как это дом для Стивена Спилберга. Эта студия первой обнаружила талантливого абитуриента и подписала с ним семилетний контракт, хотя к тому времени он снимал только любительские короткометражки.

Спилберг создал свою собственную продюсерскую компанию на Universal lot под названием Amblin Entertainment, где он наслаждался комфортом, которым никогда не наслаждался даже Майкл Джексон в своем доме в Неверленде.

Николь Лапорт, написавшая книгу о DreamWorks, описывает условия, созданные в Universal для продюсерской компании Спилберга Amblin Entertainment, как почти сюрреалистические:


Сценарист Ричард Кристиан Мэтисон рассказывает историю о прогулке по кампусу Amblin со Спилбергом: «Время от времени из камней и деревьев доносился голос. Очевидно, среди камней были микрофоны, которые говорили: «Стивен, ты  хочешь чего-нибудь?» Он говорил «Ребята, вы хотите фруктовое мороженое?» и затем он говорил вникуда: «Принесите фруктового мороженого». Очевидно, что все это место отслеживало его местонахождение» («The Men Who Would be King» стр.17)


В статье, датированной 2010 годом, партнерство Universal и Spielberg названо самым успешным партнерством студии/режиссера всех времен.



Стивен Спилберг и Сидни Шейнберг

12/16/2010 автор Билл Хиггинс


Спилберг и Шейнберг в Amblin во владениях Universal Studios  в 2010 году. (Фото Арт Стрейбер)

В течение нескольких десятилетий 64-летний Стивен Спилберг был королем Голливуда. Как режиссер, продюсер, филантроп и руководитель, ему нет равных.
Но если есть один человек, которому он уступает, то это Сидни Шейнберг, 75 летний бывший исполнительный директор MCA/Universal, который первый признал талант молодого режиссера.

Спилберг все еще помнит слова, которые Шейнберг сказал ему вместе с приглашением на его первую работу: «Надеюсь, ты добьешься большого успеха в своей карьере. Многие люди будут держаться рядом с тобой благодаря твоему успеху. Но я останусь рядом с тобой при неудаче» — пообещал своему новому открытию, хотя Шейнбергу было в то время 30. «Я никогда не забывал об этом», — говорит Спилберг. «Это стало для меня почти гимном».


Их давняя дружба (они до сих пор встречаются за обедом) началась в 1968 году, когда Шейнберг был президентом Universal TV. Чак Сильвер показал ему причудливый дорожный фильм, снятый студентом колледжа, живущим неподалеку в Regal Place. «Это был первый раз, когда я увидел Amblin» — говорит Шейнберг о короткометражке, которая стала визитной карточкой Спилберга и названием его первой производственной компании.

«Я подумал, что это очень необычно, потому что я видел много вещей, которые были очень технологичными» — говорит Шейнберг. «Но это была человеческая история».



Была организована встреча, и, как вспоминает Спилберг, он «был вырван из Лонг-Бич и получил шанс подписать семилетний контракт и руководить TV».


… К 1973 году председатель MCA Лью Вассерман сделал Шейнберга правой рукой в ​​качестве президента и главного операционного директора, Спилберг был готов к расширению возможностей, и сцена была готова для одних из самых успешных партнерских отношений между главой студии и режиссером всех времен. Во время руководства Шейнберга  Universal выпустил фильмы Спилберга : Челюсти, Инопланетянин и Парк Юрского периода.
Вместе они превратили Universal из студии второго плана, зависящей от телевизионных постановок, в крупного игрока. Фильм Челюсти 1975 года превысил бюджет, скептически был отклонен как переоцененный, но стал классикой ужасов, который определил новый жанр летнего блокбастера(471 млн. долларов США, собранных во всем мире. Сегодня эта сумма составит более 1,9 миллиарда долларов).
Спилберг вспоминает свои первые дни в Universal с нежностью и тоской. Шейнберг, по его словам, «оказал на меня такое сильное влияние. Карьерой ударило меня как об кирпичную стену».
«Я ушел от создания этих 16-миллиметровых любительских короткометражек, длинных волос. И я бросил колледж в конце 60-х годов» — говорит Спилберг. «И они увидели изменение в парадигме Голливуда».


https://www.hollywoodreporter.com/news/steven-spielberg-sidney-sheinberg-59773



После ухода из Universal Спилберг отправился в приключение совместного создания амбициозной DreamWorks, первой новой студии в Голливуде за последние 60 лет. DreamWorks была создана в 1994 году Спилбергом, Катценбергом (который только что оставил Disney, хлопнув дверью своего партнера Майкла Эйснера) и Дэвидом Геффеном.
Совместный проект распался в 2008 году, когда Геффен отказался от него, Катценберг разрывался, чтобы запустить ответвление DreamWorks анимации. Спилберг остался один, борясь в течение некоторого времени с помощью сначала Paramount, затем Индийского финансирования, а затем Walt Disney Co.
В декабре 2015 года Universal объявили, что Спилберг возвращается и что DreamWorks теперь будет работать под Universal. В их официальном заявлении говорится, что они «очень рады вернуться в бизнес со Стивеном Спилбергом», а глава компании Рон Майер сделал комментарий, который редко можно услышать в жестком мире Голливуда: «Universal всегда был и остается домом для Стивена Спилберга».


Стивен Спилберг возвращается в Universal Pictures
Автор: MEG JAMES
16 декабря, 2015 | 19:09

Стивен Спилберг: Возвращение домой.
 Легендарный режиссер возвращается в свой давний продюсерский дом — Universal Pictures.  Лос-Анджелесская студия объявила в среду о заключении контракта на пять лет с Amblin Partners Стивена Спилберга, новым консорциумом компаний, куда входят DreamWorks Studios, Participant Media, Reliance Entertainment и Entertainment One. Universal будет продавать и распространять фильмы, выпускаемые Amblin Partners внутри страны и на некоторых международных рынках.
«Для нас было большим счастьем вернуться к работе со Стивеном» —  говорится в заявлении Universal. Спилберг, в свою очередь, тоже праздновал свое возвращение.
«Тот же магнит, который тянул меня к Universal, когда я впервые хотел снимать фильмы, снова возвращает меня домой к этим новым захватывающим отношениям» — говорит Спилберг.
Целью компании является создание фильмов под тремя баннерами: Amblin Entertainment, DreamWorks Pictures и Participant.
… Многие в Голливуде знали, что Спилберг заинтересован в возобновлении отношений с Universal. Офисы DreamWorks Спилберга уже давно расположены во владениях Universal, рядом с голливудской автострадой.
DreamWorks была основана в 1994 году и в конечном итоге выделила своё анимационное подразделение. В последующие годы фильмы Спилберга проходили через бурю. Некоторое время фильмы находились в собственности Paramount Pictures. А позже финансировались индийским конгломератом Reliance. После разрыва с Paramount в 2008 году DreamWorks заключил дистрибьюторский контракт с The Walt Disney Co. договор, который должен был истечь в следующем году. Давний руководитель Universal Studios Рон Мейер участвовал в организации воссоединения со знаменитым режиссером.
«Universal всегда был и остается домом Стивена» — сказал Мейер.




Все это звучит как счастливый конец в лучших традициях Голливуда, а Universal studio в целом и ее глава Рон Майер в частности выглядят тут как безопасная гавань, особенно на фоне столкновений эго и распрей, опустошающих другие голливудские студии.
В средствах массовой информации не говорится о причинах, по которым трое основателей DreamWorks расстались.  Спилберг это не комментировал, но кусочки, которые я выделила в тексте, содержат некоторые красочные детали, не рассказывая всю историю целиком.

Не смотря на награду Оскар и на монстра кассовых сборов Шрека, слухи продолжаются, что  компания кровоточит. Финансовым кризисом можно объяснить то, что Sunday Times (Лондон) описали как «швыряние мебелью» тремя руководителями. Действительно, Катценберг публично жаловался, что фильмы, которые Спилберг выпустил для других студий (мегахиты, такие как Men in Black и Mark of Zorro), оказались «намного более затратными, чем все ожидали»  и лишили DreamWorks должного внимания Спилберга, что может объяснить полёт мебели без помощи спецэффектов.
(Фрэнк Санелло, биография Спилберга, стр. 295).



Ким Мастерс, друг как Катценберга, так и Геффена (тот, кто написал книгу «Hit and Run» о Етникоффе, Джоне Питерсе и Питере Губере) звучит грустно при явной неудаче DreamWorks:

Что касается DreamWorks, то после запуска с такой большой надеждой стало ясно, что даже мощная команда из Спилберга, Геффена и Катценберга не смогла бы осуществить своё открытие без приносящей прибыли фильмографии, чтобы дать возможность компании пройти ее худшие времена.
В 2004 году Геффен признал правду в The New York Times. «Наши глаза были больше, чем наши желудки» — сказал он. «Мы сделали то, что могли. … Мир сильно изменился за 10 лет.»




New York Times просто делает загадочное заявление о том, что «Геффен все еще друг, но уже не такой близкий как всего пару недель назад»
Почему-то они заканчивают свою статью советом Спилбергу и Геффену когда-то полученным от другого крупного голливудского игрока — Стива Росса, генерального директора Warner Bros, который изменил старую китайскую пословицу «Держи друзей близко, а врагов ещё ближе» на противоположное «Держи друзей близко, а врагов далеко»,  таким образом оставляя нам достаточно места для догадок.

Дэвид Геффен внезапно уходит

Автор – Майкл Кипли. 26 октября 2008 г.

Стивен Спилберг немного заикался, пытаясь объяснить уход 
своего бывшего делового партнера.

(на фото Геффен и Спилберг)

Нет, мистер Спилберг сказал, что он действительно не знает, почему мистер Геффен расстался с DreamWorks после 14 лет работы.

И да, он надеется, что они с мистером Геффеном останутся близкими друзьями. «Я знаю, что Дэвид останется в моей личной жизни»
 — сказал мистер Спилберг, стоя у двери своего офиса в Юго-Западном комплексе бунгало на участке Universal Studios.

Отъезд мистера Геффена первоначально был запланирован более года назад, после того, как он договорился о новых условиях с Paramount.

После переговоров о заключении сделки мистер Геффен сообщил мистеру Спилбергу о намерении уйти, и это застало мистера Спилберга врасплох. Мистер Геффен ожидал, что мистер Спилберг и Мисс Снайдер [генеральный директор DreamWorks] сделают то же самое.

«Куда мы уйдём?» — Спилберг вспоминает свой вопрос.

«Не волнуйтесь, я со всем этим разберусь» — отвечал мистер Геффен.

В любом случае, с уходом Геффена осиротела небольшая группа единомышленников, которая полагалась на него как на центральную опору для своих собственных надежд и мечтаний.

… Описывая роль мистера Геффена в DreamWorks, мистер Спилберг сравнил ее с семейными отношениями. «Джеффри и я были похожи на детей» — сказал он, а в это время Геффен построил дом и увидел, что счета оплачены.

По собственному воспоминанию, мистер Спилберг изначально не хотел участвовать в создании оригинальной студии DreamWorks, которая была задумана мистером Катценбергом вскоре после того, как он был уволен в качестве председателя студии Walt Disney в 1994 году. Но мистер Катценберг умолял о встрече и попросил привести друга. Его другом был мистер Геффен, который не только вел все переговоры, но и настаивал на этом, говоря Спилбергу: «я представляю ваши самые значимые интересы» .

Эта уверенность должна была стать темой отношений Геффена со Спилбергом, который описывает усилия Геффена в реализации его интересов на протяжении многих лет как своего рода «альтруизм».

Спилберг согласился вступить в DreamWorks при условии, что Геффен станет его третьим партнером. Таким образом, он дополнил аббревиатуру «SKG» (Spielberg, Katzenberg, Geffen), которая продолжает присутствоать в названии перезагруженной компании DreamWorks SKG, хотя теперь ни Геффен, ни Катценберг там больше не участвуют.

…В жизни Спилберга серьезно фигурировали еще одни студийные отношения — со Стивеном Дж. Россом, главным исполнительным директором по связям в Warner , который до своей смерти в 1992 году был крестным отцом индустрии для Спилберга и Геффена. От Росса, сказал Спилберг, он и Геффен узнали (теперь слабеющие) законы, которые когда-то управляли Голливудом. Самое основное, по его словам, состояло в том, чтобы «держать своих друзей близко, а врагов — подальше». Мистер Геффен, конечно, все еще друг. Но уже не такой близкий, каким он был всего несколько недель назад.

http://www.nytimes.com/2008/10/27/business/media/27dream.html
_

Все эти статьи создают впечатление, что мы остановились на описании главного, но я воздержусь от каких-либо догадок и просто констатирую очевидный факт, в котором нельзя сомневаться и который имеет отношение к нашему небольшому расследованию.

Дело в том, что в 2011 году, когда Кравиотто написала свою книгу о «проекте М», Спилберг и Геффен уже расстались, и Геффен не был «так близок» к Спилбергу, как раньше.

Поиски подробностей привели меня к автору Николь ЛаПорт, которая написала книгу о DreamWorks в 2010 году и статью с красноречивым названием «захватывающий взлет и падение DreamWorks». Подробности, раскрытые ею, больше похожи на взаимные упреки, брошенные друг другу основателями студии. В результате Спилберг воспринимается как капризный Бог, Катценберг как трудоголик, выполняющий основную часть работы, а Геффен как человек, внушающий людям страх настолько, что никто не соглашается дать интервью автору для книги.
Вот отрывок оттуда, он длинный, но стоит это прочитать:

Захватывающий взлет и падение DreamWorks.

Эта киностудия подарила нам «Шрэк», «Красота по-американски», «Гладитор».
Так что же пошло не так у Стивена Спилберга и его команды мечты, спрашивает автор «The Men Who Would Be King»: почти Эпическая история о Магнатах, фильмах и компании под названием DreamWorks.

Автор Николь ЛаПорт
09 июня 2010

( на фото Геффен, Спилберг и Катценберг рекламируют DreamWorks. 1996 г.)

Объединение Спилберга, Катценберга и Геффена попало в заголовки газет по всему миру. Каждый из них был титаном в своем собственном деле.

Геффен, миллиардер, открытый гей, который работал, плел интриги и запугивал на всём своем пути от почтового отделения агентства Уильяма Морриса до высот музыкальной индустрии. Когда позвонил Катценберг, Геффен тратил целые дни, перелистывая журнал своих инвестиций, названивая Биллу Клинтону и летая по миру в своем «Гольфстрим IV», меняя направление по мере скуки.

Катценберг был исполнительным директором студии трудоголиков, который десять лет работал в Диснее, только чтобы быть бесцеремонно уволенным и обманутым без многомиллионного бонуса. Катценберг принес свои заряженные адреналином идеи в DreamWorks, где руководители часто оказывались сидящими в блестящей, полностью белой кухне своего «бизнес-дома» в Беверли-Хиллз в 7 утра в субботу или воскресенье, чтобы обсудить стратегии выпуска фильмов или ошибочную сюжетную линию.

В центре DreamWorks был Спилберг, бог солнца, вокруг которого вращалась компания, он живой талисман для студии, ориентированной на художника. Режиссер блокбастеров, таких как «Челюсти», «Инопланетянин» и «Индиана Джонс», Спилберг был голливудским вундеркиндом большую часть своей жизни. Но к 1994 году, когда он получил свой первый Оскар за лучшую картину «Список Шиндлера», он был готов к чему-то новому, к чему-то большему. Не то чтобы он нуждался в этом, но никто не был более комфортно устроен в Голливуде, чем Спилберг, чей «кампус» стоимостью 4 миллиона долларов во владениях Universal, Amblin, больше походил на спа-салон, оснащенный всеми новейшими гаджетами, личным шеф-поваром, джакузи и массажисткой по имени Джули.

Как знаменитость этого трио, Спилберг спровоцировал шепот в DreamWorks, его называли приманкой для кинематографистов, богачей, руководителей и актеров.

…Держать Стивена счастливым — было неписанным правилом в DreamWorks и причиной опрометчивых идей и предприятий Геффена и Катценберга, таких как строительство современной студии на болотистой земле в Playa Vista, западе Лос-Анджелеса. Не было необходимости в строительстве этой студии (DreamWorks отлично работала из Amblin), но Спилберг был очарован старой голливудской мечтой — как было заведено у Thalbergs, Mayers и Warners, которые утром проезжали через свои собственные студийные ворота, и поэтому он наметил планы на крайне высокотехнологичную и амбициозную студию, расположенную на берегу озера. Это желание не осуществилось несмотря на то, как много времени и ресурсов было вложено в Playa Vista (впрочем, как и многие другие желания Спилберга в этой компании)

У Спилберга не было ни интереса, ни терпения, ни деловых навыков, чтобы приложить достаточно усилий для осуществления своих желаний. Также у него не было толерантности и способности справляться с реальностью в серьёзных ситуациях.

….. Защитный купол, который окружает не только Спилберга, но и его партнеров. Это заставило людей предостеречь меня от написания книги о DreamWorks.

Мало того, что они были замкнутыми, властными и одержимыми имиджем, но они могли быть мстительными, как Геффен, который славится своей многолетней и очень уродливой враждой. Геффен не был порядочным. Он обратился к другому репортеру, Тому Кингу, который написал первую утвержденную биографию Геффена, «Оператор». Но на полпути Геффен решил, что ему не нравится направление, в котором написана очень откровенная книга, и попытался сорвать ее публикацию. Кинг трагически погиб от кровоизлияния в мозг в возрасте 39 лет, всего через несколько лет после выхода книги. Когда я позвонила другу Геффена и спросил, не хочет ли он поговорить со мной, меня встретила тяжелая тишина на другом конце линии. И вдруг он прорычал: «Последний, кто написал книгу о Дэвиде Геффене, мертв! И он был молод. И здоров. А теперь он мертв!»

Неудивительно, что партнеры DreamWorks ясно дали понять с самого начала, что они не будут говорить со мной для моей книги, несмотря на то, что я не собирался писать критику.
<> Я высказал это Катценбергу в электронном письме, на что он ответил что-то вроде: «Звучит достаточно справедливо, но нет, спасибо». …Нет, спасибо… Катценберг позвонил десяткам потенциальных источников и предупредил их не разговаривать со мной.

Между тем, все вокруг заверили меня, что я больше никогда не буду завтракать, обедать или ужинать в Голливуде. Почему? Помимо репутации SKG (Спилберг, Катценберг, Геффен), история DreamWorks в конечном счете была провальной. Несмотря на некоторые незабываемые фильмы, стремление студии стать огромным мультимедийным предприятием ни к чему не привело, отчасти потому, что экономика для компании никогда не имела смысла. Короче говоря, сон был скорее кошмаром.

… Теперь, когда моя книга опубликована, команда мечты стала удивительно тихой. Нет никаких судебных исков. Никаких угроз смерти. Утверждение, которого придерживаются все в компании, которое, уверен, придумал Катценерг : «Мы это не читаем».

http://www.telegraph.co.uk/culture/film/7801642/The-spectacular-rise-and-fall-of-DreamWorks.html

Вау! Это впечатляюще. Сначала я была поражена, увидев снова идею «держать Стивена счастливым», которую мы слышали от Кравиотто неоднократно, только в отношении Майкла Джексона. Теперь ясно, что это универсальный девиз в Голливуде и их очень специфическое явление, когда компания успокаивает свою звезду различными угождениями и обещаниями, не обязательно истинными, чтобы удержать его и убедиться, что он не уйдет к сопернику.

И вторая удивительная вещь — это, конечно, реакция друга Геффена на просьбу об интервью.
Этот человек был смертельно напуган чтобы говорить, и единственное, что он мог прорычать, — это то, что молодой и здоровый парень Том Кинг, последний, кто писал о Геффене, был мертв.

Том Кинг действительно написал биографию Геффена под названием: «Оператор: Дэвид Геффен строит, покупает и продает Новый Голливуд». Согласно всем книжным обзорам, то, что должно было быть авторизованной биографией, в конечном итоге превратилось в изображение Геффена как монстра : «неоднократные издевательства, изматывания и избиения людей, которые находились на его пути, когда он проворно поднимался вверх от почтового отделения Агентства Уильяма Морриса, более низкого эшелона телевизионной индустрии, а затем в индустрии записи и кино … хотя Кинг явно не был единственным, попавшим в моральные смоляные ямы индустрии развлечений» — говорится в одном из обзоров.

И Том Кинг действительно неожиданно умер, когда ему было всего 39 …. однако историю этой книги и ее автора придется оставить до некоторого времени. На данный момент нас интересуют «Большая шестерка» киностудий и место Геффена среди других ключевых голливудских игроков в 80-х и 90-х годах.

Действительно, мы слышали о почти всех, кто был на вершине Голливуда в то время. Но где был Дэвид Геффен?

ГЕФФЕН

Дэвид Геффен был повсюду и нигде, поскольку он предпочитал оставаться за кулисами.

Нет адекватного слова, чтобы описать, насколько влиятельным был Геффен.
Другие тоже не могли это объяснить, так же как и то, чем на самом деле занимался Геффен. Например, в статье «New York Times» от 1985 года говорилось, что он возглавляет список продюсеров высшей категории, и уточнялось, что он на самом деле ничего не производил, а просто разговаривал по телефону и говорил «да» или «нет»:

В журнале California были перечислены самые важные люди Голливуда, а недавно в этом списке занял свое место Геффен, в верхней части списка продюсеров высшей категории, сразу после глав киностудий и «безупречных талантов», таких как Стивен Спилберг и Джордж Лукас. Но Геффен не выпускает фильмы. И он не продюсирует музыкальные альбомы. Номинально он является продюсером бродвейских шоу, но это название ничего не означало..

Так чем же занимается Дэвид Геффен? Он разговаривает по телефону. Он говорит «да», он говорит «нет». Он является предпринимателем, который выступает посредником между интересами бизнесменов в зарабатывании денег и интересами артистов в выполнении хорошей работы.

Оглядываясь на 80-е и 90-е годы, мы видим, что влияние Геффена было во всем Голливуде и его власть охватывала таких людей, как Барри Диллер в Fox Corporation, который был и остается одним из его закадычных друзей. Его другие друзья были в Диснее — молодой Джеффри Катценберг был его давним союзником с того момента, как он работал помощником Барри Диллера в Paramount. Катценберг впечатлил Геффена, встретив его в аэропорту и протащив его через таможню так быстро, что Геффен не успел моргнуть.

Эрик Айснер (Эйснер?), сын Майкла Айснера, вторая по величине фигура в Диснее. Десять лет он работал в качестве президента компании Дэвида Геффена. Потом компанию продали в 1990 году и Айснер подал в суд на Геффена из-за невыплаченных премиальных. Так что, по крайней мере, некоторое время Геффен дружил с ними обоими.

С другой стороны, эта дружба не помешала ему устроить вражду между Майклом Айснером и Катценбергом, что привело к скандальному увольнению последнего из Disney. Сочувствующая Ким Мастерс, которая находилась в тесном контакте со всеми тремя, объясняет, что это было, вероятно, непреднамеренное вредительство со стороны Геффена.

Ким Мастерс — журналистка, которая обозревала Голливуд для «Vanity Fair» в 90-х годах, также была штатным писателем «Washington Post», а также соавтором книги «Hit and run» об ужасном управлении Sony/Columbia в начале 90-х годов Етниковым, Питерсом и Губером, чьи имена были разорваны вклочья в ее книге. Поэтому, если Ким Мастерс говорит, что вред, причиненный Геффеном, был непреднамеренным, мы, вероятно, можем поверить ей.

Вот некоторые выдержки от Ким Мастерс о войне между двумя топ-менеджерами Disney:

Грандиозное потрясение Disney 1994 года.

Автор — Ким Мастерс.
9 апреля 2014 г.

Двадцать лет назад [в 1994 году] Фрэнк Уэллс (второй по значимости человек в Disney) погиб при крушении вертолета. И в индустрии разразилась война. Айснер против Катценберга. Всё начало рушиться и Ким Мастерс была посреди этого падения.
…К моменту крушения вертолета я обозревала Голливуд для «Vanity Fair», и также была штатным писателем для Washington Post, живя в столице страны и освещая политические вопросы для «Vanity Fair». Я была в хороших отношениях как с Айснером, так и с Катценбергом, но, возможно, из-за расстояния, я не подозревала о напряжении, которое долгое время кипело между ними.

Некоторое время, воодушевленный своим другом и наставником Геффеном, Катценберг настойчиво добивался повышения по службе.

… Спектакль, развернувшийся после смерти Уэллса 20 лет назад, обнажил реальность, которую не покажут в бизнес-школе : как иррациональные личностные конфликты и ревность могут трансформировать целую индустрию.

…Айснер сказал Los Angeles Times: «Это не шекспировская трагедия», но у этой истории были шекспировские свойства. Я процитировала одного человека в моей истории в «Vanity Fair», он назвал Геффена «Яго» (ЯГО (англ. lago) — центральный персонаж трагедии У.Шекспира «Отелло» (1604), поручик на службе у Отелло. По натуре хам и плебей, хитер, коварен, завистлив, готов на любую низость). В этой диснеевской драме было его злодейское нашёптывание.
Имелось ввиду, что Геффен был за кулисами, подталкивая Катценберга к тому, чтобы тот манипулировал Айснером, и эта стратегия вызвала впечатляющий эффект.


Это оскорбление разозлило Геффена, и он решил выяснить, кто это сказал (его варианты были: Айснер и Диллер). Провал.

Я назову того, кто это сказал, но только потому, что он умер и не оставил ни жены, ни детей. Это был Дон Симпсон, который хорошо знал игроков и с восхищением наблюдал за всем этим зрелищем — он единственный, кто был достаточно эрудирован чтобы провести такую удачную аналогию.

В какой-то момент он сообщил мне в панике, что Геффен потребовал узнать, был ли он источником этой цитаты. «Что ты сказал?» — спросила я, на что он ответил: «Я солгал!» Годы спустя, после смерти Симпсона в 1996 году, я сказала Геффену правду, ожидая, что он посмеется. Но он впал в ярость. По-видимому, потому, что Дон был мертв, и он не мог убить его снова.

…Оказалось, что Геффен, Айснер и Овитц были последними в своей породе. Любой достаточно взрослый может помнить эти дни, когда свирепые звери бродили по Голливуду, и действие за кулисами было таким же драматичным и невероятным, как и все на большом экране.

https://www.hollywoodreporter.com/features/epic-disney-blow-up-1994-694476

Итак, на сцену выходит новый персонаж — Дон Симпсон. Тем не менее, мы уже слышали это имя раньше – Wiki называла его одним из «Киллер Диллер», и это еще один из тех случаев, когда вы видите знакомые лица по всему Голливуду.

(на фото Дон Симпсон)

Когда Дон Симпсон впервые работал в Warner Bros., он получил известность как «вице-президент для Клинта» — прозвище, полученное из его способности «держать Клинта Иствуда счастливым» (их стандартная практика, как мы уже знаем).
Затем Симпсон был украден в Paramount Барри Диллером и Майклом Айснером, которые «любили его яркую свирепость, его буйную обыденность укладывать в постель каждую женщину, которую он встретит; невероятную способность к развлечениям, деньгам, разврату и наркотикам». На 1981 год он был президентом производства в Paramount.

Согласно Wiki, и Геффен, и Катценберг пытались заставить Симпсона пойти на реабилитацию, вылечиться от наркозависимости, но ничего не сработало, и он продолжал быть «животным-тусовщиком».

Когда он умер в 1996 году, врачи обнаружили в его организме 21 наименование из запрещенных веществ. И по сей день его тело считается самым токсичным из исследуемых в штате Калифорния (однако СМИ всегда говорили о Майкле Джексоне, который не имел ни одного наркотического вещества в его организме).

Несмотря на кокаиновую зависимость Симпсона, ему удалось создать весьма успешные фильмы, такие как «Лучший стрелок» и «Полицейский из Беверли-Хиллз», и характер его фильмов заставляет меня думать, что персонаж Эдди Мерфи — уличный коп из Детройта, оказавшийся в Бел-Эйре, должен быть копией самого Симпсона.

Итак, Дон Симпсон действительно был в центре этой толпы, и если он сказал, что Геффен сыграл злодейскую роль Яго в войне Айснера и Катценберга, мы можем ему поверить. Интересно также, что Ким Мастерс осмеливается раскрывать откровения Дона Симпсона только потому, что он мертв и «не оставил ни жены, ни детей» – замечание, которое добавляет несколько пугающие штрихи к портрету Геффена.

Однако некоторые говорят о Геффене с искренней благодарностью. Глава Universal Рон Мейер, уже упоминавшийся здесь, называет его дорогим другом, и Геффен действительно оказал ему огромную услугу в 1995 году, порекомендовав его новым владельцам Universal в качестве идеального кандидата на руководство студией. Сделка была судьбоносной — Геффен просто поговорил по телефону с одним человеком, а затем с другим, и сделка была заключена.

Вот небольшой отрывок из новой книги Джеймса Эндрю Миллера о том, как легко всё произошло:

ДЖЕЙМС ЭНДРЮ МИЛЛЕР

Апрель 2016

ЭДГАР БРОНФМАН МЛАДШИЙ.: [новый владелец Universal]
…потом мне позвонил Дэвид. В то время он ненавидел Майкла, а меня любил. Тогда, но не сейчас..

ДЭВИД ГЕФФЕН: Рон очень хороший мой друг, и я сказал Эдгару: «У меня для тебя есть идеальный парень». Он спросил: «Кто?» Я сказал: «Рон Майер. Рон Майер-парень, которого ты должен заполучить. Рон Майер-парень, с которым можно работать, которому можно доверять, который не жаден, и все его любят. И он знает каждого.» Он спросил: «Во сколько он обойдётся?» Я ответил : «Пришлите мне контракт, и Рон подпишет его. Он вообще не будет торговаться.» Он спросил: «Ты серьёзно?» и я ответил: «Абсолютно».

Я позвонил Ронни и сказал: «Я могу заключить сделку, чтобы ты стал президентом Universal». И Рон сказал: «Ты шутишь». Я ответил: «Нет. Я сказал ему, что ты подпишешь контракт без переговоров, таким, каким его тебе дадут.» Он заверил: «Можете на это рассчитывать.»

РОН МАЙЕР: … одна из вещей, которые произошли с тех пор, как Майк сорвал сделку с Бронфманом за несколько дней до этого, заключалась в том, что Дэвид Геффен был достаточно любезен, чтобы сказать очень хорошие вещи Бронфману обо мне. Дэвид действительно дорогой друг, и, очевидно, его слова были значимыми. Я сразу же согласился.

Майк, который «сорвал сделку» — это Майкл Овитц, один из основателей Агентства творческих художников (CAA), которое представляет актеров, режиссеров, сценаристов и т.д. и обсуждает их условия работы со студиями.

(на фото Майкл Овитц)

Он выступал в качестве агента Спилберга и других кинозвезд, и считался еще одним из голливудских богов. По какой-то причине он также был объектом глубокой ненависти Геффена, и для Геффена было очень важно, чтобы Овиц не получил пост президента в Universal, как он хотел, и это, вероятно, объясняет его горячую поддержку другого кандидата, когда Овитц «сорвал сделку».

В статье NY Times, опубликованной в 1993 году, Голливуд того периода описывается как Балканы с двумя императорами – Геффеном и Майклом Овитцем, с уважением к обоим.

Друзья Геффена не прокомментировали вражду и только сделали замечание, что Геффен предпочитал контролировать и манипулировать вещами, «сидя в темноте». Они также говорят, что если вы друг Геффена, то «он сделает все для вас», но если вы его враг, то «вы можете убить себя»:

«Дэвид сделает все для тебя, если ты его друг», — говорит Говард Розенман, продюсер фильма и друг Геффена. «Но если ты его враг, что ж — можешь убить себя».

Один из ближайших друзей Дэвида Геффена говорит, что Голливуд похож на Балканы. «Есть герцогини, герцоги и придворные подхалимы» — говорит друг. «Дэвид — один из императоров. Майк Овитц и Дэвид — два императора.»

«И вы должны отдать дань уважения им обоим» — продолжает он. «Дэвид как бы сидит там, в темноте. Очень тихо. Ты не знаешь, что он сделает. Он контролирует и манипулирует. Что-то вроде обложки пластинки My Fair Lady — это Дэвид».

Что имел ввиду ближайший друг Геффена, когда говорил про обложку альбома «My Fair Lady»? Я увидела изображение кого-то манипулирующего меньшей фигурой как марионеткой и эта марионетка управляла ещё одной:

(«Это — Дэвид»)

Не знаю, как вам, но эта картинка рассказала мне больше о методах работы Геффена, чем какие-либо истории от его врагов или друзей. Некоторые картинки говорят громче слов.

Больше всего меня впечатлило то, что куклы даже не знают, что ими манипулируют.

Заключительным штрихом будет то, что в Голливуде широко распространено мнение, что именно Геффен разрушил карьеру Овитца. И это не злые сплетни, а факт жизни самого Геффена и он сам не стесняется об этом рассказывать.

Этот прекрасный фрагмент из книги Николь ЛаПорте дает нам возможность понять, что происходит (и как), если такой человек, как Геффен поступает с теми, кого он воспринимает как своего врага:

… И Геффен, и Катценберг, как известно, имеют хорошую память, когда дело касается подсчета очков, а когда враг объявлен, война для них -это не просто перестрелка.

… Овитц, несомненно, приложил руку к собственному падению, но Геффен подпитывал этот процесс, громя Овитца в течение многих лет и создавая впечатление, что Овитц был очень поврежденным товаром. Старания Геффена были эффективны. Как сам Овитц любил говорить о Голливуде: «восприятие-это все».

Точно так же, когда Геффен отвернулся от Билла и Хиллари Клинтон, после многих лет работы в качестве крупного голливудского спонсора бывшего президента и его сторонника. Это было очень некрасиво.
«Все политики лгут, но они делают это с такой легкостью. Это проблема», — сказал Геффен в интервью обозревателю New York Times Морин Дауд. Эта журналистка решила опустить вопросы к Геффену на предмет его честности, при этом дала возможность судить о чужой честности. Некоторые предположили, что если бы Геффен купил Los Angeles Times (было возможно в то время), она была бы первой, кого бы он нанял.

Мало кто в Голливуде готов был перечить этим мужчинам, опасаясь риска преждевременного завершения своей карьеры или какой-то другой формы мести.

…Отношения со сми включают вынужденные взаимные уступки. Если боссов восхвалять, то они вознаграждают выгодными связями, эксклюзивными сенсациями, путешествиями на яхте и частном самолете, но так же легко и отнимают это все.

… Катценберг сделал десятки звонков, предупреждая источники не говорить со мной об этой книге. В результате многие из более чем двухсот опрошенных мною людей чувствовали себя комфортно только под завесой анонимности, и даже они тревожились. Я привыкла к нервным взглядам к дверям ресторана, к поспешным уходам.

Геффен затаил целый яркий спектр обид на главу САА — начиная с предполагаемой гомофобии последнего до созданной им шумихи вокруг фильма Личный Рекорд 1982 года — первого произведенного Геффеном художественного фильма, который стоил ему миллионов.

… Сражаясь с Овитцем, Геффен сверипел. По словам продюсера Говарда Розенмана, Геффен возмутился Овицем: «Я убью этого ублюдка. Это может занять годы, но я собираюсь уничтожить его. Следи за мной»

ГЕФФЕН И WARNER BROS.

Хотя Геффен всегда был сам по себе и работал за кулисами, редко выступая в открытую,
у него все еще былакрепкая  связь с одной из студий Большой Шестёрки — Warner Bros.
Через два года после того, как Геффен основал свою первую звукозаписывающую компанию под названием Asylum, Warner Bros. купили ее у него за 7 миллионов долларов («самое большое число, которое мог придумать Геффен»), и после слияния с Elektra он остался его председателем.

Когда лейбл Geffen Records был создан в 1980 году, его дистрибьютером был Warner Bros.

И когда Геффен основал кинокомпанию и выпустил три комедии с чёрным юмором, эти фильмы не только распространялись, но и финансировались Warner Communications.

Статья 1985-го года NY Times объясняет исключительную удачу Геффена с Warner Bros. ролью Стива Росса, председателя Warner Communications, который финансировал предприятия Геффена в течение почти 15 лет.

Стив Росс действительно выглядел как Крестный отец Геффена, судя по его уверенности в нем и безоговорочной поддержке. Эта поддержка была настолько монументальной и непоколебимой, что Росс даже согласился купить у Геффена фильм «Личный рекорд», который должен был быть провальным даже в глазах Геффена.

Стив Росс, очевидно, был настолько загипнотизирован своим сотрудником, что в какой-то момент он даже сделал его заместителем председателя Warner Bros., однако через год Геффен с отвращением уволился, сказав, что это был «кошмар», что, тем не менее, не отвратило Стива Росса от него – пока Геффен не отвернулся от самого Стива Росса, конечно.

В чем причина этого? Некоторые источники говорят, что Росс не сообщил Геффену о слиянии Warner Bros. с медиа Time Corporation, которое произошло в июне 1989 года и которое превратило Warner в мега конгломерат под названием Time Warner Inc.

И Николь Лапорт говорит, что Геффену, наконец, удалось заставить Росса забыть о прощении, когда тот внезапно продал Geffen Records в MCA (Music Corporation of America), разорвав все связи с ним и Warner Bros.

Какой бы ни была причина, Геффен был так зол на Стива Росса, что он больше никогда не разговаривал с ним, и гневался на него в средствах массовой информации, даже когда Росс проходил химиотерапию от рака предстательной железы и уже был на смертном одре.

Подробнее об уникальном сотрудничестве Геффен-Росс в статье 1985 года New York Times, которая уже частично цитируется здесь:

… Кинокомпания Geffen Film Company, чьи картины финансируются и распространяются Warner Communications, выпустила на сегодняшний день только три фильма, но они уже установили вкус Геффена в кино. «Личный рекорд» Роберта Тауна касался секса и дружбы между спортсменками. Комедия Пола Брикмана «Рискованный бизнес» изображала пригородного старшеклассника, который превращает дом своих родителей в бордель на одну ночь. И «Потерянные в Америке» — необычная комедия о супружеской паре, которая выходит из корпоративного общества, чтобы гастролировать по стране в Виннебаго. Все три работы — авторства режиссеров-писателей, кинорежиссеров певцов-песенников Геффена, они восхваляют секс, деньги и личные амбиции — вещи, представляющие для Геффена большой личный интерес.

Мерой во вкусах и суждениях Геффен завоевал доверие Стива Росса, председателя Warner Communications, развлекательного конгломерата, который финансировал его предприятия в течение почти 15 лет. Эта конвергенция, не говоря уже о власти и деньгах, в одном человеке создала мистику вокруг Геффена – мистику, которая иногда затрудняет точное определение того, что он делает.

… Через год после того, как Asylum выпустила свой первый альбом, Warner Communications купила компанию за 7 миллионов долларов. Геффен остался в качестве высокооплачиваемого руководителя и объединил Asylum с Elektra Records (еще одна дочерняя компания Warner) в 1973 году и наблюдал, как его пользовательский лейбл превратился в одну из самых прибыльных развлекательных компаний материнской компании.

После 10 лет в музыкальном бизнесе он устал от детских вещей и попросил у Стива Росса работу в кино. В 1975 году он стал вице-президентом Warner Bros. Pictures и сразу же бросился в кинопроизводство.

Геффен оказался талантливым на кастинге и умным в привлечении художников, но он был наивен в кинобизнесе. «Это был кошмар» — говорит Геффен. «Я ненавидел эти встречи, все боялись быть ответственными».

...Когда он обнаружил, что опухоль, удаленная из его мочевого пузыря в 1976 году, была не изнурительным раком, а безвредным образованием, Геффен связался по телефону со Стивом Россом и Мо Остином, президентом Warner Bros.Records, и вернулся в бизнес.
Череда ярких авторов (Донна Саммер, Элтон Джон, Джон Леннон и Йоко Оно) прославили Geffen Records, но он хотел сделать больше, чем повторение прошлых успехов. Поэтому, когда Роберт Таун, старый друг и Оскароносный сценарист фильма «Китайский квартал» попросил о помощи в финансировании фильма «Личный рекорд», первого своего фильма, в котором он выступал режиссером, Геффен согласился. Он не предвидел, что он станет единственным продюсером художественного, противоречивого фильма, с бюджетом в 7,5 миллиона долларов, который после нескольких неудач обошелся в 16 миллионов долларов.

«Чтобы что-то сделать с фильмом, — говорит Геффен, — я пошел к Стиву Росс и сказал: «Помоги! Я хочу, чтобы вы купили этот фильм у меня!». Он сказал: «Ты думаешь это будет хит?» Я сказал: «Нет..» Он сказал: «Так почему тогда я должен его у тебя покупать?»
Я сказал: «Послушай, если ты купишь этот фильм
у меня, и он провалится, это будет просто еще одна провальная кинокартина; у вас их много. Но если я не продам его, это станет навязчивой идеей моей жизни. Я потеряю целое состояние. Я не смогу больше работать.»
Росс согласился взять фильм, при условии если Геффен подпишет эксклюзивный пятилетний контракт о создании своей собственной компании с поддержкой Warner Bros. Pictures. «Первая картина, которую я создал в этой сделке — это «Рискованный бизнес»,
от которого они получили прибыль в размере от 20 до 25 миллионов долларов, так что я чувствую, что я расплатился».

Chicago Tribune 1987 года сообщает нам, что во время действия его контракта с Warner Bros. Геффен имел кредитную линию в размере 150 миллионов долларов, чтобы сделать любую картину, которую он хотел, что является уникальным условием для продюсера. Warner Bros. также были готовы финансировать любой проект Спилберга, но Спилберг был режиссером-постановщиком блокбастеров и был приглашенным гостем в любой студии по своему выбору. Но предоставление подобных условий продюсеру было совершенно необычным.

В статье Chicago Tribune говорится об этой договоренности под странным названием «Добрые дела Дэвида Геффена»:

Добрые дела Дэвида Геффена.

В чем секрет популярного голливудского продюсера? Он дает публике то, что нравится ему.

8 февраля 1987. Джин Сискел, кинообозреватель.

…Одетый в синие джинсы, кроссовки и в мятую синюю рубашку, миниатюрный, возбудимый Геффен в настоящее время имеет кредитную линию в размере 150 миллионов долларов в Warner Bros., позволяющую ему сделать любую картину, которую он захочет.

Одиннадцать лет назад он отвернулся от одного из самых престижных рабочих мест в Голливуде, уйдя с отвращением после года работы в качестве начальника производства в Warner Bros. Он ненавидел отсутствие контроля качества, скажет он.

Ему было всего 32, когда он ушел в отставку на 4 года. Во время этого четырехлетнего перерыва он приобрел всемирно известную коллекцию ламп Тиффани, только чтобы продать их, когда он вернется в 1980 году и восстановит отношения с Warner Bros., на этот раз в качестве независимого подрядчика. «Я решил жить сообразно моему вкусу, а не моему богатству».

Успех Геффена был связан прежде всего с одной компанией — Warner Communications.
«Я занимаюсь бизнесом с Warners в течение 17 лет, и я зарабатываю деньги для Warners в течение 17 лет.
 Таким образом, часть моего успеха, — сказал он, — заключается в том, что мне дана определенная свобода, которая не дана другим. Практически никто в бизнесе кино не имеет длительных отношений. Каждый сегодня здесь является фрилансером, который будет работать на любого, кто его наймет.»

«Но я работаю только с Warner Bros., что, в свою очередь, означает, что у меня нет отношений с большинством, которые находятся в бизнесе для зарабатывания быстрых денег, говоря: «ладно, если он провалится, я пойду в Universal или Paramount.»
«Сегодня в Голливуде совершенно бесцеремонное отношение, которое полностью отличается от прежних времён».

«Работа Дэвида с нами уникальна, на фоне продюсеров Голливуда» — сказал Роберт Дейли, шеф Warner Bros. «Стив Спилберг — особый случай, но он режиссер-постановщик. Дэвид — единственныйв нашей отрасли продюсер, имеющий договорные права делать любой фильм для нас, который он захочет».

Причина ухода Геффена в 1976 году после года в качестве начальника производства Warners связана, по его словам, с его нежеланием делать фильмы, в которые он не верил.
«Я не думаю, что Дэвид любит делегировать полномочия», — сказал Роберт Дейли из Warners. «Дэвиду гораздо лучше работать над тем, что он сам любит.»

Итак, специфика работы Геффена заключалась в том, что он как продюсер работал только с проектами по своему выбору и получил от директора возможность бесплатно снимать любой фильм, который ему понравится.

Как сказал нам NY Times: учитывая его интересы, которые он продвигал (секс, деньги и личные амбиции), не было уверенности, что Геффен может быть вдохновлен трогательными и семейными фильмами, такими как «Пиноккио», «Питер Пэн» и «Midknight» (например).
Его интересы лежали скорее в сфере Бродвейских «Кошек» или фильмов типа «Рискованный бизнесс», где подросток превращал родительский дом в бордель.

В 1992 году Стив Росс умер. Единственное замечание Геффена о его сотрудничестве со своим наставником состояло в том, что он был для него не чем иным, как ресурсом, а не фигурой отца, как все думали, и что «у Стива была непростая жизнь».

(на фото Стивен Росс)

2 мая 1993 года

… В 1975 году его председатель, Стивен Дж. Росс, назвал Геффена вице-председателем Warner Brothers.Корпоративные и бюрократические ограничения на работе сделали его подавленным. Он уволился в 1976 году, богатый и несчастный.

Общеизвестно в Голливуде, что Геффен постоянно находился в поисках фигуры отца и нашел его в Стиве Россе. На самом деле, человеком, который оказался его наставником, был Ахмет Эртегун, глава Atlantic Records. «Ахмет проявил ко мне отцовский интерес» — говорит Геффен. «Стив никогда не проявлял отцовского интереса. Я просто был его ценным сотрудником.»

Призрак Росса (председателя Time Warner, который умер от рака в прошлом году) преследует Геффена и внушает страх быть еще более и более изолированным. Геффен яростно порвал с Россом, его бывшим боссом в конце 1980-х, после крупных разногласий по поводу стоимости его музыкальной компании. Обида не зажила, даже когда Росс лежал при смерти.

«У него не было легкой жизни» — загадочно говорит Геффен. «Он не помог другим людям, но он, конечно, и сам прожил тяжелую жизнь.»

Спилберг и Геффен показали свои чувства Стиву Россу совершенно по-разному. Об этом говорит автор Николь ЛаПорт:

«Оскорбление Геффеном Росса в прессе, даже когда пожилой человек умирал от рака предстательной железы, оскорбило Спилберга, хорошего сына, который остался на стороне Росса. Спилберг был на похоронах вместе с Куинси Джонсом, Полом Саймоном и Барброй Стрейзанд, которая пела на службе. Геффен не получил такого приглашения. Его также не позвали на менее приватную церемонию (список гостей составлял несколько тысяч имен-в Карнеги-холле), хотя он все равно пришёл» (стр. 23)

КАКОЕ ЭТО ИМЕЕТ ОТНОШЕНИЕ К МАЙКЛУ ДЖЕКСОНУ?

Действительно, какое значение все вышеперечисленное имеет для MJ?

Вероятно, не такое уж большое, за исключением того, что мы узнали о самых мощных игроках в Голливуде в 80-х и 90-х годах, и что «держать людей счастливыми»- это универсальный метод, чтобы держать звезду на крючке, говоря «да» каждому его желанию, но при этом не подразумевающий этого.

Теперь мы знаем, что Стивен Спилберг и Дэвид Геффен расстались в 2008 году, и в то время, когда Кравиотто написала свою книгу, они были не такими близкими, как раньше.
Мы также узнали о масштабах влияния Геффена в Голливуде и его методах работы, а также о том, что, если вы его друг, «он сделает все для вас», но если вы враг (или он воспринимает вас как такового) «вы можете убить себя». Это ценное знание должно быть добавлено к тому, что мы уже знали о Геффене – что в 80-х-90-х годах он был одним из ближайших советников Майкла и Майкл прислушивался ко всему, что он говорил.

Но то, чего мы еще не знали, — это то, что Геффен пробился в ближний круг Майкла, пообещав ему роли в фильмах, и именно здесь, очевидно, была тайна такой его власти над Майклом.

Помните статью «Нью-Йорк таймс», в которой говорилось, что Геффен ничего не делает, кроме разговоров по телефону? Эта статья была написана в июле 1985 года и, помимо объяснения того, как Геффен занимался своим делом, она также выявила бесценный факт: когда в 1982 году Геффен сказал Джексону: «Давайте сделаем фильм» — это и было то, как он «получил» его, возможно, в попытке заманить его на свой лейбл Geffen Records.

(на фото Квинси Джонс, Майкл Джексон, Дэвид Геффен на вечеринке в Лос-Анджелесе. 1982г.)

И действительно, к 1985 году Майкл получил свой первый кинопроект от Геффена, который назывался «Captain EO», его сняли в Disney для своего тематического парка — проект был организован через связь Геффена со своим другом Катценбергом, конечно.

Итак, вот последняя часть о предложении Геффена «Давайте сделаем фильм»:

ПУТЕШЕСТВИЕ С ДЭВИДОМ ГЕФФЕНОМ.

Автор Дон Шьюи
Опубликовано: 21 Июля 1985


…В сентябре этого года Геффен выпустит новый фильм Мартина Скорсезе «После работы».
К тому времени будет выпущена новая версия фильма «Маленький магазинчик ужасов», за которой последует новый фильм-мюзикл сценариста и лирика Дина Питчфорда. А недавно он заключил сделку- событие-года с Майклом Джексоном, для того чтобы Майкл сыграл свою первую главную роль в фильмах.

Четверг: обед с Фрэнком Дилео, личным менеджером Майкла Джексона, в The Palm, голливудском клубе, где рок-музыканты с ирокезами смешиваются с адвокатами и агентами.
Геффен болтает со всеми в дверях, то подсаживаясь ко всем за столик, то добродушно подшучивая, то на парковке уже позже.. Дилео, бывший промоутер CBS, внезапно уходит, застенчиво прощаясь. Но Геффен следит за ним. Если он собирается снимать фильм с Майклом Джексоном, менеджеру не стоит чувствовать угрозу или оставаться в стороне.

Суббота: встреча с Майклом Джексоном для обсуждения кинопроектов. Любой человек в Голливуде хотел бы иметь бизнес с Майклом Джексоном, но Геффен получил его, потому что он сказал: «давайте сделаем фильм» три года назад, прежде чем было продано 20 миллионов копий альбома «Триллер» 
.

Способность Геффена представить себя кем-то, кто может добиться успеха, не проходя через корпоративную бюрократию, зависит от его союза с более крупными источниками власти и денег-Стивом Россом, Мо Остином, Берни Джейкобсом из организации Шуберта, сопродюсером во всех его Бродвейских предприятиях. Они, в некотором смысле, его боссы.
Но Геффену важно, чтобы его рассматривали как равного партнера, а не подчиненного. Это иногда их забавляет. Росс не говорил об этом много, но дал понять, что кредитная линия в 100 миллионов долларов, приписываемая фильмам Геффена-это выдумка Геффена. Большие парни потакают ему, потому что ценят его интуицию; взамен они получают его лояльность.
Это называется привязкой к власти, и это означает, что Геффен может тратить меньше времени на скучные денежные вопросы и больше времени на телефонные разговоры и мечтания о проектах.

Чем глубже вы погружаетесь в это, тем больше открытий вы делаете, и тем длиннее становится эта история. Вся эта шумиха о многомиллионном кредите, который предположительно имел Геффен в Warner Bros., была ли на самом деле выдумкой Геффена, как намекал Стив Росс? Но как ему удалось убедить СМИ в том, что 150-миллионный кредит на его фильмы был реальным?
А что, если он убедил Майкла Джексона в том же? Какое обширное новое поле для исследований…
Тем временем вы можете снова пройти через этот цирк и сами оценить истинную ценность этого сверхсекретного Проекта «М» 1990 года для Майкла Джексона, а также задуматься о причинах, по которым Кравиотто никогда не говорила о «Midknight» Джона Питерса и почему название Warner Bros. тоже никогда не упоминалось.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: