Анализ показаний Джун Чандлер.

Пойдем теперь с самого начала показаний Джун, в том порядке, в котором события происходили по хронологии.

В ее показаниях есть четыре вида противоречий:

1) абсурдные «ошибки» с датами — когда про одни и те же события она то называет верные даты, то внезапно «ошибается» без какой-либо логики на несколько месяцев. Например, она помнит, что в День отца (20 июня) она с детьми находилась в Нью-Йорке (на свадьбе брата), помнит, что поездка во Флориду (сразу после Нью-Йорка) была в июне, но когда ее спросили о том, когда была эта свадьба, она ответила, что «в сентябре».

2) странные провалы в памяти. Например, она отвечала, что помнит, как помогала Фельдману составлять гражданский иск, как встречалась для этого с Фельдманом в его офисе, как поддерживала сына во время судебной тяжбы, помнит переговоры о мировом соглашении, помнит, как Фельдман показывал и объяснял ей мировое соглашение, и как она его подписывала — но при этом говорит, что не помнит, кто подал жалобу о домогательствах, кто подавал в суд гражданский иск, и называет абсурдные даты того, когда было подписано мировое соглашение и когда она получила по нему деньги.

3) сильные расхождения ее показаний с показаниями Джорди (т.е., с заявлением Джорди от 28 декабря 1993 года, записью его беседы с Гарднером и книгой Рея Чандлера),

4) расхождения показаний Джун с тем, что прокурор Снеддон наобещал суду насчет ее показаний в ходатайстве 1108.

Знакомство Чандлеров с Майклом Джексоном:

Они познакомились в мае 1992 года, о чем мы знаем из показаний многочисленных свидетелей, в том числе из книги Рея Чандлера и из заявления Джорди Чандлера. В конце июня 1992 года Майкл уехал в турне «Дэнджерос», и его не было в США до октября 1992 г. Так что познакомиться «в конце лета 1992 г», как говорит Джун на суде, они никак не могли. Но здесь важнее то, что показания Джун сильно расходятся с показаниями Джорди:

В (Снеддон). Не расскажете ли вы леди и джентльменам присяжным, где это произошло?

О. Это произошло на месте работы моего бывшего мужа, «Рент-а-Врек».

(…)

В. И было ли… вы помните хотя бы приблизительно, когда это произошло?

О. Это было летом 1992 года. В конце лета.

В. Вы находились на… на месте работы вашего мужа, когда там появился Майкл Джексон?

О. После того, как он появился, да.

В. Окей. Вы получили от кого-то телефонный звонок?

О. Да, от моего бывшего мужа [Дэвид Шварц].

(…)

В. Значит, вы получили телефонный звонок и после этого поехали на его место работы?

О. Да.

В. А относительно вашего сына Джордана, Джордан поехал с вами?

О. Да.

В. Мистер Джексон был там?

О. Да, был.

В. А помните ли вы, как долго вы были в тот день с мистером Джексоном и Джорданом?

О. Недолго. Пять минут. Десять минут.

В. И было ли… обменялись ли вы в тот день какой-либо информацией с мистером Джексоном?

О. Да.

В. И что это было?

О. Я сказала: «Если вы захотите повидаться с Джорди, или если он может вам позвонить, или если вы захотите поговорить с ним, вот наш номер, и вы можете ему позвонить».

В. И вы дали номер мистеру Джексону?

О. Да, дала.

Подытожим, что она тут рассказала: Дэйв Шварц, который на тот момент еще был ее мужем, позвонил ей и сказал ей приехать к нему на работу, чтобы познакомиться с Майклом Джексоном. Она приехала с сыном (вероятно, и с дочерью). Джун разговаривала с Майклом 5-10 минут. Она сказала Майклу: «Если вы захотите повидаться с Джорди, или если он может вам позвонить, или если вы захотите поговорить с ним, вот наш номер, и вы можете ему позвонить». И вручила Майклу номер своего домашнего телефона.

Вот, что говорил об этом событии его очевидец Мел Грин (в интервью для статьи Мэри Фишер): «Это было похоже на то, что она навязывала ему своего мальчика, — рассказывает Грин. — Я думаю, Майкл чувствовал, что он чем-то обязан мальчику, так всё и началось».

А вот, что сказано об этом событии в заявлении Джорди Чандлера:

«2. Примерно в мае 1992 года я снова встретил Майкла Джексона в офисе фирмы моего отчима «Рент-а-Врек». Мой отчим позвонил мне и сказал мне, что в офисе «Рент-а-Врек» находится Майкл Джексон, и что мне стоит зайти и повидаться с ним…».

Заявление создает впечатление, что на этой встрече был один только Джорди. Его мать Джун здесь вообще не упомянута. Если заявление Джордана Чандлера лжет ДАЖЕ об обстоятельствах его знакомства с Майклом, то можно ли верить всему остальному? Особенно, если на «все остальное» приклеен ценник в 30 миллионов долларов?

Точно также лгал и прокурор Снеддон в своем ходатайстве 1108, где он излагал для судьи, что именно расскажут присяжным его свидетели из 1993 года. Он создал впечатление, что в офисе Шварца беседовали только Джорди и Майкл:

Добавьте описание

«Майкл Джексон впервые встретил Джордана и Джун Чандлер в 1992 году, когда его лимузин сломался в Малибу. Офис мистера Шварца находился неподалеку, и он предоставил Джексону машину. Джордан присутствовал и обменялся телефонными номерами с Джексоном».

Очевидно, Снеддон даже не побеспокоился о том, чтобы уточнить у Джун эту информацию. Ведь, как она сказала в суде, Снеддон ВПЕРВЫЕ разговаривал с ней по телефону только тогда, когда собирался выписать (или уже выписал) ей повестку в суд — то есть, спустя несколько месяцев после того, как он составил это ходатайство.

Первый звонок от Майкла:

В ходатайстве 1108 (см. скриншот выше) Снеддон заявляет, что «Две или четыре недели спустя, в августе или сентябре 1992 года, Джексон позвонил Джордану в дом миссис Чандлер…».

Однако Джун в своих показаниях на суде не говорит ни о каких двух неделях. Она говорит, что Майкл позвонил им не раньше, чем через месяц, а возможно, даже через два месяца:

В (Снеддон). А припоминаете ли вы… для леди и джентльменов присяжных, приблизительно сколько времени прошло после того случая, который произошел на месте работы вашего бывшего мужа, до того времени, когда Майкл Джексон позвонил вашему сыну?

О. Насколько я помню, это случилось через месяц или два после нашей первой встречи с Майклом Джексоном в «Рент-а-Врек».

Когда в декабре 2004 г Снеддон описывал в ходатайстве, что будет говорить Джун Чандлер, он не только не уточнял информацию у Джун (на тот момент он с ней даже еще ни разу не общался), но он даже не заглянул в заявление Джордана Чандлера, где была указана правильная дата знакомства: «май 1992 г».

Кстати, вероятно, что Джун называет дату их первой встречи с Майклом как «август 1992 года» именно из-за этого ходатайства. Снеддон наверняка давал ей его прочитать, чтобы она его придерживалась. Не может быть простым совпадением, что и она, и Снеддон ошиблись тут одинаково. И адвокат Мезеро не оспаривает эту дату, потому что он, видимо, тоже полагался на информацию из ходатайства Снеддона:

В (Мезеро). Первая встреча была приблизительно в августе 1992 года, так?

О. Верно.

Телефонные звонки Майкла из турне:

Снеддон в ходатайстве 1108 не называет количества звонков Майкла из турне (звонки за более чем 7 месяцев, между июнем 1992 г и февралем 1993 года). Снеддон пишет в ходатайстве, что это была «серия звонков».

Джордан Чандлер в заявлении от 28 декабря 1993 года тоже неопределенно утверждает, что было «много звонков»:

«3. …Примерно с мая 1993 года и примерно по февраль 1993 года (когда я впервые провел выходные с Майклом Джексоном в «Неверленде»), я получил от Майкла Джексона много телефонных звонков. … Иногда эти телефонные звонки длились по три часа…».

Джун Чандлер, однако, говорит на суде, что за эти семь месяцев было всего от 8 до 10 звонков — то есть, не чаще, чем раз в месяц — продолжительностью от десяти минут до полутора часов:

В (Снеддон). … сколько раз мистер Джексон звонил вашему сыну Джордану между тем временем, когда мистер Джексон начал звонить вашему сыну и тем временем, когда вы поехали на ранчо Неверленд?

(…)

О. Я сказала бы, от восьми до десяти звонков.

В. … не могли бы вы дать присяжным некоторое представление о том, как долго длились эти разговоры?

О. Это было, наверное, от десяти минут и до часа или полутора часов…

Первое приглашение на ранчо:

Снеддон, Джун и Джордан в своих рассказах, естественно, концентрируются на общении Майкла с Джорданом, и не обсуждают того, что делал Майкл, когда он с ним не общался — а ведь это больше восьми месяцев насыщенной событиями жизни Майкла Джексона, в которых его 8-10 разговоров с Джорди выглядят каплей в океане.

В частности, Чандлеры и Снеддон не затрагивают тему того, что Майкл находился в турне далеко не все время между его знакомством с Чандлерами и первым приглашением на ранчо. С их слов все выглядит так, будто Майкл пригласил Чандлеров в Неверленд, как только вернулся из турне. Однако Майкл возвращался в США и находился дома в октябре и ноябре 1992 года (когда он и познакомился с Лизой-Мари Пресли). Чандлеры даже не в курсе, что он возвращался в США. Окончательно Майкл вернулся из первой половины турне в начале января 1993 года, а Чандлерам он позвонил с приглашением впервые только в середине февраля 1993 года.

Судя по беседе с Гарднером, Джорди думал, что Майкл позвонил ему, как только вернулся:

Джорди: … потом он уехал в тур в июне и вернулся то ли в начале февраля, то ли в конце января.

Гарднер: Так значит, в этом временном отрезке во время телефонной стадии с мая 1992 г по конец января 1993 г, он был в туре?

Д: Кроме (неразборчиво) мая, и я бы сказал, июня.

Г: А сколько длился тур?

Д. Примерно с июня по февраль.

На суде Джун не особо затрагивает тему возвращения Майкла из турне, зато она отлично помнит, в каком месяце они впервые посетили Неверленд — с ее-то «забывчивостью»!

В (Снеддон). Помните ли вы, что в какое-то время посещали ранчо Неверленд?

О. Да, помню.

В. Помните ли вы приблизительно, когда это случилось?

О. Насколько помню, примерно в феврале.

В. Какого года?

О. 1993.

В. 1993?

О: Да.

Но отвечая на тот же самый вопрос Мезеро, она уже якобы гораздо менее уверена в дате:

В (Мезеро). Окей. И когда, вы думаете, состоялась следующая встреча?

О. Наверное, может быть, в феврале.

По-разному она отвечает и на вопросы прокурора и адвоката о том, каким образом Майкл их пригласил:

В (Снеддон). Как получилось, что вы и Джордан поехали на ранчо Неверленд в первый раз?

О. Мы были приглашены поехать в Неверленд, потому что во время тех разговоров Майкл Джексон сказал: «Не хотите ли вы приехать? Когда я вернусь из турне». Я думаю, он был в европейском турне, и он сказал, что мы можем приехать к нему в гости…

Здесь она напрямую цитирует слова Майкла, и похоже, это Майкл сказал ЕЙ САМОЙ.

Но на допросе адвоката Мезеро она позаботилась о том, чтобы сказать, что Майкл пригласил ЕЕ СЫНА — хотя показательно, что она говорит это не прямым текстом (Майкл сказал моему сыну…), а туманной фразой: «Через телефонный разговор…»:

В (Мезеро). Окей. И еще раз, как произошла та встреча? Кто кому позвонил?

(…)

О. Через телефонный разговор с моим сыном. И он… и Майкл Джексон пригласил нас в Неверленд.

Первое посещение ранчо Неверленд (12-14 февраля):

Отвечая на вопросы прокурора и адвоката, Джун очень подробно рассказывает об их первом посещении ранчо: что она поехала туда с сыном и дочерью на машине, сама была за рулем, что изначально они не планировали там ночевать, но Майкл пригласил их остаться, что они ночевали в гостевом коттедже, что Джорди, видимо, еще оставался с Майклом, когда она и Лили уже пошли спать в коттедж, после чего Джорди вернулся к ним и постучал в дверь коттеджа. Она помнит, как они катались на аттракционах и смотрели фильмы, что Майкл веселился вместе с ними.

Отвечая на вопросы Снеддона, она уверенно отвечает, что в это первое посещение Неверленда Майкл возил их в магазин игрушек «Тойз-ар-Ас»:

В (Снеддон). В течение того времени, что вы были там в этот первый визит, вы помните, поехали ли вы с мистером Джексоном в магазин под названием «Тойз-ар-Ас»?

О. Да.

В. Вы можете рассказать нам об этом?

О. Кажется, это было после закрытия, после того, как «Тойз-ар-Ас» закрылся, и Майкл сказал: «Джорди и Лили, мы едем в магазин покупать игрушки, вы купите игрушки». Так что мы поехали, и…

В. Когда вы говорите «мы поехали», кто эти «мы»?

О. Поехали Лили, Джорди, Майкл и я. И они веселились. Они ходили по магазину, и Майкл купил им множество всего. Они сами что-то выбрали, и им надарили много отличных подарков от «Тойз-ар-Ас».

Но когда адвокат спрашивает Джун о том же самом, память ее внезапно подводит, и она становится уже гораздо менее уверенной в своих воспоминаниях:

В. Окей. Когда вы ездили в «Тойз-ар-Ас» с Майклом Джексоном?

О. Это могло быть в первый визит или второй визит.

Ей незачем что-то скрывать по этот магазин игрушек, просто она «стелит себе соломки», пытаясь создать впечатление, что в целом плохо помнит события — она понимает, что в дальнейшем ей на многие вопросы придется отвечать: «Не помню».

Второй визит в Неверленд — 19-21 февраля:

То же самое происходит и когда она говорит о втором посещении Неверленда: на вопросы прокурора она отвечает четко, а в ответах на вопросы адвоката вдруг появляются «наверное» и «может быть»:

В (Снеддон). И когда вы поехали туда во второй раз… (…) . Насколько вы помните, был ли кто-нибудь еще в лимузине с мистером Джексоном? (…) …был ли кто-нибудь еще в лимузине, помимо мистера Джексона и вас троих?

О. Да, там был Бретт Барнс.

Но с адвокатом она уже не так уверена:

В (Мезеро). Окей. Вы говорили, что встречали человека по имени Бретт Барнс в Неверленде, так?

О. Верно.

В. Вы знаете, когда вы впервые его встретили?

О. Это могло быть, когда мы поехали в Неверленд во второй раз.

Третий визит в Неверленд, примерно 24-28 февраля:

Отвечая на вопросы прокурора, Джун говорит и о третьем, и о четвертом визите, а позже она даже упоминает «пятый» и «шестой».

После обсуждения второго визита, Снеддон спрашивает ее:

В (Снеддон). Так, а был ли у вас случай снова поехать на ранчо Неверленд-Вэлли?

О. Да.

В. А вы помните приблизительно, сколько времени прошло между вторым визитом и третьим визитом?

О. Это могла быть неделя. Выходные.

В. А когда вы поехали на ранчо в этот третий раз, присутствовал ли мистер Джексон?

О. Да, он был.

Но когда тот же самый вопрос о третьем визите ей задает адвокат, Джун не хочет обсуждать третий и остальные визиты на ранчо, а стремится сразу перейти к поездке в Лас-Вегас:

В (Мезеро). После вашего второго визита в Неверленд, у вас было дальнейшее общение с Майклом Джексоном?

О. Да.

В. И пожалуйста, объясните, каково было это следующее общение.

О. Я не знаю, было ли это то, что мы снова поехали в Неверленд или в поездку в Лас-Вегас.

Только что, беседуя со Снеддоном, она это отлично знала, а теперь, на допросе адвоката, вдруг перестала знать?

Но гораздо позже, когда адвокат Мезеро стал спрашивать про братьев Кассио, она внезапно вспомнила, что действительно, до поездки в Лас-Вегас, были и третий, и четвертый визиты:

В (Мезеро). Вы упоминали детей из Нью-Джерси, которых вы встретили в Неверленде, так?

О. Верно.

В. Скажите еще раз, кто они?

О. Фрэнк и Эдди Кассио.

В. Окей. Вы когда-либо встречали их родителей?

О. Нет.

В. Когда вы впервые увидели их в Неверленде?

О. Я не помню. Мог быть третий визит в Неверленд. Или четвертый визит.

Почему же Джун сначала не хотела обсуждать с Мезеро никакие визиты на ранчо после второго, а хотела пропустить целый месяц и сразу перейти к поездке в Лас-Вегас?

Просьбы Джордана о ночевках в комнате Майкла:

Вот в этой сатье: «А был ли Вегас?» я доказываю, что Джун разрешила Джордану ночевать в комнатах Майкла в их четвертый визит, когда там же ночевали братья Калкины и Уэйд Робсон. Конечно, для твердого и окончательного доказательства этого факта нам пока не хватает прямого или косвенного подтверждения еще хотя бы от одного человека.

Однако то, КАК Снеддон спрашивает Джун о ее запрете сыну ночевать в комнатах Майкла, косвенно подтверждает, что после их третьего визита на ранчо она против этого больше не возражала:

В (Снеддон). В какое-то время в течение одного из этих трех визитов на… этих трех визитов, которые вы описали присяжным, просил ли ваш сын позволить ему спать в комнате Майкла Джексона?

О. Да…

(…)

СНЕДДОН: А вы помните, во время какого из визитов он стал просить?

О. В третий визит.

В. А вы позволили ему это сделать?

О. Нет, не позволила.

Здесь Снеддон спрашивает, в какой из визитов Джорди начал об этом просить, и Джун отвечает, что в третий, и что в этот третий визит она этого не позволила.

Третий визит был примерно 24-28 февраля, когда на ранчо гостили братья Кассио. Фрэнк Кассио в своей книге подтверждает, что Джорди действительно в тот раз в комнатах Майкла не ночевал. Из книги Фрэнка Кассио:

«Позже той ночью разговор зашел о Джорди, который ночевал с мамой и сестрой в гостевых бунгало. Я сказал: «Он очень классный! Когда в следующий раз приедешь в Нью-Йорк, приводи его к нам в гости». «Да, надо взять его с собой в Нью-Йорк, он там никогда не бывал», – ответил Майкл. «А почему Джорди не ночует с нами?» – спросил я. «Не знаю. Джорди у меня никогда не остается», – пожал плечами Майкл».

На вопросы адвоката Джун тоже отвечает, что Джордан начал проситься ночевать в комнатах Майкла примерно в третий визит. При этом она добавляет, что «там, на ранчо всегда были мальчики, и они оставались в его комнатах, а ему [Джордану] почему нельзя?»:

В (Мезеро). Когда был первый раз, когда ваш сын Джордан спросил, может ли он ночевать у Майкла Джексона?

О. Я сказала бы, начиная с третьего визита в Неверленд, второго или третьего визита в Неверленд, потому что там всегда были мальчики и они оставались в его комнатах, а ему почему нельзя? И вот тогда он начал просить.

Мезеро, однако, подметил странность: в рассказах Джун о первом, втором и третьем визите, на ранчо вовсе не было «много мальчиков». И он подробнее допрашивает ее об этом:

В (Мезеро). Вы видели много детей в Неверленде во время вашей первой поездки?

О. Нет.

В. Вы видели много детей в Неверленде во время вашей второй поездки?

О. Нет.

В. Сколько других детей в Неверленде вы видели в свою первую поездку?

О. В первую поездку не было других детей.

В. Сколько детей в Неверленде вы видели в свою вторую поездку?

О. Одного.

В. В третью поездку?

О. Третья… Фрэнк и Эдди Кассио.

В. Еще какие-нибудь дети в третью поездку?

О. Мог быть еще Маколей Калкин.

Она добавила Калкина «до кучи», но мы знаем, что Калкина не было, когда там ночевали братья Кассио — едва ли Фрэнк Кассио, рассказывая об этих днях в своей книге, смог бы забыть про Мака Калкина.

Так что, когда Джун говорит про «ВСЕГДА много мальчиков», она думает уже про четвертый визит на ранчо, когда там были и братья Калкины, и Уэйд Робсон.

Когда Мезеро стал спрашивать ее о Калкине, возник и четвертый, и пятый визит на ранчо, о которых Джун изначально хотела умолчать:

В. Когда вы в следующий раз видели Маколея Калкина в Неверленде?

О. В четвертый или пятый визит.

В. Был ли там кто-либо из его семьи, вы знаете?

О. Его братья были там.

(…)

В. Вы знаете, его родители приезжали в Неверленд?

О. Его отец приезжал в Неверленд вместе с Маколеем.

А вот Снеддона «почему-то» не интересовали никакие визиты Чандлеров на ранчо после третьего. Хотя именно после третьего визита там «было много мальчиков», и Снеддону было бы где разгуляться. Но в вопросе о ночевках Джорди он скромненько остановился на третьем визите:

В (Снеддон). Вы заметили… я, возможно, не спросил это в отношении третьего визита, но вы сказали, что по крайней мере во время первого визита Джордан спал с вами в вашем гостевом коттедже, верно?

О. Верно.

В. Во второй визит, спал ли Джордан с вами в вашем гостевом коттедже?

О. Да.

В. А в третий визит, спал ли Джордан с вами в вашем гостевом коттедже?

О. Да, спал.

Всё! На этом Снеддон вопросы о ночевках на ранчо прекратил. Где Джорди ночевал в остальные визиты на ранчо до поездки в Лас-Вегас 28 марта — это Снеддона как-то не заинтересовало.

А вот Уэйд Робсон в своих показаниях сказал, что, когда он, Уэйд, был на ранчо без своей матери, Джорди Чандлер ночевал вместе со всеми в комнатах Майкла. Как мы вычислили в посте «А был ли Вегас?», это произошло в начале марта, ДО поездки в Лас-Вегас. Это был четвертый визит Чандлеров на ранчо.

Могло ли быть простым совпадением то, что Уэйд Робсон сказал о ночевке Джорди в комнатах Майкла (в четвертый визит, в начале марта), и то, что Снеддон не спрашивал у Джун о ночевках на ранчо в другие визиты, после третьего? Не думаю. Похоже, Снеддону было известно, что Джорди ночевал в комнатах Майкла еще до Лас-Вегаса.

И тот разговор, о котором Джун в своих показаниях и Джорди в беседе с Гарднером говорят, что он произошел в Лас-Вегасе, на самом деле произошел не в Лас-Вегасе, а в Неверленде, в четвертый визит Чандлеров.

В первый визит на ранчо были только Чандлеры и Майкл, и Джордану даже не пришло в голову остаться у Майкла — он вернулся в коттедж к матери. Во второй визит на ранчо был Бретт Барнс, который ночевал в комнатах Майкла, и вот тут Джорди впервые захотелось такой же чести. В третий визит на ранчо были Эдди и Фрэнк Кассио, которые тоже ночевали в комнатах Майкла, и в этот визит Джорди стал проситься туда, но Джун не позволила. В четвертый визит, когда на ранчо было «много мальчиков» — братья Калкины и Робсон — Джорди уже, видимо, стал психовать, и вот тогда Майкл и пришел в коттедж к Джун и просил ее разрешить Джорди ночевать там, «ГДЕ ХОЧЕТ ДЖОРДИ». И она разрешила.

Не случайно, когда Джорди рассказывает об этом Гарднеру (но говорит о Лас-Вегасе), он говорит так: «И он [Майкл] пришёл…» (He came…). «ПРИШЁЛ», а не «ПОШЁЛ». То есть, пришёл к ним в коттедж. В Лас-Вегасе они жили в одном номере, и было бы странно сказать «пришел», если бы Джорди с Майклом вместе вернулись в отель для этого разговора.

Джун в своих показаниях тоже говорит, что этот разговор был в Лас-Вегасе, однако в этом разговоре непонятно откуда взялись другие «дети» и «мальчики»:

В (Снеддон). Хорошо. Расскажите присяжным, что он сказал.

О. Он сказал: «Ты мне не доверяешь? Мы семья. Почему ты это делаешь? Почему ты не позволяешь Джорди быть со мной?» А я сказала: «Он с тобой». Он сказал: «Но в моей комнате. Почему не в моей комнате? Мы засыпаем, дети веселятся. Мальчики…»

Другие «дети» и «мальчики» в этом разговоре могли появиться, только если этот разговор был именно о том, что Джордану хотелось быть в комнате вместе со всеми детьми и мальчиками — то есть, в четвертый визит на ранчо.

Верно ли, что Робсон ночевал вместе с Джорди Чандлером в комнатах Майкла именно в четвертый визит:

Сама Джун говорит даже, что это мог быть третий визит:

В (Снеддон). Вы помните, когда это было, что вы встретились с Уэйдом Робсоном?

О. В одну из поездок в Неверленд.

В. И вы помните приблизительно, в какой из визитов это могло быть или в каком месяце это было, что вы встретились с этими людьми?

О. Это мог быть мой третий визит в Неверленд.

Это не мог быть третий визит, потому что в третий там были Кассио. Но то, что Джун относит встречу с Робсонами на такой ранний срок, означает, что это точно было до Лас-Вегаса.

В (Снеддон). Вы встречались с ними более одного раза?

О. Я встречала Уэйда более одного раза, да.

В. А сколько раз вы встречались с Джой Робсон?

О. Один.

В. Один раз?

О. Насколько я помню.

В. Были случаи, когда Уэйд Робсон был там, а его матери там не было?

О. Верно.

Значит, она видела Уэйда несколько раз, а Джой — только один раз. О том, когда она видела Джой, ее спрашивает адвокат Мезеро:

В. Окей. Вы сказали, что встречали человека по имени Джой, так?

О. Верно.

В. Когда вы впервые встретили Джой?

О. Позже, в… может быть, в мае. В апреле или мае.

В. И где вы ее встретили?

О. В Неверленде.

(…)

В. Окей. И что вы вместе с ними делали?

О. Мы ужинали вместе с Джой, и разговаривали. И с Уэйдом, если мы шли… если мы смотрели кино, я думаю, он тоже был с нами.

Значит, Джун хорошо помнит свою единственную встречу с Джой в апреле или мае.

В своих показаниях от 6 мая 2005 года Джой Робсон отвечает на вопросы прокурора о ее показаниях, которые она давала в 1993 году:

В (Снеддон). Джордан Чандлер был на ранчо Неверленд-Вэлли в то же самое время, как и ваш сын, верно?

О (Джой Робсон). Мы были там все вместе в одни выходные.

В. Окей. А вы помните, как давали показания о ситуации, в которой ваш сын Уэйд был расстроен, потому что Джордан Чандлер будет ночевать в комнате Майкла Джексона, а Уэйд должен был ночевать с вами в гостевом коттедже?

В. Я этого не помню. Я помню, что читала это в своих показаниях, но я не помню, чтобы он был расстроен.

О. Может, я использую другое слово. Разочарован?

В. Возможно.

О. Но вы помните этот случай?

В. Нет.

Забавно, что в фильме «ПН» Робсон не припомнил такого момента, и не развел демагогию о том, как Майкл заменил его на Джорди. На самом деле, конечно, Уэйд мог остаться ночевать с матерью просто потому, что, например, приболел. Или, например, потому что на следующий день им нужно было рано вставать. Или просто мать соскучилась по сыну. Интересно, что прокурор не стал спрашивать ее о причинах такой ночевки — видимо, прокурор знал о причинах (скорее всего эти причины были изложены в ее показаниях от 1993 г), и эти причины были ему не выгодны.

Однако нас сейчас интересует другое: когда Джун Чандлер видела Уэйда Робсона во второй раз — в апреле или мае — то Уэйд в тот раз ночевал в гостевом коттедже со своей матерью Джой Робсон. А значит, когда Джун говорила о Робсонах в третий визит на ранчо, она говорила именно о визите Уэйда Робсона одного, без матери.

И именно о своем визите на ранчо без матери Уэйд Робсон 5 мая 2005 года давал показания прокурору Зонену и сказал, что он тогда ночевал в комнатах Майкла вместе с Джорди:

В (Зонен): Сколько раз вы встречались с Джорди?

О (Уэйд Робсон): Один раз.

В: Только один?

О: Я помню только один, да.

В: А вы проводили ночь вместе с Джорди?

О: Да, мы все ночевали в комнате Майкла.

В: Вы сказали «мы все ночевали». Там были другие люди, кроме Джорди?

О: Да, там был Маколей Калкин и его брат Киран Калкин.

Как видите, в 2005 году Робсон ничего не помнил о том случае, когда Джорди ночевал в комнате Майкла Джексона, «а Уэйд должен был ночевать с [матерью] в гостевом коттедже». Он даже не помнит, что встречался с Джорди в этот второй раз в апреле или мае, хотя они и ужинали вместе, и смотрели кино. Забыл бы он о таком, если бы действительно испытывал к Майклу те чувства, о которых он врет в фильме «ПН»?

Зато он помнит, что Джордан Чандлер ночевал вместе с ним в тот раз, который сама Джун Чандлер назвала «третьим визитом». Так что история Чандлеров о том, что Джорди впервые ночевал вместе с Майклом только в Лас-Вегасе — ложь.

Страниц: 1 2 3 4

Create a website or blog at WordPress.com Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: