Анализ показаний Джун Чандлер.

Несколько ситуаций Джун (при помощи Снеддона) представляет так, будто действия Майкла, его поведение, или его влияние на Джорди страшно ее огорчали. Но если обратить внимание на поступки Джун ПОСЛЕ этих ситуаций, то становится ясно, что никаких «огорчений» у нее в то время не было совершенно и абсолютно.

Если человек вас хоть чуточку расстроил в совместной поездке, то вы не едете сразу же после этой поездки в его дом, и не приглашаете его затем пожить в вашем доме.

Возможно, вы не прекратите общение с этим человеком полностью, если общение с ним сулит вам какие-то выгоды. Но, тем не менее, сразу же после неприятного разговора или ситуации вы наверняка возьмете «тайм-аут», и захотите хотя бы ненадолго побыть без него.

Возьмем, к примеру, ситуацию в Вегасе: если бы мужчина, с которым вы дружите всей семьей, вдруг стал уговаривать и упрашивать вас и давить на вас, чтобы вы, против своей воли, разрешили своему сыну спать в его комнате… что бы вы чувствовали? Не стали бы вы после этого избегать этого мужчины? Даже если бы вы согласились на его просьбы, потому что надеетесь получить выгоды, не правда ли, остался бы неприятный осадочек от такого разговора? 

Однако после Вегаса они все — Джун, ее дети и Майкл — стали почти неразлучны. Это совершенно не согласуется с тем, что Джун «вынудили». Это не похоже на то, как люди ведут себя после неприятного разговора.

Что мы видим после Лас-Вегаса?

В (Снеддон). Миссис Чандлер, вы помните куда вы поехали после Лас-Вегаса, куда вы лично и Джордан поехали? Когда вы вернулись из Вегаса, куда вы поехали, вы припоминаете?

О. После Вегаса, я… может быть, снова в Диснейленд, обратно в Неверленд, или домой. Я не уверена.

Может, и не уверена. Однако, если бы разговор в Лас-Вегасе каким-либо образом ее огорчил, и ПОЭТОМУ она поехала бы к себе домой, тогда она как раз БЫЛА БЫ УВЕРЕНА, что к Майклу после этого она уж точно не поехала.

Джун предполагает, что сразу после Вегаса она МОГЛА поехать вместе с Майклом в Диснейленд или в его дом — в Неверленд. Но если бы она была огорчена разговором в Лас-Вегасе, то она помнила бы свои эмоции, и сказала бы что-нибудь вроде: «Я, наверное, поехала домой, потому что была огорчена/было неприятно и т.п.».

Вдобавок, именно после Вегаса она стала приглашать Майкла к себе домой:

В (Мезеро). Хорошо. Когда вы полетели в Лас-Вегас на самолете Стива Уинна, в то время Майкл Джексон уже бывал в вашем доме?

О. Нет.

В. Майкл Джексон стал бывать в вашем доме после той поездки в Лас-Вегас?

О. Да.

Джорди в беседе с Гарднером подтверждает, что после Вегаса между ними всеми не только не возникло никаких неприятных чувств, но, наоборот, они сильнее сблизились и сдружились:

«Ну, когда мы вернулись в Лос-Анджелес наша дружба стала гораздо более крепкой, чем до поездки, и мы стали видеться чаще. И мы довольно часто ездили к нему на ранчо.»

Виктор Гутьеррес (ВГ) в своей книге пишет, что после Вегаса Майкл подвез Джун с детьми к их собственному дому и оставил их, а на следующий день (или день спустя) снова заехал за ними и забрал их всех с собой в Неверленд на выходные. Когда Майкл приехал в дом Джун в тот день, у нее гостили Томми и Мёрди — брат Джун и его жена — и Джун пригласила Майкла в дом, чтобы он с ними познакомился.

Какая, интересно, загадка стоит за Томми и Мёрди, если Джун не пожелала признаться, что Майкл с ними встречался?

В (Мезеро). Окей. Насколько вы знаете, Майкл Джексон когда-либо встречался с Томми и Мёрди?

О. Я не помню.

По словам ВГ, Чандлеры провели в Неверленде 5 дней. Затем, 7 апреля (?) они вернулись в Лос-Анджелес все вместе. Джун с детьми поехала домой, а Майкл поехал в свою квартиру «Убежище», что в пяти минутах езды от дома Джун. И вот в этот день приезда в ЛА, Джун впервые пригласила Майкла к себе домой с ночевкой.

Кстати, посмотрите, как замечательно она помнит все месяцы до июня 1993 г:

В (Мезеро). Окей. Просто, чтобы уточнить: в каком месяце мистер Джексон впервые ночевал в вашем доме в Санта-Монике?

О. В апреле.

ВГ пишет, что сначала в тот день (7 апреля) Майкл из своей квартиры позвонил Джорди, и Джорди отвечал только «да» и «нет». Джун, мол, это показалось дико подозрительным, и она, якобы очень недовольная, позвонила Майклу, чтобы с пристрастием допросить его об этом. Но Майкл, мол, попросил ее приехать за ним, она приехала и забрала Майкла к себе домой. Ее «подозрения и недовольство» волшебным образом испарились сами по себе:

«Он просил Джун приехать за ним, поскольку его лимузин уже уехал, чтобы они могли поговорить более комфортно в ее доме, и она согласилась. Приехав в квартиру певца, Джун увидела, что он одет в пижаму, и даже не переодевшись, он сел в ее машину. В тот вечер Джексон и Джун не обсуждали ситуацию». [т.е. не обсуждали «подозрительный» телефонный разговор]

Уже на следующий день, если верить ВГ, они снова поехали в Неверленд…

За всеми этими «недовольствами», которые волшебным образом испаряются, не оставляя ни малейшего отпечатка на отношениях Джун с Майклом (в Вегасе — из показаний Джун, и в ЛА — из книги Гутьерреса), если смотреть только на их ПОСТУПКИ, вырисовывается четкая картинка того, как, действительно, после Лас-Вегаса их «дружба стала гораздо более крепкой». Все они — Майкл, Джун, Лили и Джорди — стали практически неразлучны.

Теперь, что мы видим после Флориды?

Когда Джун допрашивал Снеддон, первая поездка во Флориду, по ее словам, была в мае:

В (Снеддон). Вы когда-нибудь… вы были когда-нибудь в «Мире Диснея» … в Орландо, штат Флорида?

О. Да.

В. И вы были в «Мире Диснея» с подсудимым в этом деле, Майклом Джексоном?

О. Да.

В. А вы помните приблизительно, когда это было, что вы поехали в «Мир Диснея» с мистером Джексоном?

О. Я бы сказала, в мае.

В. 1993 года?

О. 1993 года.

А когда Джун допрашивал Мезеро, первая поездка во Флориду, по ее словам, была в апреле:

В. Город Орландо, штат Флорида?

О. Верно.

В. И когда приблизительно была эта поездка?

О. О, наверное, примерно в апреле.

На самом деле их ПЕРВАЯ поездка во Флориду была 22-23 апреля, о чем сообщают нам Рей Чандлер и ВГ. И эта дата полностью опровергает историю Джордана, потому что в беседе с доктором Гарднером парень не помнил никаких дат, и расписал событий на полгода в крохотном промежутке между 1 и 22 апреля (подробно здесь).

В (Снеддон). В течение того времени, что вы посещали «Мир Диснея» в Орландо, можете ли вы описать характер отношений, которые вы наблюдали лично, между подсудимым в этом деле, Майклом Джексоном, и вашим сыном Джорданом?

О. Поведение, вы говорите?

В. Да.

О. Поведение моего сына было таково, что он больше не хотел быть со мной и Лили, и он был только с Майклом все время, и не был слишком-то веселый. Просто… ну, я не могла… у меня с ним почти не было никакого общения.

(Снеддон вообще-то спрашивал про характер отношений между Майклом и Джорди. А она описывает отношения между ней самой и Джорди).

В. Выло ли это что-то, что вы наблюдали в первый раз в Орландо, или это было что-то, что вы начали наблюдать за какой-то период времени?

О. Это был период времени, и это происходило постепенно.

(…)

В. Каков был характер этих изменений?

О. Ну, он начал одеваться как Майкл. Он стал вести себя отстраненно, типа высокомерно-насмешливо. Не такой милый, как он обычно был. И отстраненный. Он просто не хотел быть с нами, с Лили и мной.

Здесь Снеддон спрашивал именно про их первую поездку во Флориду. Но Джун поспешила — то, что она здесь рассказывает, на самом деле относится ко второй поездке во Флориду, в июне. Вторая поездка была после Нью-Йорка, где Джун с Джорди поссорились, поэтому-то Джорди так и вел себя с ней. Когда позже Снеддон спросил про вторую поездку, Джун сообразила, что все, что она должна была сказать про вторую поездку, она уже рассказала раньше, когда говорила про первую. Она не смогла придумать на ходу «новых слов», поэтому отделалась фразой «поведение было ТАКОЕ ЖЕ». Хотя как оно могло быть «таким же», если до этого в мае в Монако «произошел поворотный момент», в начале июня Джорди поссорился с отцом и уже месяц с ним не общался, и вдобавок в Нью-Йорке поссорился с матерью?

В (Снеддон). Теперь скажите нам, я думаю, во Флориду было две поездки?

О. Да.

В. Вы помните, когда была вторая поездка?

О. После июня. Возможно, июль, начало июля.

(…)

В. Изменилось ли поведение Джордана в каком-либо отношении с первой поездки во Флориду, которую вы описывали?

О. Оно было такое же. Такое же.

Снеддон, видимо, понял, что произошло — то есть, что Джун уже «использовала все слова», когда говорила про первую поездку — поэтому не стал спрашивать о подробностях. Ее невнятное «такое же» его вполне устроило.

Однако «плохое поведение» Джорди, которое по словам Джун, было в первую флоридскую поездку, ничуть не помешало ей сразу же после этого приглашать Майкла к себе в дом с ночевкой в течение недели-двух подряд. И не помешало ей радостно принять приглашение поехать 7 мая вместе с Майклом в Монако:

В (Снеддон). … И в течение этого времени, проводил ли когда-нибудь мистер Джексон ночь в вашем доме?

О. Да, проводил.

В. А вы помните, сколько раз мистер Джексон проводил ночь в вашем доме?

О. Я сказала бы, более 30 раз.

В. И были ли некоторые из этих дней или ночей подряд?

О. Да.

В. И сколько дней подряд, вы думаете, это происходило?

О. О. Эта могла быть неделя или две подряд.

(…)

В (Мезеро). Окей. Сколько ночей, насколько вы помните, мистер Джексон оставался в вашем доме?

О. Насколько могу вспомнить, 30 ночей.

В. И приблизительно в какой временной период это было, вы знаете?

О. Начиная с середины апреля и до конца мая.

В какое-то время, в апреле или мае Джун разговаривала с Джой Робсон в Неверленде. И Джой со злорадством предрекала, что Майкл рано или поздно потеряет к ее сыну интерес. Разговор Джой с Джун — отдельная тема, в этом разговоре фигурировал некий мальчик, «у которого поехала кукушка», и, я уверена, что речь шла о Джимми Сейфчаке.

И даже это не помешало Джун Чандлер радостно продолжать ездить с Майклом в поездки, к нему на ранчо и приглашать его к себе домой. Что означает, что лично у нее к Майклу на тот момент претензий никаких не было.

Что мы наблюдаем после Монако?

В (Снеддон). Вы помните, когда приблизительно это было?

О. Я думаю, в середине мая.

Поездка в Монако была с 7 по 16 мая, здесь память Джун опять не подвела. Чандлеры и Майкл жили в Монако в одном огромном номере — номере «Уинстона Черчилля» в гостинице «Отель де Пари».

Джордан в своей беседе с Гарднером утверждает, что в Монако был «поворотный момент». Совершенно непонятно с чего это Монако был таким уж поворотным, если, по словам Джорди, еще с середины апреля начались поцелуи с языком, взаимные терки друг о друга с эрекциями, хватания за ягодицу и сования языка в уши. Об этом «жутко поворотном моменте в Монако» Джорди рассказывает Гарднеру так:

Г: Что случилось?

Д: Я не знаю. Я думаю, когда он убедил меня принять ванную с ним или типа того

М-да. Какой накал. Какая драма. Джорди, должно быть, единственный в мире человек, который переживал «такую драму» с полным спокойствием и отрешенностью. Он переживал «драму» в двух метрах от своей матери, и мать не заметила ни малейшего ее следа — ни в то время, когда это происходило, ни даже позже, в августе, когда Джорди «признался», она не вспомнила никаких подозрительных мелочей.

Снеддон только уточняет у Джун, что Майкл с Джорди жили в одной комнате, и что Майкл с Джорди заболели. Однако Снеддон не спрашивает Джун ни о каких ее недовольствах, сомнениях, подозрениях. Снеддон в курсе, что Джун тогда не заметила совершенно ничего хоть сколько-нибудь сомнительного — потому что ничего такого и не было.

Зато о «недовольствах» Джун спрашивает Мезеро — казалось бы, адвокат Джексона не должен был так рисковать, и задавать такие вопросы? Это, вообще-то, должен был сделать прокурор.

В (Мезеро). И где вы узнали, что у них грипп?

О. В номере отеля.

В. Они жили тогда в одной комнате?

О. Да.

В. Вы выражали недовольство по этому поводу?

О. Да.

В. И что произошло?

О. Дверь в комнату была заблокирована. Я не могла войти. Всё становилось странным. Ситуация стала быстро ухудшаться.

Да, ситуация стала так жутко ухудшаться, что сразу же после этой ситуации Джун с детьми вместе с «ухудшителем ситуации» поехала развлекаться в парижский Диснейленд.

Мезеро задал ей гениальный вопрос, чтобы это подчеркнуть:

О. … Ситуация стала быстро ухудшаться.

В (Мезеро). Вы взяли своего сына и уехали?

О. Нет.

В. После того, как вы вернулись из Монако, Майкл Джексон ночевал в вашем доме?

О. Да.

(…)

В. Как вы думаете, сколько ночей провел Майкл Джексон в вашем доме после того, как вы вернулись из Монако?

О. О, возможно неделю или две.

Мыши кололись, плакали, но продолжали жевать кактусы?

Что происходит после Нью-Йорка?

Сначала о том, что произошло ДО Нью-Йорка. Гутьеррес пишет, что на вручении аттестатов в школе (9 июня), Эван сказал Джун:

«Я боюсь, что если Джорди будет продолжать видеться с Майклом, он может стать геем». Джун удивилась, и агрессивно ответила вопросом: «Ну, и что в этом такого?».

Не сумев произвести впечатления на Джун, Эван пошел домой к Джун. Там он увидел Джорди и потребовал у него: «Я хочу, чтобы ты перестал видеться с Майклом, потому что Майкл мне солгал!». Джорди ничего не ответил. Эвану нужно было найти какой-то способ привлечь его внимание: «Что, если нахождение рядом с Майклом означает, что ты умрешь через пять лет? Будешь ты тогда все равно с ним видеться?».

Джорди возразил: «Почему я должен перестать видеться с Майклом? Ты должен объяснить мне причину!».

Слушайте, но это же настоящий бред сумасшедшего. У Эвана, я имею в виду. Бред в самом настоящем медицинском смысле. Ни капли логики. Напоминает, как пятилетние дети пытаются чего-то добиться: «Если не сделаешь, чего я хочу, тебя утащит бабайка!».

Месяц спустя, в телефонном разговоре с Дэйвом Шварцем, Эван изложит эту ситуацию совсем иначе, прикидываясь бедным-несчастным: «Вот что я сказал Джорди, я сказал ему: «Что, если я попросил бы тебя кое-чего не делать?». Так я это сформулировал. И он ответил: «Мне все равно, что ты просишь». Так он ответил».

Но несмотря на запугивания Эвана о том, что от общения с Майклом Джорди станет геем или умрет через пять лет, Джун собиралась ехать на свадьбу в Нью-Йорк и договорилась с Майклом, что он приедет туда к ним, и потом они вместе поедут во Флориду. Номер в отеле для Джун и ее детей бронировала администратор Майкла, и оплачен ее номер было тоже Майклом.

Видимо, именно к этой поездке на свадьбу, Майкл подарил ей золотые украшения с рубинами (их покупал его водитель Гэри Хирн, и он сказал в своих показаниях, что это было «к особому случаю»), также Майкл дал ей сертификат в бутик «Фред Сигал» на 7000 долларов, видимо, чтобы она приоделась к этой поездке и торжеству.

Когда Чандлеры приехали в Нью-Йорк, братья Джун стали выговаривать ей, что Джорди не общается с семьей, в частности, со своими двоюродными братьями и сестрами. Братья накрутили Джун, и она взяла Джорди на ужин, где трое взрослых (Джун и ее два брата) налетели на одного мальчика и стали учить его уму-разуму. Об этом пишет Снеддон в ходатайстве 1108:

«В воскресенье вечером [20 июня], накануне приезда Джексона, миссис Чандлер и два ее брата пошли на ужин. Она подумала, что это хорошая возможность поговорить с Джорданом, потому что Майкла там нет. Она сказала, что ей очень трудно оторвать Джордана от Майкла, и что хотя его сейчас с ними нет, Джорди с Майклом часами говорят по телефону, иногда до 2 часов ночи. Миссис Чандлер говорила с Джорданом о том, что он должен проводить время со своими нью-йоркскими кузенами, и пожаловалась на то, что Майкл оккупировал все время Джордана. Она указала, что эти родственники будут с ним до конца его жизни, а отношения с Майклом Джексоном могут долго не продлиться».

Все это очень мудро со стороны Джун, с родственниками, конечно, надо общаться. И можно было бы подумать, что после такого разговора Джун с детьми задержалась бы на недельку в Нью-Йорке, чтобы с ними пообщаться… Но как только приехал Майкл, Джун умчалась вместе с ним во Флориду. Как видим, она ну оч-чень сильно старалась «оторвать Джорди от Майкла»…

Кроме того, я представляю себе ситуацию, как она жалуется братьям, что не может оторвать Джорди от Майкла — при этом живя в отеле, оплаченном Майклом, сидя в одежде, оплаченной Майклом, в золотых с рубинами украшениях, купленных Майклом, дожидаясь, когда назавтра Майкл приедет, чтобы поехать с ним во Флориду, где они будут жить несколько дней в одном номере!

В день этого ужина с братьями был День отца, когда Джорди отказался звонить своему отцу — он не разговаривал с отцом с того дня, как они поссорились из-за того, что Эван требовал прекратить общение с Майклом. Джун пыталась заставить Джордана позвонить отцу, и, я так понимаю, Джорди в конце концов соврал ей, что он ему позвонил.

В добавок к проблеме с родственниками, и к проблеме с Эваном, в Нью-Йорке еще произошла какая-то загадочная ситуация с лампами. Снеддон спрашивает ее о лампах:

СНЕДДОН: … Что мистер Джексон сказал о той ситуации?

О. «Почему мы не можем быть семьей? Почему ты возражаешь против того, чтобы Джордан был со мной? Почему мы не можем быть семьей? Почему ты мне не доверяешь?». Его расстроило то, что я хотела своего сына обратно, что я… что мне не нравилась эта ситуация. Это выходило из-под контроля.

То есть, казалось бы, целый воз проблем, и во всех проблемах виноват Майкл! Но это никак не помешало Джун поехать вместе с таким проблемным Майклом во Флориду, а затем, сразу оттуда — снова к Майклу на ранчо.

Снеддон, ход-во 1108: «23 июня 1993 года Чандлеры и Джексон поехали из Нью-Йорка во Флориду. Затем [30 июня] они перелетели в Санта-Барбару на частном самолете. Когда они приехали на ранчо, Джордан отправился сразу в комнату Майкла.»

Плюс ко всему, именно из Нью-Йорка Джун говорила по телефону с Эваном и сообщила ему, что она с детьми в августе поедет вместе с Майклом в турне.

Подведем итог:

Джун намекает, что в Лас-Вегасе Майкл ВЫНУДИЛ ее согласиться на совместное спанье Джорди с Майклом — но сразу же после этого наша бедняжка поехала к Майклу на ранчо и пригласила его к себе домой ночевать.

Джун намекает, что во Флориде ей не нравилось, как Майкл влияет на Джорди — но сразу же после этого она снова едет к нему на ранчо, он ночует у нее дома, а через две недели она едет с ним в Монако.

Джун намекает, что в Монако «ситуация ухудшалась» — но сразу же после этого она снова ездит к Майклу на ранчо и он ночует у нее дома.

Джун намекает, что в Нью-Йорке «ситуация выходила из-под контроля» — но сразу же после этого она едет с ним на несколько дней во Флориду, и прямиком оттуда едет в Неверленд.

И заметьте, во всех этих случаях, она только НАМЕКАЕТ. Она ни разу не сказала прямо: что именно «ухудшалось», что именно «выходило из-под контроля» и как конкретно с этим связан Майкл.

Снеддон умело руководит ее ответами, полагаясь на богатую фантазию слушателей. Джун говорит: «ситуация ухудшалась» — и слушатели додумывают сами, что именно и как именно это могло происходить. Об этом и говорила Афродита Джонс, когда сказала: «Я читала между строк, и показания Джун произвели на меня впечатление». Афродита льстит себе. Это не чтение между строк, это — фантазия. Это обычное додумывание того, чего на самом деле НЕ БЫЛО СКАЗАНО.

Чтение между строк —  то когда берешь ФАКТЫ, и смотришь, как эти факты логически между собой связаны. А факты таковы, что ни один чих в поведении Джун не указывает на то, что она хоть в какой-то момент времени, хоть на секунду была недовольна общением Джорди с Майклом. Наоборот, они всей семьей прилипли к Майклу, как пиявки, и ездили с ним везде, где только могли.

На этом разбор показаний Джун заканчиваю. Дальше в ее показаниях обсуждается гражданский иск, а там разбирать нечего, поскольку она уверяет нас, что из всей многомесячной нервотрепки с иском ПО ПОВОДУ ДОМОГАТЕЛЬСТВ К ЕЕ СЫНУ, она помнит, собственно, только одно: что она в результате всего этого получила деньги.

Страниц: 1 2 3 4

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: