Ахмад Элатаб о Майкле Джексоне и Неверленде.

20 ноября 2003 года Майкл Джексон был арестован по делу Гевина Арвизо. Полицейские надели на него наручники и с помпой повезли в прокуратуру.

Никакой закон не обязывает непременно надевать наручники на арестованного, это делается только если существует риск, что арестованный может попытаться напасть на полицейских и/или попытаться сбежать. Узнав, что выписан ордер на арест, адвокаты Джексона позвонили прокурору и сообщили, что Майкл прилетит 20 ноября из Лас-Вегаса, чтобы сдаться властям. Майкл прилетел, как и было обещано, и полиция арестовала его сразу на выходе из самолета. Он специально прилетел сдаться, не было никакой необходимости надевать на него наручники. Но полицейские все же это сделали — с единственной целью его унизить.

В тот же день Майкл Джексон был условно освобожден под залог в 3 миллиона долларов.

СМИ забросили все государственные и политические новости и переключились на освещение «дела Майкла Джексона». ТВ-программы без устали допрашивали нынешних и бывших друзей Майкла, например, 21 ноября в передаче Ларри Кинга выступил Кори Фельдман сказал, что его на самом деле домогались некоторые деятели в Голливуде, и он отлично знает, кто такие педофилы, но Майкл к ним точно не относится. 26 ноября Уэйд Робсон дал интервью австралийской газете «Хобарт Меркьюри», и сказал: «Я никогда не испытывал на себе сексуальных домогательств, и надеюсь, что этого ни с кем не случилось. Да, я спал в кровати Майкла, но ничего странного там не происходило. Майкл был суперзвездой с пятилетнего возраста, откуда ему было знать, что общество считает правильным или неправильным?».

25 ноября репортер Нэнси Грейс, один из главных врагов Майкла в прессе, доложила, что после того, как на пресс-конференции прокурор назвал номер телефона «горячей линии» специально созданной для «жертв Майкла Джексона», на этот телефон посыпалось множество звонков от «возможных жертв» — но как показали дальнейшие события, полиция не обнаружила среди звонивших ни одного мало-мальски достойного доверия свидетеля…

Все, абсолютно все, кто был знаком с Майклом, выступали в его защиту. Но пресса, которой выгодно было раздувать истерию вокруг этого дела, любые хвалебные рассказы о Майкле преподносила с издевкой.

Ниже следует перевод статьи из газеты «Нью-Йорк Пост» от 22 ноября 2003 года. Интервью дает Ахмад Элатаб, юноша, который провел несколько дней на ранчо «Неверленд» с Майклом Джексоном, и у которого остались только самые прекрасные впечатления и о ранчо, и о Майкле. Но посмотрите, каким тоном это подано! Заголовок сочится ядом и заранее настраивает читателя на недоверие к Джексону, хотя в самой статье процитированы только хвалебные слова Ахмада Элатаба о Майкле Джексоне.

Эта статья интересна не только тем, что в ней даны показания одного из нескольких сотен людей, лично знакомых с Майклом, и абсолютно уверенных в его невиновности (со временем я выложу их все в своем блоге). Еще эта статья служит примером того, как пресса манипулирует сознанием читателя. На примере этой статьи можно учиться отличать факты от навязываемого вам мнения: просто посмотрите, что говорит сам очевидец (Ахмад Элатаб), и что пишет автор статьи — и сравните!

Например, Элатаб говорит, что спал на раскладном диване в комнате с шестью другими ребятами, а заголовок статьи гласит: «Мои ночевки с Майклом».

Элатаб говорит, что дом Майкла — это «старый большой кирпичный дом, красивый дом в английском стиле», а автор статьи пишет: «Его проводили в «старый кирпичный дом», где живет эксцентричная звезда», что должно создать у читателя впечатление, что и сам дом по какой-то причине «эксцентричный». Читатель, который мыслит собственными мозгами, в «красивом кирпичном доме в английском стиле» увидит: «классика». Но читатель, неспособный к анализу, просто завороженно кивнет вслед за автором статьи: «эксцентрично».

Элатаб говорит, что бывал на ранчо Майкла пять или шесть раз («полдюжины»), а автор статьи пишет: «был членом близкого круга малолетних приятелей Поп-Короля». Откуда автор статьи взял «близкий круг малолетних приятелей»? Можно точно сказать, что из воздуха — потому что если бы у автора статьи были основания так писать, будьте уверены, он бы эти основания изложил в статье. Точнее – она, ибо автор статьи — женщина.

И откуда эта женщина взяла, что ранчо — «супер-секретное»? Тоже из воздуха, ведь в самой статье Элатаб говорит, что Майкл пригласил его с родителями на ранчо после короткого знакомства, и им был открыты там все двери и все закоулки, как и другим ребятам, которые гостили там одновременно с ним.

Обратите внимание, как «эксцентричная суперзвезда» ставил условие, чтобы подростки, прежде чем войти на территорию, письменно обещали, что не будут там пить алкоголь и курить. И как «эксцентричная суперзвезда» расставил вдоль дороги к своему ранчо таблички с предупреждением: «Осторожно, играют дети». В чем эксцентричность? В том, что он заботится о безопасности детей? (Эти таблички общеприняты в США, но не являются официальными дорожными знаками, их ставят по собственному усмотрению жители в тех местах, где дети могут выбежать на дорогу).

Оригинал статьи здесь.  

МОИ НОЧЕВКИ С МАЙКЛОМ; «CЕКРЕТНАЯ» СПАЛЬНЯ ДЖЕКО; СВОБОДНЫЙ ДОСТУП ДЛЯ ДЕТЕЙ

«Нью-Йорк Пост», 22 ноября 2003 г, Марианн Гарви

В этой статье — взгляд на супер-секретное ранчо Майкла Джексона «Неверленд» от мальчика, который был членом близкого круга малолетних приятелей Поп-Короля.

Семнадцатилетний Ахмад Элатаб рассказал нашей газете, что он «чувствовал себя как король» во время своих полдюжины визитов на печально знаменитое ранчо Джексона.

И он приводит сенсационные откровения о разговорах, которые он имел с загадочной звездой во время их дружбы:

* «Он ни разу не дотронулся до меня. Я никогда не видел, чтобы Майкл прикасался или вел себя странно с кем-либо из детей, он этого не делал — он добр ко всем».

* «Джексон сказал, что «он развелся с Лизой-Мари Пресли, потому что она отказывалась родить ему детей».

* «Там нет никаких странных барокамер, и он носит хирургическую маску только потому, что иногда чувствует себя некрасивым». 

* «Майкл не гей — я видел, как он флиртовал с девушками, как целовался с женщинами».

* Эксцентричная поп-звезда сказал подростку, что он не достиг бы такого успеха, если бы не его отец, Джо Джексон.

Элатаб рассказал нашей газете, что в Неверленде «нет правил. Любой каприз выполнялся моментально».

Он начал проводить время в роскошном калифорнийском поместье в октябре 2002 года — через семь лет после того, как он и группа других подростков-американцев арабского происхождения встретились с Джексоном в студии «Сони» в Мидтауне [Нью-Йорк].

Он вручил Джексону свою фотографию со своим телефонным номером на обороте. К его удивлению, Джексон позвонил ему три месяца спустя и двое начали телефонную дружбу.

Вскоре Джексон пригласил мальчика и его семью приезжать в «Неверленд» в любое время. Элатаб и его родители поехали туда на один день. Все последующие визиты он ездил туда без родителей.

В первый одиночный визит мальчика, звезда самолично провел для него и шести других детей экскурсию по поместью.

Джексон был в «Неверленде» во время большинства визитов Элатаба, но мальчик также посещал ранчо и когда «Парень в Перчатке» был в отъезде, и ответственность за ранчо несла охрана.

Элатаб, который живет в Клифтоне (Нью-Джерси), описывает ранчо как «мир фантазии», где дюжины детей запросто брали в руки дорогой хрусталь и бриллианты из коллекций, трогали ценные картины, написанные маслом, и имели неограниченный доступ к каждому закоулку дома — включая спальню Джеко и его личные вещи.

Роскошная игровая площадка Джексона расположена в конце длинной извилистой дороги в Санта-Барбаре — частная дорога к поместью пестрит табличками «Осторожно! Играют дети!», установленными по заказу Джексона, говорит Элатаб.

Пункт охраны приветствовал 16-летнего в то время юношу, когда он подъехал к дому. И перед тем как его впустить, он — как большинство юных посетителей Джексона — подписал соглашение, обязуясь не курить, не пить алкоголь и не пользоваться фото- или видеокамерой на территории ранчо.

Только после этого перед ним открывались огромные, черные с золотом ворота «как в Диснейленде», с надписью над ними «Неверленд» сверкающими золотыми буквами.

«Там повсюду были фонарики. Деревья обвиты светящимися гирляндами, гирлянды на воротах, тонны сверкающих лампочек — это было великолепно», — говорит Элатаб.

Его проводили в «старый кирпичный дом», где живет эксцентричная звезда.

«Это не самый большой дом из тех, какие я видел, но большой, — говорит Элатаб. — Он выглядит как красивый английский дом».

Первой остановкой экскурсии была спальня Джексона, которую Элатаб описывает как «типичную комнату подростка».

«У него там даже нет большой хорошей кровати, он спит на маленьком раздвижном диване, — вспоминает он. — И кстати, барокамеры там нет».

Элатаб описывает Джексона как простого парня, который «день за днем носит одну и ту же одежду», и «любит коллекционировать фигурки супергероев и смотреть фильмы ужасов».

На многочисленных полках в его комнате Джексон держит музыкальные призы, которые он получил за свою долгую карьеру — «Грэмми», «Американские музыкальные награды», «Лунный человек» MTV и журнальные обложки за много лет, которые показывают его изменяющееся лицо.

Там можно видеть свидетельства тому, что внутри мужчины все еще живет мальчик, говорит Элатаб.

«Там игрушки, игрушки, игрушки повсюду, — говорит он. — Дарт Вейдер в натуральную величину, R2-D2, Пиноккио, E.T., все, что угодно.»

Вдоль коридоров первого этажа он видел сотни фотографий Джексона с другими знаменитостями, такими, как Билл Клинтон, Лиза Минелли и Элизабет Тейлор.

«Там фотографии повсюду, ими уставлен рояль, завешены стены, они лежат повсюду. Его фото со всеми детьми, которые бывали на ранчо», говорит Элатаб.

Первый этаж содержит «старинную библиотеку», как ее называет Джексон, наполненную дорогой старинной мебелью, ювелирными изделиями и редкими книгами — всё из этого детям разрешено брать и рассматривать.

Джексон позволяет детям ходить по всему владению повсюду — включая кинотеатр, личную студию звукозаписи, зоопарк, игротеку, бассейн и джакузи, и парк развлечений с американскими горками и каруселями.

«Там есть все, что можно себе представить, и ты можешь делать все, что захочешь и когда захочешь, — рассказывает Элатаб о бесконечных возможностях.

Игротека это «отдельный целый дом» с видеоиграми, как например, гонки на машинах или автомат с виртуальной игрой в теннис с автографом Серены и Винус Уильямс — их личный подарок Джексону.

«В игротеке есть большие автоматы с жвачкой, фото-кабинки, автоматы с кока-колой, музыкальный автомат, — говорит Элатаб. — Там есть все возможные видеоигры, автоматы, где удочкой достают игрушки, игры на скейтбордах».

Именно там Джексон дал Элатабу импровизированный урок танца, показал подростку некоторые из своих фирменных движений — под мелодии разных артистов от «50 Сент» до «Би Джис».

«Он показал мне, как двигаться как он», — говорит Элатаб о памятном уроке.

В соседнем с игротекой кинотеатре установлен проектор и экран «лучше, чем в настоящем кинотеатре» который показывает «все, что захочешь по требованию».

«Майкл получает все новейшие фильмы, — говорит Элатаб. — Я смотрел там «Звездные войны». Вы сидите на мягких кожаных сиденьях, отделенных почти на два фута друг от друга. Там есть автомат с попкорном, прилавок с конфетами, лимонады, хот-доги, начос, все что есть в обычном кинотеатре».

Элатаб говорит о комнате над кинотеатром — где он спал — как о «секретной комнате» Майкла.

Дополнительные диваны и кровати стоят повсюду, и все гости могут остаться на ночь или на несколько дней. Но сначала Джексон должен поговорить с родителями детей, говорит Элатаб.

Элатаб набрал номер своей матери, 31-летней Ханади Фаттух, и передал «Парню в Перчатке» свой мобильный телефон.

«Майкл спросил меня, можно ли Ахмаду остаться ночевать, и я сказала да. Я полностью доверяла ему и сейчас доверяю, — говорит Фаттух. — Я бы позволила сыну вернуться туда в любое время, я поддерживаю его и не верю слухам и обвинениям, никогда не верила».

Элатаб спал на раздвижном диване в комнате с шестью другими детьми.

Однажды Элатаба и 20 других детей также свозили на приватный поздний визит в магазин игрушек «Тойз-ар-Ас».

«Он говорил: «Да, да, берите все, что хотите».

В тот день Элатаб покинул магазин счастливым, как гордый обладатель приставки «Сони плейстейшн-2» и набора игр к ней. Джексон также подарил ему голубую шелковую маску, которую он носил в тот день — он сказал Элатабу, что носит маски только потому, что иногда чувствует себя некрасивым».

В лимузине по дороге обратно «я спросил его про Мадонну, про то, как однажды я видел в доме Лизу-Мари Пресли, спросил гей ли он и все такое», вспоминает подросток.

«Он был таким открытым, он ничего не скрывает. Он совсем другой человек, когда его лично узнаешь. Он сказал, что Мадонна стерва, и что с Лизой-Мари он развелся потому, что она не хотела родить ему детей».

«Он сексуален, он любит женщин. Я видел, как он флиртует. Некоторые из тех женщин, которых он выдает за нянь его детей, на самом деле те, с кем он спит. Он просто скрывает это от публики»

«Он сказал, что он не гей, что люди завидуют ему и хотят его разрушить. Он сказал мне, что любит свою семью, особенно отца — он сказал, что без него он не достиг бы успеха».

«Ему только не понравились вопросы про пластические операции и про Мартина Башира, — добавляет Элатаб. — Когда я спросил про то знаменитое интервью, это было единственный раз, когда я увидел, что он разозлился — не на меня, конечно, на Мартина. Он даже не хочет слышать его имя».

Юноша сказал, что Джексону нравилось обнимать их или гладить по голове.

«Он просто любит вести себя как наш ровесник… Он звал нас ду-ду, эпплхед и смелли [детские клички типа: бу-бу, голова-яблоко и вонючка]. Это все было от чистой души, я в этом уверен».

Источник.

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: